Промо

С чего начинается Англия? Переезд семьи и капитала в другую страну

Материал был опубликован в номере 4 (2015) журнала Russian Gap >>>

Круглый стол с компанией «Talan City Group Ltd».

Участники: Юрий Димитров, сертифицированный иммиграционный консультант, управляющий партнер;
Ольга Зайцева, сертифицированный иммиграционный консультант, управляющий партнер;
Наталия Подлубная-Фауш, сертифицированный налоговый консультант, управляющий партнер;
Денис Рытиков, консультант по инвестициям в недвижимость, управляющий партнер.

RG: Говорят, что переезд равен трем пожарам. Переезд в другую страну даже не знаю, с чем сравнить в таком случае. Правильно ли я понимаю, что ваша задача – сделать этот процесс более безболезненным?

ЮД: Совершенно верно, наша цель — поддержать семью в таком непростом решении, как переезд и глобальная иммиграция. Мы работаем по принципу «family office». Люди обычно под этим выражением понимают разное. Мы, скорее, работаем по американской модели, в которой «family office» комплексно помогает со всеми проблемами, возникающими при переезде, а также занимается юридическими и налоговыми вопросами cостоятельных семей.

RG: Давайте сразу определимся с понятием «состоятельный». Какие у вас критерии?

ЮД: У нас нет принципа работать только с самыми богатыми. Просто чем больше состояние семьи, тем обычно более сложная и комплексная у них ситуация, тем шире набор проблем, к решению которых необходимо подключать различных специалистов. Учитывая, что Великобритания – одна из самых дорогих стран мира, то я бы сказал, что наш клиент – это семья, которая владеет состоянием от полумиллиона фунтов и выше в чистых активах. Более того, мы не раз убеждались, что у семей с разным уровнем финансового состояния могут различаться глубинные потребности, пожелания и опасения. Одна линия поведения у клиентов с состоянием £0.5 млн – 2 млн.; у клиентов с £2-5 млн.– другая. И совсем иная линия поведения и мотивации характерна для семей с состоянием свыше £10 млн. Для нас, практикующих специалистов, очень важно точно понимать мотивацию, риски и особенности каждой из групп.

RG: Людям с меньшим количеством денег, в принципе, не так легко сюда переехать.

ОЗ: Это верно. Раньше в иммиграционной системе было значительно больше программ. Например, по программе высококвалифицированного специалиста (HSMP) мы привезли более тысячи клиентов, среди которых и врачи, и художники, и спортсмены, и ученые, и математики, и олимпийские чемпионы. В свое время на нас даже вышел UK Trade & Investment и предложил грант за привлечение дарований и инвестиций. Но где-то с 2010 года эта программа стала сворачиваться, и в 2012 году ее закрыли. Тогда оказалось, что, в принципе, теперь в UK могут оставаться только студенты (с временным правом проживания) и экономические иммигранты (подразумевается программа для инвесторов и предпринимателей). Тем не менее в Великобританию ежегодно приезжает более 400 000 человек, которые планируют здесь жить. В эту группу мы не включаем миграцию граждан
Евросоюза.

RG: Люди со всего мира?

ЮД: Да. Из них – 280 000 студентов. В большинстве cлучаев, чтобы получить иммиграционный статус, им нужно будет в дальнейшем подаваться на визы по экономическим программам либо, к сожалению, покинуть страну после окончания учебы.

RG: На каком этапе к вам чаще обращаются? Когда люди только задумались о том, что им надо переехать, или когда они столкнулись с рядом каких-то проблем, уже оказавшись здесь?

ЮД: Часто начало разговора о сотрудничестве – это образование детей, затем следует иммиграция и получение подходящего статуса. Но мы уже сами понимаем, какие вопросы наиболее важны для семей, сами их поднимаем и рекомендуем обратить на них внимание. Каждый случай мы рассматриваем индивидуально: кто из членов семьи получит вид на жительство, кто будет здесь проживать и др. Кто-то желает получить паспорт гражданина Великобритании, а затем жить в других странах Евросоюза или в Америке.

Как правило, на первых встречах мы затрагиваем вопросы долгосрочного планирования, вплоть до 10-15-ти лет вперед, и рассматриваем их индивидуально в отношении каждого члена семьи.

