Люди

Наталья Рыжова: Создание коллекции — наполовину творчество, наполовину бизнес

Дизайнер Наталья Рыжова — выпускница знаменитого колледжа Сент-Мартинс и автор коллекции «Алиса в стране чудес» для бренда детской одежды Тails and Tales. О том, как судьба привела Наталью из Москвы в Лондон (через Гонконг и Лос-Анджелес), и о том, как Наталья нашла свою нишу на модном рынке, читайте в нашем интервью.

RG: Давай начнем издалека. Откуда ты родом?

Наталья Рыжова: Я родилась в Самаре. Все мое детство прошло в разъездах. Мой папа — Сергей Александрович Рыжов — был военным врачом. Сейчас он врач-кардиолог, работает в Москве в клинике при делах президента. Мама тоже врач, но она посвятила себя скорее семье, а не карьере.

RG: Очень часто дети медиков идут по стопам родителей. В кого же ты тогда? В твоей семье есть люди творческих профессий?

НР: У меня бабушка дизайнер! Имеенно от нее мне передались любовь к дизайну и первые навыки. Когда мне было 10 лет, меня отправили в Ростов-на-Дону к бабушке. У нее была старая швейная машинка, и мы постоянно что-то вместе шили и мастерили. А в 13 лет меня с сестрой отправили жить в подмосковную Дубну. С понедельника по пятницу мы жили одни, а родители приезжали к нам каждые выходные.

RG: Ты наверное была очень самостоятельной…

НК: Да, я вообще была необычным ребенком. Вместо школьных занятий я «летала» по Москве, наслаждаясь невероятной свободой, вращалась в творческих кругах: дружила с Соней Батуриной, Рустамом Гаджиевым, Александром Маслаевым, писала стихи и мечтала поступить во ВГИК.

RG: И поступила?

НК: Это целая история. Я прошла все конкурсы и собеседования на операторский факультет, но этого оказалось недостаточно… Меня попросили заплатить. Денег у меня не было. Тогда я обиделась на весь мир и решила уехать в Питер. Примерно в то же время мой друг собирался поступать в United World Colleges. Таких колледжей во всем мире 14, находятся они в разных странах и предлагают короткие образовательные программы для интернациональных студентов. Друг предложил мне за компанию отправить заявку. Я прошла первый тур, но после печального опыта с ВГИК не могла отделаться от мысли, что сейчас и здесь попросят заплатить. Это был конец 90-х, коррупция в самом разгаре. Однако, ничего такого не произошло, я даже победила во втором туре. Всего их было три.

RG: Ты сильно волновалась перед последним туром?

НК: Нет, я была уверена, что третий тур я точно не пройду. Заключительное собеседование должно было быть на английском языке. А по-английски я не говорила вообще! Но… женщина на собеседовании была русская и она меня ни слова не спросила по-английски. Уже потом, когда я приехала на обучение в Гонгконг, я нашла ответы на свои вопросы. Другие студенты тоже не говорили на английском языке. Считалось, что, если ты прошел отборочную систему, то английский точно освоишь. Это был удивительный интернациональный колледж. Уже через 6 месяцев я учила английскому языку китайцев.

вв

RG: Как тебе жилось в Гонконге?

НК: Я быстро освоилась, сразу же сдружилась с русским клубом. За два года Гонконг дал мне очень многое — там я ощутила полную свободу, познакомилась с будущим мужем, познала на практике, что такое благотворительность. Вместе с другими студентами я участвовала в благотворительном проекте SOS для детей-сирот в Шри-Ланке. Тогда мне было 16 лет, и это сильно изменило меня. С тех пор я постоянно занимаюсь благотворительностью. Мне не все равно. Мне хочется что-то менять.

RG: А что тебе хочется изменить сегодня?

