Досуг

Про Ленинград и воспитание

Как же мощно, оказывается, цепляет «Ленинград»! Даже тех, кто на их концерты не ходит, песен не знает и вечер выходного дня проводит не со стаканом пива, прыгая в толпе на пару тысяч, а тихо, дома, обложившись томиками Пушкина.

Вчера, прямо с концерта, мы выложили в фейсбук коротенькое видео и цитату из финальной песни. И тут же получили отшлеп: как же мы, интеллигентное издание, такое себе позволяем. С одной стороны, у нас тут Оскар Уайльд, Денис Мацуев, Чайковский, Эйзенштейн, и тут вдруг раз — и Шнуров, поющий матом. Короче, ниже нашего достоинства. Ну что ж, придется выкинуть из песни все слова и написать по-новому.

Концерт в Roundhouse прошел вчера оху хорошо. Звук был тоже хороший. Толпа веселая. Шнуров на сцене говорил: «Ну что же вы не машете руками?» — и не вставлял ни одного плохого слова. Новые солистки пели тоже хорошо. И штаны были на всех красивые. Со сцены прозвучали песни: «Дорожная», «ЗОЖ», «Вудупипл». Наибольшим успехом пользовалась песня «Экспонат» — про музей и выставку Ван Гога. Также в программе звучали патриотические мелодии: «Патриотка», «Москва», «Супергуд». Зрители в зале радовались любимым артистам и активно им подпевали.

В общем-то, примерно так и проходят большинство концертов большинства российских исполнителей, и по-другому написать о них довольно сложно. Вот песня. Вот зрители. Вот предсказуемое: «Спасибо, Лондон». Все тихо, ровно, позитивно… скучно.

Про Шнурова так написать не получается. Он даже, может, и не нравится, но будоражит. Проникает в голову прилипчивыми мелодиями и входит в лексикон на лабутенах (-нах). Даже самые интеллигентные друзья в какой-то момент срываются: «Я день рождения не буду справлять…» — и далее по тексту «Ленинграда».

Гениальность песен Шнурова — не в том, что почти каждая из них приправлена отборными ругательствами. А в том, что почти каждая попадает в цель, разбирается на цитаты и становится манифестом. «Тебе повезло — ты не такой как все. Ты работаешь в офисе!» — вполне себе гимн начала 2000-х. Как и песня про выборы, ставящая звонкую точку в любой политической дискуссии последних нет. Нет сомнений и в том, что строчка из новой песни «Ленинграда» скоро станет главным слоганом северной столицы России: «В Питере — пить!»

IMG_7223

Шнурова можно не любить, но невозможно не признать за ним умения тонко чувствовать актуальность момента и гибкость русского языка, позволяющего о самых сложных вещах сказать одним красноречивым предлогом. Отношение к этим предлогам самого Шнурова — никак не от бедности его мысли и речи или недостатка личного воспитания. То, что стыдливо «запикивают» телеканалы и «троеточат» газеты, Шнуров с гордостью выносит на сцену — как неотделимую часть российского культурного контекста. И делает это позитивно и без агрессии, настолько талантливо и с таким задором, что в ряды его почитателей легко встают и доктора наук, и предприниматели, и художники, и журналисты. Вчерашний лондонский концерт, пролетевший буквально на одном выдохе, доказал, что нет, извините, но «Ленинград» это никак не про быдло. Почти две тысячи человек в зале и полтора десятка человек на сцене слились и спелись в замечательный симбиоз. Очень живой, немного безумный, неописуемо энергичный. Да, в приличных гостях мы не будем так выражаться. И прыгать до потолка, крича любимые песни и размахивая руками, мы тоже стараемся только в особых случаях. Концерт «Ленинграда» — один из них.


Простите, но мы все-таки закончим цитатой из вчерашней финальной песни: «Как охуенно просто, и просто охуенно». Постановкам Оскара Уайльда тоже когда-то препятствовала цензура — это не значит, что он писал плохие пьесы или не был талантливым.

 

Текст: Катерина Никитина