Опыт

Искреннее, чем в жизни

В очередной раз читаю, что герои какого-то модного сериала «искреннее, чем в жизни». Надо же, еще недавно никто бы и не взглянул на экран, если по нему не ползали мохнатые «чужие» и прочие армагеддоны. Похоже, народ объелся сверхбюджетными фэнтези. В искусстве и в миру образовался огромный дефицит искренности.

А ведь ничто не стоит нам так дешево и не ценится так дорого, как она. Не вежливость, нет. Это у нас в советские времена с вежливостью была напряженка, нынче же ее завались и по вполне доступным ценам. Некоторые, кстати, причисляют вежливость к антиподу искренности — манипуляции. Помните у классика — сказал «доброе утро» и уже соврал. Да и наши соотечественники частенько ставят англичанам в вину их обильные «thank you, sorry», подозревают, что те скрывают за вежливостью в лучшем случае презрение, в худшем — кретинизм.

Искренность — вот чего у нас, людей, днем с огнем.  И это вроде бы странно, потому что в животном мире, в мире рыб, камней и радуг по-другому не бывает. Сияешь ли ты, усыпанный капельками росы, или падаешь с небес за червяком, или шевелишь усами на морском дне — все это без рисовки, страховки или back up плана. А-ля натюрель. Оттого и называется — nature, природа.

Опенок карабкается на пень к солнышку, а не для того, чтобы казаться выше своих братьев. Белый медведь волочит по льду нерпу на ужин семье, а не чтобы напоить ее и всучить поношенную шубу. Мыши в голову не придет заговаривать коту зубы.

1041
То ли дело люди. Едва научившись говорить, начинаем врать. Еще толком не наладились нейронные связи в мозгу, уже улыбаемся директору школы, пряча сигарету в рукав. А там, глядишь, и привыкаешь. Не замечаешь. Обрастаешь ритуалами, среди которых неискренность — номер один.

— Но как же не врать-то? — удивляется моя подруга. — Эдак всех распугаешь и останешься один, как Робинзон.

Вместе прочитали на форуме:

— Искренним быть не стыдно, а глупо. Каждая эмоция, проявленная искренне, будет трактована по-своему и использована против вас. Это правило не надо забывать. Если хочешь быть сильным, то никогда не открывайся до конца и не давай повод сделать зацепку.

Подняв насурмленную бровь, подруга посмотрела на меня, как на моль. Я тут же сложила на лице подобострастную робость, тоже ведь не вчера родилась.

Но слоганы в сетях — это все бравада. Настоящее же, повседневное лукавство не ходит под знаменами. Оно неосознанно, привычно, как кожа. Это и привычка быть с давно чужими людьми, слать им бесконечные «смайлы», заказывать устрицы «как все», когда любишь жаренную картошку, чтение модных, неинтересных тебе книг, от-airbrush-енные селфи. Это привычное, повседневное бегство от самого себя далеко-далеко.

Кстати, согласно Википедии, слово «искренность» происходит от древнерусского «искрь» – «близко». К нему прилагаются аж 30 синонимов. Особенно тронули «душа нараспашку» и «весь наружу». Как есть — атрибуты Иванушки-дурачка.

Остается только гадать, зачем впридачу к интеллекту нам достался такой утомительный и дорогостоящий придаток — неискренность. Ну ладно, честное вранье, без него действительно порой в социуме не обойтись. Но вот этот тотальный самообман, иллюзия защищенности с помощью поддельных Gucci и дипломов МГИМО? Эти бесконечные тягомотные разговоры с вызывающими зевоту людьми?

А ведь никогда не поздно и по-другому. Шваркнуть в угол пальто, отключить айфон, распахнуть окно, опрокинув стул. Крикнуть в него несуразное, разрыдаться, потом захохотать. Нажарить картошки с луком, съесть со сковородки, читая замурзанную с детства книгу. Включить айфон и позвонить тому, кому сто лет… Побыть с собой близко-близко. Ближе, чем в жизни.