Джордж Сорос: “Я враг нынешнего режима, но не враг российского народа”

Джордж Сорос – миллиардер, легендарный финансист, легенда Уолл Стрит и филантроп, ежегодно вкладывающий сотни миллионов на образование и поддержку молодых профессионалов. На этой неделе Сорос дал уже два больших повода для того, чтобы его имя попало в новостные заголовки главных мировых СМИ. Первый – это сделанное им предупреждение в The Guardian о серьезных трудностях, которые ждут Великобританию после Брекзита. Второй – его выступление в клубе “Открытая Россия”.

Такой ажиотаж, как перед приездом Сороса, в Лондоне увидишь не часто. Гости мероприятия собрались, к зданию “Открытой России” подъезжает кортеж из трех черных автомобилей. Выходят несколько охранников с прозрачными проводками наушников, открывают заднюю дверь автомобиля: Джордж Сорос, в сопровождении красавицы-жены, медленно направляется к входу в клуб.

Постаревший, но всё также обладающий озорным взглядом, Сорос здоровается с гостями, узнает друзей по Лондону, товарищей, которые помогали ему договариваться с Сахаровым и с КГБ, когда Сорос только планировал отправлять первые деньги в СССР. Минут пятнадцать беседует с Михаилом Ходорковским, выходит на сцену.

Ведущий – Леонард Бенардо, глава Евразийской программы в Open Society Foundation, чьи тексты регулярно появляются в New York Times. Он благодарит Михаила Борисовича Ходорковского и объявляет, что темой беседы станет Россия: отношения Сороса с Россией, история, политика и будущее страны. 

Сорос начал свой рассказ издалека: с истории о том, как его отец Тивадар Сорос, который добровольцем отправившись на Первую мировую в составе австро-венгерской армии попал в плен к русским и был вынужден совершить побег из лагеря в Сибири.

Позже Тивадар Сорос напишет об этом книгу и будет много рассказывать своим сыновьям – Полу и Джорджу, так что первые впечатления и знания о России Джордж Сорос получил ещё в детстве. Далее мы переносимся сразу в 1970-е – времена, когда по миру прокатилась волна “Сахаровских слушаний” в защиту известного советского ученого и правозащитника Андрея Сахарова. Среди участников одного из таких мероприятий был и Карл Поппер – известный философ и профессор Лондонской школы экономики и политических наук, оказывавший на Сороса колоссальное влияние еще со времен, когда Сорос был его студентом. В 1970-е и сам Сорос стал совершать поездки в СССР, где пытался найти связи и пути осуществления финансирования советской науки. Эти времена, по словам Сороса, проходили в духе самых остросюжетных шпионских фильмов о холодной войне – хотя, как он сам и признается, иногда излишняя конспирация была не нужна. Скорее всего, из-за её бесполезности – легче было согласиться работать с КГБ и выполнить свой план на их условиях, чем пытаться что-то скрыть и не отдать им ни копейки. 

Сорос решился поехать в СССР в 1986 году, когда Горбачев попросил Сахарова вернуться из Горького (Нижний Новгород), города в те времена закрытого для иностранцев, где Сахаров провел в ссылке шесть лет. Сорос отмечает, что его поразили слова Горбачева о возвращении в столицу – ведь Горбачев мог бы и просто выдворить его из страны. Соросу показалось, что что-то действительно меняется и что лучшего момента для поездки не будет. Кстати, в зале, где проходило мероприятие, присутствовал и Валерий Сойфер – человек, которого Сорос в январе 1987 года попросил организовать встречу с Сахаровым. Встреча была назначена на следующее утро. Однако во время телефонного разговора Сахаров сказал, что Сорос — “карась-идеалист”, если он думает, что КГБ не заберет все его деньги. Сойфер передал это Соросу, на что тот ответил: «Нет, КГБ получит лишь 30%. Все просто. Я дам вам деньги, а вы и другие люди дадите мне список людей, которых мне нужно позвать на Запад. Понятно, что в этот список они включат и другие имена. Эти имена будут составлять лишь 30% от всего списка людей, которые смогут побывать на Западе. А 70% увидят, как работает Запад, и это позволит открыть миру советскую систему». 

13498062_359371930853870_1320825304547738722_o

Как признается сам Сорос, в КГБ была группа людей, поддерживающих перестройку. Один из них даже сказал Соросу, что является агентом советских спецслужб. Сорос, в свою очередь, увидел в этом надежду и зеленый свет, нежели намёк на предстоящие трудности и угрозу. Хоть Сорос и называет некоторые свои убеждения тех времен наивными, Валерий Сойфер отказывается признать его наивным идеалистом: по его словам, те несколько сотен миллионов долларов, перечисленных Соросом с 1986 года, оказали большое влияние и помогли не только блистательным ученым, получавшим по 70 долларов в месяц (Сорос платил им 500-1000 долларов), но и всей системе, которая стала более открытой и эффективной. 

