Из записных книжек. Блог Джерри Миллера

Джерри Миллер 4 февраля 2015

Я с группой из Израиля стою у мемориала принца Альберта в Кенсингтонских садах и рассказываю про аллегорические скульптурные композиции по четырем его углам:
— Вон там женщина сидит на быке — это Европа. На индийском слоне сидит Азия. Африка сидит на верблюде. А на чем, как вы думаете, сидит Америка?
— На мешке с долларами, — выкрикивает кто-то.

В пешей прогулке с группой архитекторов по финансовому кварталу Лондона я рассказываю о новом поколении небоскребов, которые нельзя разрушить одним таран-самолетом, потому что у них две несущие колонны. Кроме того, эти небоскребы защищены от химических и бактериологических нападений, их в течение нескольких минут можно полностью изолировать от окружающего мира. Один из архитекторов мне говорит: «Слушайте, а зачем Вы нам все это рассказываете? Это на вас тут нападают, а нам в Нижнем Тагиле это не грозит, так что и рассказывать не нужно».

Одна фирма забронировала меня на обзорную экскурсию по Лондону для шести человек. «Как я их опознаю, когда приду за ними в гостиницу?» — Спросил я. «Да все очень просто, они все казахи, вы не перепутаете». Когда я прибыл в гостиницу, у фасада стояло человек двести азиатов, видимо, китайцев. Все ждали посадки на припаркованные тут же туристические автобусы. Что же мне теперь, подходить к каждому и спрашивать, говорит ли он по-русски?

У богатых туристов не достает дисциплины, чтобы быть в одной группе с туристами бюджетными.

Одна из туристок во время экскурсии неожиданно спросила меня, как хоронят людей в Великобритании.
— Как-как, кладут в гроб и закапывают его в землю, — ответил я.
— А не могли бы вы для нас организовать, чтобы мы поприсутствовали на английских похоронах?

Шотландская армия выглядит особенно грозно на сильном ветру.

У меня есть знакомый, который, приезжая в любую страну, с подковыркой спрашивает местного гида, много ли российских туристов умирает там в туристический сезон. В Китае гидесса не поняла вопроса и, будучи идеологически подкованной, ответила: «Много, осень много».

Турист спрашивает гида в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства: «Почему надгробная плита Чарльза Диккенса такая короткая?». Ответ: «Это потому, что он там лежит поджав ноги». (Тут уместно вспомнить самую маленькую могилу Вестминстерского аббатства. Могильный камень драматурга шекспировской поры Бена Джонсона имеет размер 30 х 30 см. Бен Джонсон был похоронен в вертикальном положении, на большее денег не было).

Одна из туристок во время пешей прогулки по Сити отозвала меня в сторону:
— Джерри, а почему вы все время все рассказываете про Лондон, да про Лондон?
— Да мы же в Лондоне с вами, поэтому и рассказываю.
— Ну хорошо, тогда почему вы нам все время говорите, что Лондон самый большой, самый красивый… А у нас Кисловодск, между прочим, ничем не хуже!

Объявление в разделе знакомств эмигрантской газеты: «Хочу мужчину, желательно джентльмена».

Открывающая речь гида в начале обзорной экскурсии:
— У нас сейчас начинается тур «Лондон для начинающих». В следующий ваш приезд будет «Лондон средней продвинутости». Ну, а потом уже «Лондон для тех, кто приехал сюда на ПМЖ».

Перед запуском группы из Израиля в сокровищницу Тауэра я объявляю:
— Через несколько минут вы своими глазами увидите самый большой бриллиант мира, Первую звезду Африки, 530 карат!
— Вы у  нас тоже не хухры-мухры, — говорит мне в виде комплимента стоящая передо мной пожилая дама.

Я рассказываю своим туристам о британских банкнотах:
— С одной стороны всюду изображена королева, а с другой — знаменитые британцы. На 10 фунтах — Чарльз Дарвин, на 20 — Адам Смит…
— Для чего вы нам все это говорите? — перебивает один из группы. — У вас тут все так дорого, что мы деньги толком рассмотреть не успеваем, как их уже нету!

Как-то я работал с семьей: папа, мама и дочка. Экскурсия по городу. Минут через 20 глава семейства (видимо, большая шишка из Краснодара) заявляет, что ему надоело слушать мои указания «посмотрите налево» или «посмотрите направо”, и требует, чтобы я немедленно его высадил из машины. Причем в центре. Он в Лондоне впервые и не знает,  что центр у британской столицы необъятный.
— Где именно вас высадить, — спрашиваю я, — у Биг-Бена, у парка, у музея, у магазина?
— Во-во, у магазина!
— Какого?
— Любого.
Раз уж он такой начальник, высадили его у Харродса.

У Музея садоводства я рассказываю группе из Израиля, что там сейчас проходит Фестиваль лаванды. Одна из туристок спрашивает, что такое лаванда. Я отрываю веточку от растущего рядом кустика, растираю пальцами и подношу к ее носу. «А, у нас так из одёжного шкафа пахнет!» — восклицает она. (Для справки: лаванда – отличное средство от моли).

Я рассказываю группе из Екатеринбурга, что в лондонском Сити никто не живет, но полмиллиона клерков приезжают сюда каждый день на работу.
— А кто такие “клерки”? — Спрашивает меня миловидная девушка.
— Ну, это финансовые служащие,- говорю я.
— Клерк — обидное слово, — говорит она, — так людей называть нельзя!