События

Прогулка по лондонским кладбищам. Блог Джерри Миллера

18 февраля 2015

Если вы раздумываете, чем бы занять выходной день, почему бы не прогуляться по одному из лондонских кладбищ? И не только для того, чтобы навестить могилы великих. В создании городских некрополей принимали участие важнейшие садово-парковые архитекторы викторианской эпохи, многие надгробные памятники можно просто в музей ставить. А пасторальная атмосфера английского кладбища успокаивает издерганную большим городом душу.

Наш рассказ нужно, наверное начать с двух главных усыпальниц британской столицы — Вестминстерского аббатства и собора святого Павла. Оба собора протестантские и оба делят между собой, кого из знаменитых людей хоронить. Так, по традиции, в Аббатстве хоронят королей, ученых и поэтов-писателей, в Сент-Поле — военачальников, художников и архитекторов. Аббатство гордится могилами Ньютона, Дарвина и Диккенса, Сент-Пол — Нельсона, Веллингтона, Тернера и Рена. Есть между этими двумя главными погребальными местами Лондона и еще одно существенное различие: в Аббатстве, соборе средневековом, могилы и памятники перемешаны; где могила, а где памятник может сказать только специалист. А вот в Сент-Поле в основном помещении собора стоят только памятники, а все могилы в крипте, в подземном этаже.

Henry_VII_and_Elizabeth_of_York_tomb_Westminster_Abbey_1512-18

В первой половине XIX века, когда Лондон был самым большим городом мира, возникла острая нехватка мест на церковных кладбищах, и было решено создать вокруг города кольцо из семи больших коммерческих общественных кладбищ (так называемая «Великолепная семерка»), где людей стали хоронить независимо от их религиозной принадлежности. Самое известное из них — Хайгейтское (Highgate Cemetery). Оно же сегодня и самое посещаемое, в первую очередь из-за того, что здесь покоится Карл Маркс. Сегодня поток туристов-коммунистов несколько спал, хотя, скажем, в былые времена всем советским тургруппам приходилось скидываться, покупать букеты цветов и хочешь не хочешь везти их возлагать на могилу вождя мирового пролетариата. Ходили слухи,  что какой-то старичок-троцкист приходит каждый день мыть этот памятник — четырехметровый бородатый гранитный бюст. Также есть слухи, что у подножья памятника постоянно ночует черный кот по кличке «Энгельс».

22388446.MarxsGrave.pbase

Изначально могила Маркса была в непримечательном углу кладбища — как известно, он умер в нищете, на его похоронах присутствовало не более десятка человек. Именно на этой церемонии его ближайший друг и соратник Энгельс произнес знаменитую фразу: «Маркс умер, но дело его будет жить вечно.» Вечно не вечно, но довольно долго. В 1960-ые годы советские представители перенесли останки основоположника научного коммунизма в теперешнее видное место и поставили огромный памятник. Вокруг гробницы Маркса расположены могилы других коммунистических деятелей из стран Третьего мира, а через дорожку стоит надгробье еще одного важнейшего экономического философа XIX века Герберта Спенсера. Эта близость мест вечного упокоения двух философов послужила идеей общественных дебатов в Англии лет 40 назад о том, что важнее для общества — философия Маркса и Спенсера или сеть магазинов готовой одежды Маркс-энд-Спенсер. Тут же вспоминается и старый советский анекдот: “В чем разница между Марксом и Рабиновичем? Маркс — экономист, а Рабинович старший экономист”.

