Протест, праздник или коммерческое использование меньшинств? Кто и зачем ходит на Pride in London Parade

Зачем идти на гей-парад в стране, где права меньшинств закреплены законом? Мнения представителей русскоязычного сообщества ЛГБТ в Лондоне
Анна Чернова 7 июля 2017

В субботу, 8 июля, пройдет Pride in London Parade — ежегодное шествие в поддержку представителей ЛГБТ. В прошлом году в параде приняли участие десятки тысяч человек. В этом году при стоимости участия от £50 до £2400 за группу все билеты уже раскуплены. Помимо обычных граждан, на парад выйдут британские банки, телекомпании, университеты. Среди участников этого года даже Министерство обороны.

Мы спросили представителей русскоязычного ЛГБТ-сообщества в Лондоне, зачем ходить на парады (прайды) в стране, где права меньшинств и так закреплены законом.

Ринат Салимов, 37 лет: Участвовать в параде – мой гражданский долг. Я хочу укрепить общество и помочь тем, кто еще не решился открыться.

Ринат переехал в Лондон 12 лет назад и активно участвует в жизни лондонского ЛГБТ коммьюнити: «Как и многие лондонцы, я собираюсь принять участие в параде. Причин несколько. Во-первых, на параде я могу встретиться со своими друзьями, повеселиться, обсудить последние новости и сделать пару интересных снимков. Но это также мой гражданский долг. Своим участием я, возможно, помогу тем, кто еще не решился открыться и выйти из сумрака своих страхов и тревог. Я хочу показать, что всегда найдутся люди, готовые помочь, если ты находишься в затруднительной ситуации и еще не пришел к какому-то однозначному ответу в вопросе свой сексуальности. Так что я отношусь крайне положительно к подобным мероприятиям и хочу выразить свою благодарность всем тем, кто стоит за Pride in London. Большинство из них волонтеры, они хотят помочь тем, кто сомневается, показать, что геи — обычные люди, ваши соседи, друзья, коллеги по работе — и тем самым укрепить общество, сделать его более гибким и сильным”.

Маша, 23 года, студентка: Лондонский прайд – это безопасное пространство, где никого не интересует твой цвет кожи, гендер и ориентация.

«Я хожу на лондонский прайд каждый раз, когда оказываюсь в городе, а также посещаю подобные мероприятия и в других городах. На такие парады всегда интересно смотреть: каждая колонна ответственно подходит к этому событию и поэтому можно увидеть костюмы ручной работы, послушать хороших диджеев и даже сделать селфи с живым Иеном Маккеленном. Лондонский прайд – это такой огромный ‘safe space’, где никого не интересует, какая у тебя ориентация, цвет кожи, гендер, национальность и как ты выглядишь. Единственное, что не приветствуется на прайде, — это ксенофобия. Поэтому, наверное, я хожу на гей-парады, чтобы поддержать эти идеи и удостовериться в том, что таких, как я — большинство.

Обычно мы собираемся группой друзей, где есть и представители ЛГБТ+ сообщества (помимо гомо-, бисексуалов и трансгендеров включает в себя интерсексуалов и асексуалов, а также Queer – всех тех, кто не вписывается), и те, кто себя к ним не относят. После парада в городе происходит много тусовок и культурных событий, напрямую или косвенно связанных с тематикой ЛГБТ. На них тоже интересно сходить, и при этом совершенно не обязательно быть частью этой социальной группы.

В России я на гей-парады не хожу, так как, в отличие от Великобритании и других стран, это не праздник жизни, а столкновение с полицейскими и особенно ярыми противниками.

