Промо

Мультизадачный лагерь «Марабу»

24 февраля 2016

Идея отправить ребенка на лето решать задачки по математике, изучать генетику и мировую литературу кажется странной. Разве об этом мечтают школьники? В Умном лагере «Марабу», смены которого проходят в Чехии и во Франции, утверждают, что да. По крайней мере, те дети (из 25 разных стран мира!), которые уже побывали там, просят, чтобы их опять отправили в «Марабу» — изучить что-то новое, весело провести время и… поговорить с ровесниками по-русски.

Russian Gap обсудил с авторами проекта, писателем Сергеем Кузнецовым и психологом, специалистом по кросс-культуральным семьям и проблемам адаптации Екатериной Кадиевой, как они запустили международный русскоязычный “научный” лагерь для детей и как в этом году планируют запускать такой же, но уже для взрослых.

В прошлом году ваш заезд «Марабу» прошел впервые. Оправдали ли себя ожидания?

Сергей Кузнецов (СК): Полностью! Главное, чего мы хотели – понравиться и детям, и родителям. И те, и другие остались очень довольны. Некоторые дети уже успели побывать у нас два-три раза, и сейчас, разбирая заявки на новый сезон, мы видим, что многие из них собираются возвращаться вновь.

Екатерина Кадиев и Сергей Кузнецов

Екатерина Кадиев и Сергей Кузнецов

На каких детей вы ориентируетесь?

СК: Мы приглашаем всех детей в возрасте 9-14 лет. Прежде всего, тех, кто живет в русскоязычных семьях за границей. У нашего лагеря две основные цели: научить детей новым интересным вещам и замотивировать их говорить по-русски. Мы сами живем во Франции и здесь мы часто встречаем потомков первой волны русской эмиграции. Многие из них очень неплохо говорят на языке своих предков. Мы были этим потрясены, так как до этого жили в Калифорнии, а там даже дети тех, кто уехал из России сравнительно недавно, часто довольно плохо говорят по-русски. Про внуков и правнуков эмигрантов и говорить не приходится. Мы начали выяснять, как трем поколениям удалось сохранить русский язык, и узнали, что одним из инструментов были детские лагеря, куда дети «первой волны» ездили поколение за поколением, и где у них была собственная самостоятельная жизнь. То есть сохранить русский язык для детей можно лишь дав им прочувствовать, что этот язык нужен не только для общения с бабушкой. Когда дети оказываются в лагере, срабатывают два фактора. Во-первых, сюда приезжают их ровесники из разных стран. При этом дети из Франции не очень хорошо говорят по-английски, а дети из Англии не говорят по-французски вообще. Зато русский более или менее знают все, и именно он становится основным языком общения. Во-вторых, мы даем им на русском языке большое количество знаний, интересной и полезной информации.

Про какие знания мы говорим? Я знаю, что вы очень много времени уделяете математике.

СК: Да, мы отводим ей первую половину дня, а во второй половине – курсы по выбору, и там довольно широкий спектр знаний: и семиотика, и музыковедение, и генетика, и психология. Мы изначально против деления на «физиков» и «лириков» — нам кажется, что людям может быть интересно все. Поэтому-то мы предлагаем и гуманитарные, и естественно-научные предметы. При этом важно отметить, что наши занятия совсем не похожи на школьные. У нас нет идеи впихнуть в ребенка знания, мы хотим заинтересовать его наукой. Пока нам это удается.

5-2

Должны ли дети быть математическими гениями, чтобы чувствовать себя комфортно в «Марабу»?

СК: Вовсе нет. Наш лагерь создавался не для «олимпиадных» математических детей, а в том числе и для тех, кто думает, что не любит математику. Я говорю «думает», потому что Ян Раух, директор наших математических программ, уверен, что не бывает детей, которые её совсем не любят. Просто некоторые ещё не нашли интересную для себя область математики. Это как с музыкой – её любят все, только разную, кто-то Баха, а кто-то шансон.

В Европе, к сожалению, в средней школе математику преподают не так хорошо, как хотелось бы. Интересные вещи начинаются в старших классах, но их изучают только те, кто сознательно выбрал естественно-научное направление и готовится к поступлению в университет.

А многие дети от этих занятий уже отказываются и идут по гуманитарной стезе – но не потому, что как-то особенно сильно любят гуманитарные науки, а потому, что им просто не дали шанс заинтересоваться математикой в средней школе. Именно для того, чтобы помочь таким детям полюбить точные науки, мы с самого начала предусмотрели сильную математическую компоненту в нашем лагере, воспользовавшись знакомым опытом российской математической школы, которая исторически очень сильна.

Но почему вы вообще решили сосредоточиться именно на математике? Есть же и другие предметы.

Екатерина Кадиева: Математика приводит ум в порядок. Это та база, на которой можно многое строить. Она развивает логическое мышление, затачивает ум ребенка под множество разных задач. Мы обратили внимание на то, что к концу смены у детей меняется даже сам способ мышления. Математика перестает казаться им чем-то сложным и неприятным, они начинают видеть красоту науки как метода.

15-2

Кто составляет программы лагеря?

ЕК: Общую программу составляем мы, а программы по предметам корректируем уже с педагогами. За математическую часть отвечает Ян Раух, который уже много лет занимается математическими лагерями в России. Его главная задача — сделать так, чтобы каждому ребенку было интересно. В самый первый день мы проводим тестирование, и детей делят на подгруппы, в зависимости от их уровня подготовки.

То есть деление не по возрасту?

EK: Совершенно не по возрасту. В одной из прошлогодних смен вышло так, что в старшей группе (то есть в самой математически подготовленной) оказался девятилетний мальчик. А для тех, кто приезжает к нам повторно, математики вообще составляют отдельную программу, потому что у таких детей уже виден рост и они переходят на другой качественный уровень.