Highgate_Cemetery_West_2

Highgate Cemetery

Хайгейтское кладбище состоит из двух половинок, Восточного и Западного. По Восточному, где покоятся, среди прочих, Маркс, Спенсер, писательница Джордж Эллиот и писатель-диссидент, автор «Бабьево Яра» Анатолий Кузнецов, можно свободно гулять за небольшую плату. При входе вы получите план кладбища со всеми полезными пометками. А второе, Западное кладбище, отделенное от Восточного улицей, доступно для посещения только с гидом и только во время экскурсий, проводимых несколько раз в день. Оно гораздо богаче Восточного, создано в 1836 году видным в те времена архитектором Стивеном Гири, который, кстати, тут же и похоронен. Это впечатляющий некрополь правильной планировки,  склепы и колумбарии образуют сложные ансамбли. Есть здесь галерея-пантеон в древнеегипетском стиле и еще одна, опоясывающая огромный ливанский кедр. Здесь много интересных памятников и семейных захоронений. К примеру, на надгробьи нажившего капитал на азартных играх водителя дилижанса лежат каменные кнут и горн (которым извещают о прибытии экипажа на станцию). Или вот памятник известному боксеру (имеется в виду нелегальный кулачный бой в пабах без перчаток) — эта популярная викторианская забава упоминается в рассказах о Шерлоке Холмсе. На гробовой плите боксера лежит каменное изображение его любимой собаки. На Западном Хайгейтском кладбище спит вечным сном Александр Литвиненко. Здесь в малодоступном месте (надо упросить смотрителя, чтобы туда пройти) похоронен отец электричества Майкл Фарадей. Фарадей скончался за чтением газеты в джентельменском клубе Атенеум на улице Пэл-Мэл — в клубе, который он основал. Здесь также похоронена супруга, модель и муза художника-прерафаэлита и поэта Данте Габриэля Розетти Элизабет Сиддал. С ее могилой связана удивительная история. Как известно, Розетти с ума сходил по женским волосам — достаточного посмотреть на его картины, где часто фигурирует его жена, а также любовница Джейн, жена другого прерафаэлита Уильяма Морриса. Обе с богатыми рыжими шевелюрами. Так вот,  Елизабет совершила самоубийство в молодом возрасте — 33 года. Розетти на похоронах, скорбя, спрятал в гробе в ее волосах томик своих рукописных стихов. Через семь лет Розетти решил, что этот томик ему позарез нужен,  вскрыл могилу и достал из истлевших волос трупа свои стихи. Томик в общем-то неплохо сохранился, только его в нескольких местах проели черви, так что разобрать написанное не всюду было возможно.

На Хайгейтском кладбище с наступлением темноты снимаются фильмы ужасов. Как считается, здесь похоронена Люси, героиня романа Брема Стокера “Дракула”. Да и вообще обстановка здесь таинственная и мрачноватая даже в дневное время.

Наведываясь на могилы знаменитых людей, рассчитываем ли мы узнать о них что-либо новое? Мы не можем надеяться на то, что покойники встанут из гроба, однако многое нам поведает окружение того места, где человек покоится, надписи на гробовой доске, ее дизайн, эпитафия. Можно узнать, с кем он похоронен, какова была его последняя воля, где проходили похороны или гражданская панихида, в каком доме он скончался. В XIX веке очень популярно было указывать на надгробьи адрес по которому человек ушел в мир иной, чтобы показать чего он в жизни достиг! Часто могилы физически нет — как, скажем, у Джона Голсуорси, который попросил, чтобы его прах был развеян с самолета над холмами Сассекса, однако само это пожелание говорит о многом.

Brompton Cemetary

Brompton Cemetary

Два других чаще всего посещаемых кладбища викторианской эпохи — это Кенсал-Грин (Kensal Green Cemetery) в Кенсингтоне и Бромптонское (Brompton Cemetery) в районе Эрлс-Корта. Оба они расположены ближе к центру Лондона, чем Хайгейтское, поэтому я там с туристами бываю чаще. Когда я захожу туда на прогулку со своими клиентами, они не верят своим глазам: большие кладбища Лондона используются как городские парки, клерки сидя на скамейках поедают в обеденный перерыв бутерброды, дамы прогуливаются с собачками, стареющие джентльмены бегают по аллеям трусцой. На Кенсал-Грин можно найти могилы писателей Уилки Коллинза и Уильяма Текеррея, а также важнейших инженеров XIX века отца и сына Марка и Изамбада Брунелей. Здесь нашел последнее пристанище самый известный канатоходец всех времен Жан Гравель — тот что первый прошел над Ниагарским водопадом. Там же похоронена жена поэта-романтика Байрона и одна из дочерей Уинстона Черчилля.

                                                  …ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…