Я считаю, что те, кто ежегодно пытаются провести гей-парад и подставляются под дубинки, чтобы донести свою точку зрения — безусловно, герои и большие молодцы. Именно благодаря таким людям о тяжелой проблеме гомофобии в России узнают по всему миру. Тем не менее лично я не готова идти на такие жертвы. Однако не могу не заметить, что прайды, изредка происходящие в восточноевропейских странах, например, недавний Прайд в Киеве или The Baltic Pride, прошедший в прошлом году в Вильнюсе, и который состоится в этом году в Таллине, — крайне позитивные явления. Насколько я понимаю, участников там тоже не очень много, но их безопасность обеспечивается полицией, и надо же с чего-то начинать. Если когда-нибудь в России будет проведен прайд, в котором моя безопасность и свобода будет гарантирована, я не вижу причин, почему бы не принять в нем участие. Как показывает опыт европейских стран, отношение к представителям ЛГБТ+ становится нейтральным, когда люди видят, что они безобидные и абсолютно такие же люди, как и все остальные».

Екатерина Чурилина, 41 год: Нужно сделать праздник, а не унылое шествие

Медсестра-анестезист из Эстонии Екатерина никогда не скрывала свою ориентацию: знали и эстонские коллеги, и друзья. Она вспоминает о том, как в 2004 году приняла участие в первом Балтийском прайде в Таллине: «Было страшно, скинхеды поджидали. Нам тогда не разрешили громкую музыку, была только колонка на велосипеде. Но и прав тогда не было, поэтому это было настоящее шествие за права».

В Англии Екатерина с дискриминацией не сталкивалась. Она считает, что у представителей ЛГБТ в Британии есть все права и они закреплены законодательно, а формат лондонского парада нужно изменить:

«В том виде, в котором прайд проводится в Лондоне, я участвовать не хочу, мне одного опыта хватило. Во-первых, это очень политизированное шествие.

Партии, работодатели, представители общин и церквей — все показывают свою солидарность, что в целом не плохо, но отдает нафталином. К шествию нельзя присоединиться, оно ограждено заборами.

Нужно сделать из унылого шествия праздник. Тот же парад в Берлине или Амстердаме уже давно превращен в веселье и костюмированный маскарад, где играет музыка, участники и зрители танцуют, веселятся, поздравляют друг друга. В Лондоне же к двум-трем часам дня уже огромное количество народу, что называется, лыка не вяжет, так как британцы совершенно не умеют пить. Власти Лондона ограничили децибелы, на параде нет музыкальных платформ. Людям скучно, оттого и напиваются раньше времени. Зрелище так себе».

Александр, аналитик консалтинговой компании: Даже в Британии еще не до конца решены вопросы дискриминации ЛГБТ

“Не скажу, что в Лондоне есть какая-то особенная, организованная жизнь русскоязычного ЛГБТ-сообщества.

Много лет назад один из гей-клубов в Сохо пытался делать русские вечеринки раз в месяц, но дело не пошло.

На частном уровне общение налажено неплохо, и какие-то совместные вечеринки, поездки, «культпоходы» — это проходит постоянно. Я несколько раз бывал на интересных событиях — например, огромный паб-квиз для членов ЛГБТ-организации для сотрудников финансового сектора или late-night opening в Музее Лондона, который был посвящен истории ЛГБТ в Лондоне и Британии.

К параду в лондонском формате отношусь хорошо. Мне лично не приходилось бывать на парадах в других городах, но, как мне представляется, в лондонском параде по сравнению с другими гораздо сильнее общественно-политическая и социальная составляющая. С каждым годом в колоннах парада идет все больше политиков, военных, полицейских, пожарных, учителей, студентов, сотрудников разных организаций и компаний — это очень важный и существенный элемент, который показывает, что геи — это не какая-то маргинальная или «особенная» группа, а полноценная часть общества, нормальные люди. Это очень важный сигнал для общества, для молодежи, и заодно напоминание о необходимости защиты принципов равенства и борьбы с дискриминацией. Даже в Британии эти вопросы еще до конца не решены.

Гей-парад — это второе по численности массовое мероприятие в Лондоне после карнавала в Ноттинг-Хилл, и количество участников и зрителей говорит само за себя. Приходят семьи с детьми, люди всех возрастов, местные и туристы — гей-парад превращается в поистине городской праздник. Так оно, в принципе, и должно быть».