Далее следовал ряд вопросов о новейшей истории России – не на все из них Сорос отвечал подробно. Однако, он отметил роль Березовского в становлении нынешнего политического строя в России. Сам Сорос, кстати, считает себя врагом нынешнего режима, возникновение которого он пытался предотвратить на встрече с олигархами в Давосе, когда просил их поддержать Явлинского. Березовский, по его словам, заявил, что не может нарушать правила игры и изменить ход действий. Что, по мнению Сороса, не может быть правдой – Березовский продолжал оставаться главным источником финансирования в политике, в то время как мог сохранить капитал и уехать за границу, как это сделали многие другие.

Сорос так же отметил, что хоть он и является врагом режима, он не является врагом российского народа.

Сам режим не действует в интересах народа и основывается на особой форме национализма – находящей резонанс в России, но не стимулирующей самоопределение. В отличие, например, от украинского национализма, который способствовал самоопределению. 

Сорос заявляет: “Раньше можно было критиковать режим, если только вы не критикуете Путина лично. Эти счастливые дни закончились. И теперь люди ведут себя тихо и стараются избегать любой критики. Это можно назвать периодом депрессии. Главный урок этой ситуации состоит в том, что если вы притесняете других, то вам стоит делать свою работу тщательно. И Путин делает именно это. Обычно диктаторы терпят поражение, потому что верят в своей успех и расслабляются. А затем начинается что-то иное. Но Путин знает, насколько он на самом деле слаб, и потому он закручивает гайки. Он хочет сильнее мобилизовать общественное мнение. Когда он готовил возврат власти от Медведева, молодое поколение россиян, в отношении которого не удалось закрутить гайки, было очень разочаровано. Поэтому он закрутил гайки еще сильнее. ”

Далее наступила очередь вопросов из аудитории. Свой вопрос я решил посвятить актуальным проблемам своего поколения: “Я, как студент, знаком со многими российскими студентами в Лондоне, с целым поколением образованных людей. И у них есть большая проблема — они не в состоянии найти работу здесь, в Великобритании. Но некоторые из них точно знают, что не хотят возвращаться в Россию. Как вы считаете, может ли нынешний режим как-то решить эту проблему? И правильное ли сейчас время для того, чтобы возвращаться в Россию? Или же нам стоит попытаться закрепиться на какое-то время в Великобритании? ”  

Джордж Сорос посмотрел мне в глаза и не отводил своего взгляда, пока не закончил отвечать на мой вопрос: “Я думаю, что студентам, которые не хотят возвращаться, и не нужно этого делать. Я уже говорил, что слабость режима состоит в том, что страну могут покинуть люди, которые не хотят в ней жить — богатые или люди с определенными навыками, позволяющими найти работу. Таким образом, происходит утечка и денег, и мозгов. Это наглядно демонстрирует слабость, присущую режиму, и я думаю, что Путин понимает это. Но, думаю, у него нет решения. И надеюсь, что изменения придут раньше, чем мы ожидаем. Я совершенно не ожидал некоторых вещей, которые случились. Я не ожидал Майдана, но он произошел. Неожиданное вполне может случиться, но я не могу этого предсказать”.

После меня вопрос задавал Борис Акунин: он попросил Сороса озвучить свои мысли насчет Brexit. Однако Сорос отказался отвечать, посоветовав лишь почитать его статью в The Guardian, которую он специально написал на эту тему.

Было задано ещё много вопросов и сказано много слов – в некоторые моменты зал замирал в предвкушении ответа на вопрос, в некоторые – заливался хохотом. Я настоятельно рекомендую посмотреть видеозапись мероприятия, которая должна появиться на сайте “Открытой России” в течение ближайшей недели, чтобы получить удовольствие от просмотра тех моментов, которые трудно описать в текстовом формате – это манера речи, взгляды и мимика легендарного Сороса. В заключение хочу сказать, что Джордж Сорос заслуживает внимания не только потому, что навсегда вписал свое имя в мировую историю, или потому, что его состояние оценивается в 25 миллиардов долларов. Для меня Джордж Сорос – в первую очередь легендарный филантроп, и не потому, что финансирует миллионы ученых, а потому, что в свои годы и при своих возможностях, лично приходит на не очень большие мероприятия, чтобы в живую поговорить с людьми, на чьи вопросы он может дать ответ, пристально глядя в глаза каждому собеседнику.

Текст: Хочбар Рамазанов