Один из краеугольных вопросов, который мы прорабатываем, – это тщательное налоговое планирование. Очень важно определить те риски, которые у семьи возникнут, если она станет «налоговым резидентом» в Англии, завезет капитал, приобретет недвижимость. Также важно просчитать налоговые риски в случае конфликта внутри семьи, продажи бизнеса и так далее. Их очень много! Англия – высоко зарегулированная страна, и работать в этом пространстве достаточно сложно всем. В этой связи нужно выстроить правильную юридическую, налоговую и финансовую линию для семьи.

Юрий Димитров

Юрий Димитров

RG: Облагаются ли налогами деньги, заработанные в России и за рубежом?

НФП: Правительство Великобритании поступает достаточно справедливо. Оно считает, что заработанные до периода иммиграции средства – это ваш чистый капитал, то есть это те деньги, которые вы можете ввезти в страну, не выплачивая процентов Ее Величеству. Но с момента, как вы стали резидентом страны, то есть въехали с целью здесь остаться, вас воспринимают как налогоплательщика. И когда вы, после начала проживания, начинаете ввозить свежие доходы, то есть то, что вы заработали в период резиденции, но в другой стране, вы можете подпасть под риск налогообложения по самой неблагоприятной шкале. Поэтому очень важно на начальном этапе проследить, когда именно вы обретете признаки «налогового резидента», что было чистым капиталом, зафиксировать его, определиться, что можно ввозить, а что нельзя. Самое главное – планировать все заранее! Часто я сталкиваюсь с тем, кто клиенты уже получили визу, устроили детей в школу, живут здесь, а потом приходят к нам с вопросом: «Что делать?» Иногда этот вопрос звучит слишком поздно.

RG: Какие еще могут возникнуть сюрпризы с налогами у тех, кто переезжает в Великобританию?

НПФ: Подводных камней достаточно много. Например, есть один из видов налога — «налог на прирост капитала» (сapital gain tax). Если вы что-то купили, а потом продали дороже, то вы платите налог с разницы от продажи. Это могут быть вазы, картины, драгоценности, дома – все, что подпадает под понятие «активы», «ценности». А если это покупалось еще до девальвации в российских рублях, то может образоваться очень существенная разница. Налог на прирост капитала составляет от 18% до 28%. Особенно тщательно этот налог нужно изучить владельцам недвижимости в UK, которые планируют ее продать.

RG: Какова сумма налога на доходы c физического лица?

НПФ: Этот налог называется «income tax». В Великобритании есть шкала подоходного налога и налога, который распространяется на зарплаты. Эта шкала — 20-40-45%. Все доходы свыше £150 000 облагаются по шкале 45%, под эту категорию автоматически подпадает любой более или менее состоятельный человек. Но это мы говорим именно о доходах, заработанных в Великобритании. Для доходов же, полученных за рубежом, есть много законных решений, это лишь вопрос правильного и заблаговременного планирования.

RG: Например? Какие могут быть варианты решений?

HПФ: Каждую ситуацию нужно обговаривать индивидуально с семьей, беря в расчет весь спектр обстоятельств. Но как один из примеров – «сегрегация счетов». У человека есть заработанные средства, которые откладываются на отдельный банковский счет. Это чистый капитал, который человек заработал до переезда в Великобританию. Приехав в cтрану, он не cмешивает его ни при каких обстоятельствах cо свежими доходами. То есть на этот счет не попадают ни его новая зарплата, ни банковские проценты, ни другие новые доходы. Этот счет используется только для того, чтобы перевести чистый капитал в Великобританию, для проживания. Такой ввоз средств не облагается здесь налогом. Также нами разработан ряд рекомендованных процедур, помогающих законно оптимизировать налогообложение, связанное с закреплением этой суммы, – разделение счетов, сертификация и другие программы.

RG: Расскажите о налоге на наследство. В чем его особенность?

НПФ: В Великобритании есть разрешение на наследование размером в £325 000, которое налогом не облагается. Когда человек уходит из этого мира, мы рассчитываем его активы и состояние, отнимаем от этого £325 000; и сумма, которая остается после вычета необлагаемого минимума, попадает под 40% налога на наследство еще до того, как она начинает делиться между наследниками. Это крайне сложный вид налога, для которого тоже есть свои легитимные решения. Но его планирование затрагивает целый «пласт» вопросов, включая подготовку завещания, личные пожелания по распределению наследства, риски, связанные с имуществом по всему миру, и другие «чувствительные» моменты.

