From Web to Print. Сверхидея и манифест

Полина Хохонова 3 февраля 2015

В интернет-пространстве очень сложно громко высказаться, так как там говорят все, и любой контент тут же тонет в море шума. На информацию, помещенную в диджитал, перестает действовать сила притяжения. Она теряет вес — как в смысле граммов, так и в смысле авторитета. Может быть, по этой причине, английские дизайнеры все больше возвращаются в печать, а каждое уважающее себя дизайн-агенство обязательно выпускает собственный журнал или газету.

Кроме того, в Aнглии происходит целый бум “самиздата”. Лондонский zine-maker под псевдонимом Applecore рассказал, что за последние 15 лет фензин движение превратилось из нишевого во всеоблемлющее, и если раньше на выставки хенд-мейд изданий собиралось максимум сто человек, то теперь это уже тысячи. Как это объяснить: ностальгией, доступностью печатных технологий или протестом против цифровой экспансии?

10960506_796644097077297_1592347444_o
В человеческой жизни информации в чистом виде не существует. Информация — это опыт, который мы получаем с помощью органов восприятия. При общении с миром мы используем некое количество наших “чувств”, от 1 до 5, так как каждый объект требует к себе разного внимания. Секс, например, задействует все пять наших ощущений: зрение, слух, вкус, обоняние, тактильные ощущения. Поездка на мотоцикле — четыре (зрение, слух, обоняние, тактильные ощущения). Интернет-издание задействует нас только визуально, поэтому зачастую оставляет нас равнодушными. А печатный журнал обладает потенцией впечатлить нас гораздо больше, так как его можно разглядывать, щупать, нюхать, слушать шелест страниц.

10958751_796643877077319_1132509200_o

Сегодня журнал — это манифест. В случае с Russian Gap — это заявление о том, что русское сообщество в Англии весомо, достойно внимания и дееспособно. Наступления технологий уже ничем не остановить, но реальность еще достаточно реальна. А создать внутри большой реальности свою, родную, не менее настоящую — это и есть сверхидея нашего журнала.

Для меня как для дизайнера это невероятно интересный проект и опыт. Моя задача — чтобы в визуальном плане журнал был бы так же привлекателен, как и в плане контента. Чтобы страницы были заряжены положительной энергией, а обложка снимала сглаз и порчу.

С вопросом, имеет ли смысл выпускать печатный журнал в сегодняшней реальности,
я обратилась к Александре Кузнецовой, дизайнеру журналов «Сноб» и «Империал Трансаэро», академическому руководителю образовательных программ бакалавриата школы дизайна ВШЭ.

10958120_796643950410645_266847022_o

Александра Кузнецова:
Две вещи, с которыми всегда работает дизайнер, — форма и содержание. В случае с журналом, содержанием всегда была информация новостного характера, даже в случае с литературными альманахами — литературные новинки. С развитием интернета многое изменилось, в том числе в плане характера потребления информации.

Интернет принес высокую скорость потребления информации, укорачивание ее и т.д. Что это значит для журналов? Значит, что в них информация должна быть более тщательно отобрана, отобрана с бОльшим смыслом, со специальным акцентом, с редакторской политикой, авторскими мнениями и т.д. Печатная пресса не может конкурировать с интернетом по скорости, но может конкурировать по качеству. У редакции есть некоторый запас времени на осмысление информации и в определенном смысле — на концептуальный и селективный подход к ее подаче. То есть от журнала ожидается теперь не количество и скорость, а качество, определенный взгляд.

10969204_796643937077313_446472885_o
Это же касается и дизайна. Условно, у команды, производящей ежемесячник, есть некоторый запас времени на изготовление всякого дополнительного визуально «вкусняка»: иллюстраций, леттеринга, изощренной типографики, которая пока не очень нашла свои формы существования в вэбе. Есть время на создание уникального концептуального фото-контента. Журнал будут покупать потому, что в нем есть что-то такое, чего нет в сети, — будь то особое мнение или напечатаные на особой бумаге фото, которые сняты специально для проекта.

Существует тенденция к укорачиванию информации в сети, что, конечно, формирует некоторые новые шаблоны восприятия. Журналы к этому частично начали подстраиваться сразу, эта форма чего-то короткого на полосу дает очень интересные штуки и с точки зрения придумки, организации контента, и с точки зрения его визуальной подачи.

Вся информация в сети носит некий уплощеннный, унификацированный характер, все еще есть ощущение, что все сайты несколько похожи друг на друга

Короткие рубрики, запараллеливание нескольких коротких форм — вполне живущая в журнале вещь. Однако, кроме этого, журналы имеют богатую историю лонгридов и в этом пока они более успешны. Прочитать более-менее объемный материал, будь то аналитика или литература, все еще более приятно на бумаге. Сам формат перелистывания, а значит, разбивания информации на более короткие части, для длинных материалов все еще более удобен на бумаге. Многопоточность – запараллеливание в журнале текста, фото, подверсток, инфографики и т.д. – опять же пока более удачно реализуется на бумаге, в отличие от длинных текстовых «колбас» в сети. Хотя тут интернет скоро догонит.

Вся информация в сети носит некий уплощеннный, унификацированный характер, все еще есть ощущение, что все сайты несколько похожи друг на друга – они относительно одного формата (по сути, формата монитора), одной фактуры — “никакой”, однообразной, пластиковой фактуры монитора. Это несколько нивелирует, уравнивает все публикации в сети. Все-таки несмотря на разницу содержания, мы много воспринимаем через форму медиа (формат, фактура, даже вес и т.п.).

10969191_796643957077311_588671512_o
И тут, конечно, одна из основных тенденций журнального дизайна — всевозможные печатные наворотики и примочки, выбор различных бумаг, постпечатная обработка, и т.д. и т.п. Отчасти журнал превращается из штуки, которую быстро полистал и выбрасил, в предмет коллекционирования или, по крайней мере, становится вещью, которую берут домой, и она там некоторое время живет. Все эти акценты на печатные изыски, конечно, — ответ интернету. Всевозможные вложения, комбинорование бумаг, форматов, лаков и различных способов переплета — все это то, чем журнал отделяется от “никакого”, с тактильной точки зрения, интернета. И я бы этот момент не стала недооценивать. Тактильный голод существует, и нам действительно хочется что-то приятное и новое трогать, невозможно постоянно гладить айфон — он всегда одинаковый.

Ну и наконец (хотя это, конечно, затасканый аргумент) — все говорили о смерти театра с появлением кино… И что? Театр на месте, кино на месте, просмотр кино дома, телевидение — тоже. Ничего страшного, это вроде как разные жанры. Тиражи журналов, конечно уже едва ли будут такими как в начале 20-х в или в послевоенные годы, но как жанр журнал вряд ли умрет совсем (или еще очень не скоро). Нет такого в человеке, что с приходом новых форм старые уничтожаются полностью. Человеку нравится разнообразие, нравится отличаться, поэтому еще долго будут люди, которые сидению исключительно в сети предпочтут полистать журнал.

Прочитать о проекте Russian Gap и поддержать выход русскоязычного печатного журнала можно здесь >>>