События

Как британские критики отозвались на гастроли «Современника»

13 мая в Лондоне закончились гастроли “Современника”. Местные газеты отнеслись к гастролям весьма сдержанно. Ниже выдержки из тех немногих британских рецензий, которые нам удалось найти. 

«Три товарища»

Кейт Малтби, The Times. Оценка — 1 из 5. Разносит постановку в пух и прах, потому что она кажется ей несовременной:

«Современник» основан в 1956 году, в момент культурного возрождения во время хрущевской оттепели. Быть может для России эта постановка современна, но [для меня] похоже на то, что действие происходит в Вест-Энде в XIX веке… Здесь есть хор проституток, кордебалет из сапог нацистов и трио маленьких детских статистов, которые молча появляются просто для того, чтобы добавить пестроты в свалку сцен. Для еще большей путаницы — действие происходит в Веймарской Германии, при этом звучит непрерывная славянская крестьянская музыка, которая может ввести в заблуждение… Волчек может быть женщиной-пионером в России, но в ее постановке феминизм практически на нуле: если у главной героини и есть внутренняя жизнь, то она состоит из хриплого экстаза при виде весенней сирени… Женщины в этом спектакле — взаимозаменяемые проститутки и домохозяйки. Мужчины — парад псевдо-философских клише и мрачных афоризмов. Можно только предполагать, что авиабилеты для такой масштабной труппы оплачены состоятельными русскими, которые покупают дорогие билеты на этот спектакль”.

Дейв Фарньоли, thestage.co.uk. Оценка — 4 из 5. Сдержанно выражает уважение к постановке и ее неторопливому темпу:

“Визуально богатая и эмоционально выверенная постановка… Александр Хованский проявляет себя как выразительный исполнитель, передавая оттенки чувств минимальными жестами… Сергей Юшкевич оттеняет сцены лаконичным юмором и тихим состраданием… Четкое, уверенное руководство Галины Волчек наполняет каждое мгновение и каждое движение смыслом. Хотя медленный темп иногда надоедает, этот неторопливый подход закладывает основу для внезапных, мучительных поворотов второго акта”.

Дэвид Найс, theartsdesk.com. Знает, что смотрит, и его оценка высока:

“Время по-другому бежит в русском театре. Поищите хоть одну британскую постановку, которая не сходит со сцены с 1999 года? Это ставит вопрос о несовпадении возраста актеров и их героев в постановке “Современника”, но посмотреть все равно стоит… Здесь нет попыток втиснуть в пьесу всю книгу. Бесчисленные короткие сцены используются для создания настроения и персонажей, обрисованных с восхитительной быстротой в первые десять минут. Звуковой коллаж является единственной очевидной уступкой новой русской пошлости… Чулпан Хаматова отличается кошачьей грацией, гибкостью и харизматической красотой. Александр Хованский вносит не всегда подходящую вокальную неряшливость. Тем не менее в какой-то момент из них получается отличная пара, идиллия очаровательна, и в этот момент прозаический текст Ремарка поражает поэтическими нотками. Итого, если вы хотите беллетризованное изображение Берлина в 1928 году, оставайтесь дома и смотрите 14 серий сериала “Берлин-Александерплац” Райнера Вернера Фасбиндера. Но если вас способно очаровать то, как замечательная российская театральная компания ставит пьесу с немецким плутовством, это стоит того”.

«Двое на качелях»

Том Викер, thestage.co.uk. Оценка — 3 из 5. Рецензия написана с британской сдержанностью, потому что ругать не позволяет воспитание:

“Возрождение спектаклей “Современника” немного надуманное… Отмечу дизайн освещения, выполненный Дамиром Исмагиловым, который отражает разницу индивидуальностей и меняющееся настроение героев… Играют две крупнейшие звезды России. Чулпан Хаматова привносит изменчивую окраску в оригинальную маниакальную фантастическую героиню. Но три часа — это приятная, но неоправданная длина для истории о двух сломленных людях, которых постоянно тянет друг к другу”.

«Три сестры»

Энн Макелвой, The Evening Standard. Вместо рецензии дает экскурс в историю театра и пишет о русских постановках вообще:

“Подход “Современника” к Чехову, которого часто ставят в Великобритании, ощущается как полноценный эмоциональный взрыв. В русских постановках всегда есть отчаяние любовных альянсов и раздражающие человеческие недостатки. Символизма постановке придает то, что в ней использовано множество вертикальных структур, — мостов и дорожек — которые подчеркивают ненадежность отдельных жизней”.

Почему привезли именно эти спектакли? Отвечает сам «Современник»

На пресс-конференции Галина Волчек объяснила, что хотя иностранная публика больше всего любит “Крутой маршрут” по произведению Евгении Гинзбург, выбор на эти спектакли пал потому, что сама Волчек не может диктовать свои преференции компании, привозящей театр в Лондон.

“Три товарища” — спектакль, с которым очень трудно гастролировать, — рассказала Волчек. — В нем задействовано огромное количество людей и сложная механика. Но в Москве его увидели продюсер Belka Productions Оливер Кинг и знаменитый вест-эндовский продюсер Ли Мензис (Lee Menzies). Ли, который ни слова не понимает по-русски, признался, что не понял ни слова, но понял всю постановку. Он сказал: “Дайте мне этот спектакль на два месяца в Лондон, и не останется ни одного человека, который бы этот спектакль не увидел”.

На вопрос о неоднозначном выборе Оливер Кинг ответил: “В Вест-Энде есть проблема — недостаточное количество международных постановок. Поэтому в 2011 году я занялся продвижением театрального искусства из Восточной Европы и России. Английский театр во многом смоделирован по традициям русского, но мы знаем только Чехова! Я в курсе, что британская аудитория лучше реагирует, когда видит уже известные русские произведения. Чехов, сыгранный русскими, — для британцев это очень интересно! Но мы хотим знакомить британскую аудиторию с другими русскими постановками. В этом сезоне у нас [был] микс. “Три сестры” — для британской аудитории. “Двое на качелях” поставили в 1962 году. Это первая американская пьеса, поставленная в СССР. Театралам было бы интересно посмотреть, как тогда интерпретировали и ставили. А “Три товарища” — для русскоязычной аудитории, которая хочет увидеть любимых актеров. Эту пьесу никогда не ставили в Великобритании, и тема распространения нацизма, затронутая в спектакле, созвучна происходящему сегодня”.

Фото