Наталия Подлунная-Фауш

Наталия Подлунная-Фауш

ЮД: В западной правовой системе есть понятие «траста», который помогает передавать активы членам семьи так, чтобы после ухода из жизни они распределялись согласно воле усопшего, уменьшали риск налогообложения, а также урегулировали возможные конфликты внутри семьи. Решение вопроса о наследстве лежит в плоскости этого механизма. «Траст» – механизм сложный, комплексный, многоуровневый, и, кроме того, надо учитывать все тонкости пожеланий самой семьи. Многим нашим соотечественникам не всегда комфортно использовать траст, так как он предполагает передачу контроля и распоряжения над их собственностью. Но, несмотря на неудобство этого варианта, это один из немногих сценариев, позволяющих решить важную задачу для семьи.

RG: С какими нестандартными случаями, связанными с наследством, вы сталкиваетесь в своей практике?

ЮД: В какой-то мере, все они стандартны для многих состоятельных семей. Здесь очень важно, чтобы в семье не было заложено «мин замедленного действия», которые потом начнут разрывать ее на части. Например, на консультацию приходит состоятельный человек, у него двое-трое детей брачного возраста. Одна из дочерей планирует выйти замуж, она влюбилась, но отец с выбором не согласен и хочет предотвратить угрозу посягательств мужа на имущество его дочери в случае разрыва отношений. Можно этот «коктейль» еще усложнить тем, что активы находятся в разных странах. На дочь оформлен бизнес отца или его часть. Здесь необходимо многоуровневое планирование, подключаются специалисты различных юрисдикций, необходимо учитывать многие психологические моменты.

RG: Давайте поговорим о других семейных аспектах. Что делать, если я мама и хочу жить с ребенком в Англии, но не хочу там работать? А мой муж работает в России?

НПФ: Быть мамой – это, между прочим, сложная работа. Папа должен очень напряженно трудиться и финансировать счастливую семью. И ничто ему не мешает сделать маме подарок на территории России, чтобы она с этим подарком приехала сюда, а папа продолжил дальше трудиться дома. Это не мамины доходы. Есть разные законные способы решения этой проблемы. Классический – виза инвестора. Это более «пассивные» инвестиции, то есть маме не нужно заниматься бизнесом, не нужно сдавать экзамен по английскому языку, не нужно организовывать рабочие места и так далее. Семья инвестировала деньги (как правило, в британские ценные бумаги), выбрала правильный банк, и все, в целом больше ничего не требуется. Главное, как мы уже сказали, – грамотно и аккуратно продумать налоговое планирование и последствия ввоза капитала в страну.

RG: Минимальная сумма, которая необходима для визы инвестора, – 2 миллиона фунтов. Что с этими деньгами здесь происходит?

ДР: Варианты размещения иммиграционного капитала, согласно законодательству, достаточно ограничены.Большинство инвесторов размещают его в ценные бумаги. Доходность такого рода инвестиций очень низкая, 2-3% годовых, больше вряд ли получится заработать. Этих денег не хватает для поддержания того же уровня жизни, к которому люди привыкли в России. Там и капитал работал зачастую с большей доходностью, и расходы для поддержания того же уровня жизни были ниже.

В связи с этим к нам часто обращаются с вопросами: где найти проекты для инвестирования, как выбрать готовый бизнес для покупки.

RG: Можете привести пример инвестиций в местный бизнес?

ДР: Нередко первое, что приходит в голову, – это открыть ресторан, кафе. Бывают случаи, когда такие проекты реализуются не в Лондоне, а отдалённых местах – Уэльсе, Шотландии. Там жизнь дешевле, соответственно, вроде бы и зарабатывать можно меньше для поддержания необходимого образа жизни. Но люди часто не понимают специфики, связанной с менталитетом людей в тех регионах. Там и рабочих рук не всегда хватает, и в 4 вечера все работники по домам привыкли расходиться, да и продать в последующем такой бизнес достаточно сложно. В Лондоне же другая проблема: очень высокая конкуренция в любой нише, очень сложно найти свое место и закрепиться на нем. Мы стараемся найти оптимальное инвестиционное решение для семьи и подобрать правильный бизнес.

RG: На какую сферу вы бы посоветовали тогда обратить внимание?