Как проходит день ребенка в «Марабу»?

ЕК: До обеда, как мы уже говорили, две пары занятий математикой. Потом даем детям отдохнуть, побегать, а потом – разные дополнительные курсы на выбор. Это могут быть и какие-то математические семинары, могут быть лекции по другим предметам, а могут, скажем, шахматы или какие-то иные игровые занятия.

Мы следим за тем, чтобы в индивидуальной программе каждого ребенка были равномерно представлены разные науки.

При этом некоторые особо популярные курсы приходится делать отдельно от общей сетки занятий. В этом году так будет с курсом постоянной участницы наших лагерей, известной писательницы Линор Горалик: она будет со всеми детьми читать Гоголя.

Получается, что дети весь день только занимаются?

ЕК: Конечно, нет. Они занимаются спортом, играют, гуляют и даже ходят в небольшие походы. Кроме того, мы проводим экскурсии по ближайшим замкам, благо в Чехии их много. Ну, и следим за тем, чтобы у детей оставалось время для общения друг с другом.

В этом году вы впервые проводите программу для взрослых. Как вы решились?

СК: Каждый раз, когда мы объявляли детскую программу и представляли новых лекторов, обязательно кто-то из взрослых писал: «Ах, почему мне не 12 лет? Мы тоже такое хотим!» В конце концов, мы решили ответить на все эти просьбы.

Надо сказать, что сделать программу для взрослых оказалось гораздо проще. С детьми у нас работает очень много преподавателей и ассистентов, им нужно детально прописывать программу дня, организовывать досуг. Для взрослых главное – найти хороший отель и продумать образовательную программу. А уж что они будут делать в свободное время: кататься на велосипедах или осматривать замки — это уже их выбор.

Взрослые будут жить рядом с детьми?

СК: В получасе езды от «детского» отеля. Чтобы родители могли поехать вместе с детьми и в то же время «не мешать» детям.

6-2-2

А что входит в программу взрослого курса?

Мы решили так: если люди хотят потратить свой отпуск на обучение, это должно быть что-то, что им пригодится в жизни.

ЕК: Поэтому, например, в программе “Умного отпуска” появился курс по генетике. Многие сегодня сталкиваются с ней в самых разных аспектах и хорошо было бы понимать, как это всё работает. Вот, например, многочисленные споры вокруг ГМО, которые возникают чаще всего из-за незнания того, что это вообще такое. Или модные генетические анализы (23andme и другие аналоги): вы читаете расшифровку результатов и видите, что у вас вероятность какого-то заболевания — 3%. Что это значит? Это много или мало? Как вообще трактовать результаты таких анализов? Подобные вопросы, связанные с генетикой, возникают в нашей жизни все чаще и чаще, и чтобы найти ответы на них, мы пригласили Елену Гельфанд из бостонского Broad Institute (это совместный институт Гарварда и MIT).

Еще один интересный курс будет читать Линор Горалик. Он будет посвящен теории повседневного костюма – то есть тому, как мы репрезентуем себя через одежду и что мы считываем про других на основании их стиля. Это такая повседневная практика, которая, кстати, становится особенно актуальна при переезде в другие страны.

Я сама прочитаю курс о предмете своего многолетнего изучения – опыте жизни в кросс-культуральных ситуациях. Что это такое? Ну, например, это может быть брак между людьми из разных стран, переезд в другую страну, с другой культурой. Бизнес-ситуации, когда человеку приходится работать в непривычных для него культурных условиях – мы ведь все понимаем, что вести бизнес в России, в Англии и в Иране — это три совершенно разные истории. То есть, опять же, это вполне практический курс.

А ещё у взрослых тоже будут занятия математикой! Надо сказать, пока что их это пугает больше, чем генетика. Но на самом деле, как показала практика наших предыдущих лагерей, интересные задачи обожают решать все! Например, прошлой осенью, когда мы делали лагерь на Желтой Мельнице у Славы Полунина, мы чуть не остались без обеда, потому что листочки с задачами случайно попали на кухню. И все – повара, водители, менеджеры — сидели и их решали. Так что я уверена: математика взрослым понравится!

СК: А я утешаю взрослых тем, что в крайнем случае какие-то занятия можно и прогулять!

Какова стоимость программы и что в нее входит?

СК: В стоимость детских программ входит все, кроме дороги. Дорогу мы не включаем, потому что люди едут к нам буквально со всего света, от Бали до Калифорнии. Стоимость смены — 2500 евро, а для тех, кто покупает билеты раньше или едет к нам во второй раз, есть скидки. “Умный отпуск” для взрослых дешевле, потому что эта программа короче по времени и в её стоимость входит только гостиница и курсы. Даже еду мы включать не стали, потому что взрослые могут сегодня захотеть пообедать в ресторане отеля, а завтра пойти куда-нибудь ещё. Цена “Умного отпуска” для взрослых — 1300 евро. Если вы едете вдвоем и собираетесь жить в одном номере, тогда вообще получится меньше 1000 евро на человека.

Кроме того, у нас есть партнерские программы, позволяющие приобретать путевки дешевле. Так что, если есть какие-то заинтересованные русские школы или просто сообщества – обращайтесь к нам, мы обсудим условия.

Сколько человек вы ожидаете в этом году?

СК: У нас будет три детские смены по две недели: две в июле и одна в августе. За одну смену мы можем принять не больше 45 человек, поэтому записываться в лагерь лучше уже сейчас.

Детские смены (Чехия)

2 июля — 15 июля
17 июля — 30 июля
1 августа — 14 августа

Взрослая смена (Чехия)

20 июля — 27 июля

Подробности на сайте: www.marabou.club

Текст: Катерина Никитина