Опыт

Урбанистическая сейсмология. Ист-Энд, или Ближний Восток Лондона

До того, как я впервые очутился в районе вокзала Liverpool Street, где в последнее время проходит большая часть моей лондонской жизни, я слышал о нем только плохое. Мнения жителей западного и северного Лондона об Ист-Энде (русским эквивалентом которого вполне мог бы стать “Ближний Восток”) часто сводились к формуле: «Не ходите, дети, в Африку гулять».

Действительно, ближний восток Лондона много столетий обладал противоречивой репутацией. С одной стороны, это традиционно был район эмигрантов, а как мы знаем, к новым соседям у коренных жителей отношение бывает сложным. С другой — слава этого района до сих пор тесно связана с мрачными историями о Джеке-потрошителе. Однако сегодня, выйдя из вокзала Liverpool Street на улицу Bishopsgate, можно как нигде еще ощутить уникальность Лондона, предлагающего гармоничное в своей несовместимости целое. Попробуем разобраться в этой эклектике.

grisha-guide (8 of 9)

Если вы вышли из вокзала через восточный выход, то позади, за вашей спиной, окажется Сити. Это не только один из центров мировой экономики, но и место, где Лондон родился и начался еще как римский “Лондиниум”, прятавшийся от внешнего мира за высокой стеной. Особенно прекрасен Сити в выходные. Его улицы бывают настолько пустынны, что можно легко представить себя в эпизоде фильма-катастрофы, в котором все население планеты уничтожено страшной эпидемией. Совсем другая картина в будни. С понедельника по пятницу даже не пробуйте отправиться на утреннюю пробежку: вас снесет толпа людей в костюмах. Помимо многочисленных офисов, в Сити прячется постиндустриальный оазис жилищно-культурного комплекса Barbican, где расположен лабиринт жилых домов, кинотеатры, театральные площадки, выставочные залы. Там же можно увидеть и остатки римской стены, которая когда-то окружала город.

А теперь посмотрите на север. Там находится Shoreditch. Именно здесь когда-то располагались первые два театра Шекспира, до того как драматурга изгнали на южный берег Лондона (кстати, оба фундамента театров были обнаружены относительно недавно и скоро будут показаны публике). Сегодня тут поселился креативный класс Лондона. Чуть дальше — район Old Street, который считается местом обитания стартапов. Впрочем, сегодня понятие креативности объединяет и лириков, и технарей. В Лондоне тоже все смешалось, и конвергенция Shoreditch и Old Street особенно заметна в соседнем районе Hoxton. Все эти районы — пространство неформальности и свободы.

6-2

Наиболее остро это ощущается в районе Brick Lane — пожалуй, одной из самых динамичных улиц Лондона. Сколько бы раз в неделю я ни проходил через эту и прилегающие улочки, всегда обнаруживаю что-то новое, будь то новые произведения стрит-арта или независимые кофейни. Ощущение постоянной смены декораций добавляют многочисленные уличные рынки, которые начинаются в районе Spitalfields и улицы Middlesex (здесь много столетий находится рынок “нижних юбок”, на котором сегодня доминирует дешевый китайский ширпотреб), перетекают на Brick Lane (с его рынками уличной еды, винтажной одежды, традиционной барахолки со старьем) и заканчиваются чуть севернее цветочным рынком. Но, пожалуй, наибольшее впечатление производит одно из самых таинственных мест Ист-Энда — Nomadic Community Garden, где между гигантскими работами стрит-арта и теплицами с помидорами можно выпить кофе в атмосфере Вудстока, посидеть у костра и пообщаться с коренными жителями этого мира — кочевниками и бродягами, которым «вроде немного надо».

4-4

В Ист-Энде как нигде чувствуешь эфемерность. То, что существовало вчера, сменяется чем-то другим завтра. Бесконечная динамика перемен лондонского востока заставила меня в свое время завести страничку в инстаграме @asteriy, где я часто выкладываю фотографии новых граффити, стараясь хоть как-то запечатлеть момент.

Улицы Bishopsgate и Middlesex, через которые проходят границы Сити и восточного Лондона, — это не только социально-культурные, но геологические границы Лондона. Здесь встречаются разные тектонические плиты, трение которых – такая же часть глобальных процессов, как таяние льдов на полюсах Земли. Живя в этом районе несколько лет, чувствуешь, как Сити наступает на Восток, постепенно вытесняя трущобы Whitechapel и старые лавочки Brick Lane, но при этом также заражаясь духом креативности. Там, где раньше потрошил Джек, появляются новые галереи и коворкинги, открываются модные кафе и успешные рестораны.

Впрочем, и в этом клубке теплых и холодных течений остаются островки постоянства. Один из них — это паб Dirty Dicks, расположившийся прямо посреди турбулентных потоков Сити и Восточного Лондона. Свою популярность этот паб приобрел в том числе благодаря достаточно скандальному названию. Но на самом деле, Dirty Dicks значит не то, что вы могли подумать. Это название связано с любовью, причем, конечно, несчастной. Свое имя паб получил в честь торговца Натаниэля Бентли, который в молодости имел репутацию лондонского дэнди. Со временем он решил жениться, но его невеста скончалась в день свадьбы. Натаниэль с горя перестал мыться и вскоре получил в народе прозвище “Грязный Дик”.

Город меняется, Запад наступает на Восток, Восток поглощает Запад, современные кочевники защищают альтернативность своих пространств и жгут на своих кострах вертикали власти, однако история несчастной любви по-прежнему остается самым стабильным ориентиром среди урбанистических бурь и сейсмических потрясений Лондона.

Фото Катерины Никитиной и @asteriy