Аманда Ди, юрист: Парад за право существовать и не быть притесненными превратился в эпатаж и коммерческое мероприятие

«Я на параде не была. В целом я считаю, что прайды изжили себя как минимум лет десять назад. Но это удобный механизм для тех, кто видит ЛГБТ как свою платформу для политических игр и амбиций. Прайды были нужны в 70-х и 80-х, даже местами в 90-х, когда шла активная борьба за признание общечеловеческих прав за представителями ЛГБТ. Это уже достигнуто, по крайней мере, в этой стране. Теперь такие мероприятия для меня выглядят пустыми и бессмысленными.

Я транссексуалка, большую часть своей жизни живу как женщина и в Британии, организовала главную группу транс-поддержки в Оксфорде —ТрансОксфорд, которая теперь процветает, но я из нее ушла. Когда я была в организационном комитете оксфордского прайда, я привела на парад, который рекламировался как family friendly event, своих детей. Первое, что они увидели — прилавки продавцов футболок с ЛГБТ-тематикой с нецензурными словами, поэтому мы ушли. Парад за право существовать и не быть притесненными превратился в эпатаж и коммерческое мероприятие, где молодежи продаются идеи образа жизни в среде ЛГБТ как альтернативы тому, что навязывают им родители, как формы социального и культурного бунта с прилагающимся мерчендайзингом. Это, на мой взгляд, только вредит движению за права представителей ЛГБТ. Времена Стоунволла прошли. 

Сейчас можно вполне открыто интегрироваться в мейнстрим, но некоторым политикам это не нравится, для них ЛГБТ-революция — не инструмент борьбы, а постоянная тема продажи идей и сопутствующих товаров».

Артем Грудцин, стилист-парикмахер: Геи умеют хорошо повеселиться без драк, агрессии и приставания к гетеросексуальным парам

«Мне 34 года, в Лондоне живу 9 лет, приехал на повышение квалификации в академию парикмахерского искусства. Я обязательно пойду на Прайд и уже созвонился с друзьями и договорился о встрече. Начинались такие парады за отстаивание ЛГБТ прав, сейчас это просто хороший летний день в компании доброжелательных людей по всему Лондону. Это хороший повод встретиться представителям ЛГБТ в одном месте в одно время. В Лондоне все очень заняты, я своих друзей геев иногда встречаю раз в году на параде.

Везде играет музыка, люди все добрые и отзывчивые. Можно встретить много звёзд шоу-бизнеса. В парках в Сохо устраиваются пикники. За все время, сколько я посещал парад в Лондоне, я никогда не замечал агрессии или неприязни, это просто веселый праздник. Вечером кто хочет, идет в клуб. Организация подобающая. Везде стоят туалеты и мусорные баки. Да, конечно, после такого мероприятия центр города похож на свалку, но это происходит каждую неделю в пятницу, а не на гей-параде в отдельности. На самом Прайде никогда не видел никакой похабщины.

Мои друзья-натуралы из России были в восторге от парада и даже захотели поехать на второй Прайд в Брайтон. Как они сказали, геи — потрясающие люди. Они умеют хорошо повеселиться и в то же время без драк, агрессии и приставания к гетеросексуальным парам.

Мне кажется, отношение к геям во многом зависит от самих геев. Я жил во многих больших городах России, и там отношение вполне достойное. Есть гомосексуалы, которые пытаются навязать другим людям свой образ жизни, я это сам не понимаю. Поэтому многие не любят гей-прайды, потому что там идет явная провокация по отношению к обычным людям. В Лондоне я такого не видел».

Иллюстрация на заставке: Алена Крошечкина.


Смотрите также:

Как прошел Pride London 2016. Фоторепортаж >>>
pride-13-of-67

Pride London 2014. Демонстрация нормальности >>> london-pride-158-of-186