ЮД: Лучше продолжать ту же линию, которую вы вели в России. А дальше смотреть, куда вкладывать деньги, что более доходно. К сожалению, £200 000 – не такая значительная сумма для открытия бизнеса в Лондоне, и, скорее всего, она уйдет только на затраты в течение первых 3-5 лет. Можно присоединить свои инвестиции к уже действующему бизнесу, выкупить долю миноритария, поучаствовать и венчурных проектах. Все зависит от возможностей семьи, ее бизнес-опыта. Недавно, например, у нас был интересный опыт сопровождения семьи, которая решила инвестировать в высокотехнологичный бизнес в Оксфорде – в проект, который поддерживается в том числе правительством Великобритании.

ДР: У большинства бизнес-иммигрантов (и по визе инвестора, и по визе предпринимателя) возникает желание инвестировать в проекты, связанные с недвижимостью в Великобритании. Но здесь есть ограничение со стороны иммиграционного законодательства. Вы не имеете права вкладывать иммиграционный капитал напрямую в недвижимость, чтобы получать доход от ее продажи или аренды. Таким образом государство старается сдерживать и так высокие цены на недвижимость, которые существуют сегодня в Лондоне.

RG: Что еще нужно знать, открывая свой бизнес в Англии?

ОЗ: Предпринимателю после получения визы необходимо создать как минимум два рабочих места и платить минимальную зарплату, а начиная с апреля 2016 года вносить пенсионные взносы – многие об этом пока даже не знают. Часто предприниматели, приезжая сюда, начинают экспериментировать со своими деньгами, и через два года, когда возникает вопрос продления визы,они сталкиваются с тем, что денег-то уже не осталось. Чтобы избежать таких ситуаций, мы находим для наших клиентов варианты, в которые можно вкладывать и которые будут давать либо доход, либо, как минимум, вернут инвестированный капитал.

ЮД: Также время от времени наши клиенты предлагают нам и своим друзьям инициативы по совместному инвестированию. Мы объединяемся и вместе с ними вкладываем деньги в проекты, которые тщательно отбираем. Уникальность проекта в том, что мы не просто предлагаем финансовые решения и хорошую доходность, но и решаем также миграционную задачу семьи.

ДР: Это могут быть девелоперские проекты либо проекты реконструкции каких-то коммерческих или жилых помещений. Все это на правах «partnership». Какие в этом плюсы для всех нас? Наша переговорная сила возрастает, потому что как группа мы обладаем более крупным капиталом. К возросшей переговорной силе мы добавляем обширный юридический и налоговый опыт нашей компании и сопровождаем всех клиентов в этом процессе.

RG: По вашим ощущениям, увеличивается ли приток иммиграции из наших стран в последние годы?

ОЗ: Тенденции противоречивые. С одной стороны, приток состоятельной иммиграции из России и стран СНГ значительно уменьшился. На это влияет изменение иммиграционных законов, а также изменение курса валют в наших странах. Раньше входной порог для инвестора был 1 миллион фунтов, то есть 50 миллионов рублей. Сейчас лимит вырос до двух миллионов фунтов, а курс рубля упал в два раза. Таким образом, рублевая сумма составляет уже 200 миллионов, то есть в 4 раза больше, чем раньше. Многие из тех, кто рассматривал для себя программу инвестора, реализовали ее ранее по более выгодному курсу. Но с другой стороны, получая британский статус, cостоятельные семьи становятся «гражданами мира» и активно продолжают участвовать в бизнесе и жизни своих стран. Мы думаем, что такая тенденция будет сохраняться и в будущем.

Ольга Зайцева

Ольга Зайцева

RG: Как долго у вас обычно длятся отношения с вашими клиентами?

ЮД: Как правило, у нас выстраиваются длительные отношения в течение всего иммиграционного периода, на пять-шесть лет, а с некоторыми клиентами значительно дольше. Клиентам комфортно, что у них есть приватный офис, в котором они могут обсудить многие щепетильные, важные вопросы. За десять лет существования фирмы мы помогли более чем трем тысячам семей. Мы выступаем как команда по защите их интересов. Когда семья чувствует, что их надежно защищают от налоговых, иммиграционных и инвестиционных рисков, открывается возможность для творчества!

 «Talan City Group Ltd»

Головной офис в Лондоне: 

Adam House, 7-10 Adam Street, 
The Strand, London 
WC2N 6AA 
 
Tel: +44 207 520 9240  
Fax: +44 870 76 27 021 
E-mail: info@talancitygroup.com

Представительство в Москве: 

Тверской-Ямской 1-ый переулок, дом 18/3  
Москва, 125047 
Tel: +7 495 98 96 196  

Текст и фото: Катерина Никитина