Феминисткам на эту выставку лучше не ходить

В Королевской Академии Искусств проходит выставка одного из самых скандальных английских художников поп-арта и ярого врага всех феминисток — Аллена Джонса.

Кто-то в работах Джонса может увидеть откровенное прославление доминирования мужчины над женщиной, а кто-то — желание привнести что-то новое, чего раньше в искусстве не было. Сам Аллен Джонс говорил, что делая свою знаменитую мебельную серию, где полураздетые женщины реальных размеров служат опорой для столов, вешалок  и кресел, его посыл был не шокировать публику, а  показать радикально новый подход к скульптуре и искусству через внедрение женского тела. Это было послевоенное время, и все казалось возможным, вот он и решил рискнуть. Его работы подвергались многочисленной иронии, как на карикатуре на выставку 1970 года Стенли Франклина,  где женские тела в полный рост были изображены как предметы интерьера, и один господин, перепутав реальный женский бюст с пепельницей, был грубо окликнут мужем пострадавшей фразой: «That’s ashtray happens to be my wife!»

Jones, Allen, ashtray cartoon, Franklin, 1970

Выставка открывается этими работами, но лишь с использованием скульптур женщин европейской наружности и никаких афроамериканок — сразу чувствуется, какую тонкую грань не хотели пересекать кураторы. Кто из нас не помнит знаменитый скандал с фотографией коллекционера Дарьи Жуковой, сидящей на кресле в форме афро-американской женщины, опубликованной в интервью для Бюро 24/7 несколько месяцев назад? Шуму было столько, что Бюро только и оставалось, что обрезать фотографию, оставив лишь торчащие ниоткуда ноги женщины, сделав ситуацию более комичной и неудобной, чем она была воспринята изначально.

Этого кресла на выставке нет - кураторы побоялись пересекать грань

Этого кресла на выставке нет — кураторы побоялись пересекать грань

Следующий зал делает акцент на работы 70-80х годов: множество ярких картин, переплетение женских и мужских форм, страсть, желание, скрытые эмоции, яркие краски, тонкие линии, провокация, смешанная с искрящийся жизненной энергией и в то же время глубоким смыслом и невероятными амбициям. Все это создает ощущение праздника и карнавала, который продолжается и  в следующем зале, полным стальных скульптур, обжигающих своей яркостью цветов и экстравагантных движений, раскованностью и свободой.  По словам Аллена Джонса, он рисовал то, что видел на улицах Сити 70-х. Одной из моих любимых работ на выставке стала «hot wire» — эквилибристка, балансирующая на канате с шестом над медленно приближающейся к ней змее. Судя по количеству времени, которое посетители проводили смотря на нее, я думаю, каждый из них не раз ощущал себя на месте эквилибристки. Получилось очень тонко и глубоко.

kate-moss-christies-jhones

Завершающий зал наполнен обнаженными женскими скульптурами, выполненных из стекловолокна. Центром экспозиции является портрет Кейт Мосс в костюме, сделанным специально для какого-то фильма, который так и не увидел свет, зато прекрасно подошел известной модели. По словам самого Аллена Джонса, он всегда отклонял предложения писать портреты, так как мужья хотели, чтобы он отражал их видение работы, но в случае с Кейт Мосс Джонс решил рискнуть, и не зря. Этот портрет стал одним из самых известных работ Джонса. Корсет, полностью закрывающий тело Мосс, стесняющий ее движения и немного душащий ее шею, представляет собой прекрасную аллегорию современной модной индустрии — этот корсет как повседневная реальность, диктуемая модными брендами, в которой женщина находится в рамках стереотипов и недостижимых идеалов внешности.  Шаг вправо — и все, тело будет наружи, баланс нарушен, красота работы исчезнет. Искусство как зеркало реальности, и в данном случае Джонс показал нам, в каких жестких рамках находится женщина, чтобы достичь идеалов красоты.

От выставки остается ощущение незаконченности и повторения, не видно периодов развития и движения. Другой портрет Кейт Мосс, в красном платье в пол, выполнен в той же технике, что и картины 70-х годов. Хотя хотелось увидеть и его сегодняшнее видение Джонса —  какую серию работ ждать, каким будет его следующий шаг?

Выставка заставляет вспомнить слова Чацкого из «Горя от ума»: «A судьи кто?» Кто определяет стандарты в искусстве и есть ли они вообще?

Allen Jones до 25 января в Royal academy (вход с Burlington Gardens).