НК: Мой последний благотворительный проект был посвящен сбору средств на восстановление эстрады в районе Бекенхем, где в 1969 году выступал Дэвид Боуи. Песня Memory of a Free Festival посвящена именно тому фестивалю в далеком 69-году. Вместе с командой волонтеров 16 августа 2014 я организовала музыкальный фестиваль, который состоялся в том же месте, где 45 лет назад выступала будущая рок-звезда. Дэвид Боуи выслал нам вещи из личного архива, которые мы выставили на аукцион. Все собранные средства уйдут на восстановление исторической площадки.

RG: А как ты попала из Гонконга в Лос-Анджелес?

НК: Я поступила учиться в Marymount College на бакалавра. Сказала бойфенду в Гонконге гуд-бай и уехала в Америку, где полностью сконцентрировалась на учебе и новых проектах.

RG: А дальше был Лондон и знаменитый Сент-Мартинс…

НК: Бойфренд, которого я оставила в Гонконге, регулярно навещал меня в Америке. На очередных каникулах он предложил руку и сердце и предложил уехать жить в Англию. Я перевелась в Сент-Мартинс на курс BA (Hons) Fashion Design Womanswear к тем преподавателям, у которых учились Alexander McQueen, Stella McCartney, Galliano.

ии

НК: Как проходит студенческая жизнь в одном из самых престижных учебных заведений мира?

НК: В Сент-Мартинс есть tutors, а не teachers. Они не ставят оценки, они поощряют удачно сделанные работы и подталкивают к созданию собственных проектов. Все стараются засветить свое имя, показать свою коллекцию, ждать времени нет совсем. Практика начинается с самого первого дня. Тебя посылают на стажировки к известным дизайнерам. Если дизайнер решит использовать в своей работе твою идею, то своего имени ты нигде не увидишь, зато сам будешь очень рад, что тебя заметили. А еще в Сент-Мартинс ценят свободу. Взять год перерыва считается нормальным, потому что у всех студентов собственные проекты. Я тоже брала gap year — работала в компании Bruno Pieters в Антверпене. А вскоре у меня родилась дочь…

RG: Как рождение дочки повлияло на твою карьеру?

НК: Меня всегда тянуло к детской одежде. После окончания Сент-Мартинс перед мной встал выбор — womanswear или childrenswear. А также я искала новые проекты, которые вдохновляли бы меня. Были предложения коммерческого характера, нацеленные на массовое производство, но я их сразу отметала. А потом позвонил Тим (Timothy Charles, основатель «Tails and Tales» – прим. авт.) В телефонном разговоре он упомянул идею story telling, и я как будто услышала свой внутренний голос.

bb

RG: Чем брэнд «Tails and Tales» отличается от других?

НК: Одежда может перевоплотить человека не только внешне, но и внутренне. Это особенно касается детей, им нужна магия и волшебство. На рынке много одежды, которая «перевоплощает» (fancy dresses, костюмы любимых героев мультфильмов и сказок), но она скорее рассчитана на праздники. Мы же задумали создать «праздничную» одежду высокого качества, которую уместно носить каждый день. Так появилась коллекция «Alice in Wonderland».

RG: Расскажи, пожалуйста, подробнее о том, как создавалась коллекция.

НК: Создание коллекции — наполовину творчество, наполовину бизнес. С одной стороны хочется дать волю фантазии, с другой — надо учитывать сроки сдачи, затраты, интересы покупателей, иными словами — помнить о том, что ты создаешь одежду не для галереи, а для магазина. Коллекцию «Алиса в стране чудес» мы создавали с самого нуля в очень короткие сроки. У нас тесная команда — я, Тим и наш замечательный закройщик Маргарита Галагаева. Еще в работе мне очень помогла моя дочь Алина. Ни одна примерка не обошлась без нее! А отшивалась наша коллекция в Румынии.

Alice_dress_DSC4273

RG: Возможно ли, что однажды ты снова захочешь заняться дизайном одежды для взрослых?

НК: Нет, вряд ли. Теперь, когда у меня есть своя семья, она значит для меня все. Моя дочка — мое вдохновение. Я не хочу ничего менять, потому что занимаюсь любимым делом!