Карьера

Как получить первый миллион. История стартапа Lobster

Как стартап Lobster получил миллион, и сколько ему это стоило

С тех пор как Николай Алексеевич Некрасов рассказал о доле русских женщин, изменилось, конечно, очень многое. Однако некоторые проблемы все еще остаются. И, как следует из опыта стартапа Lobster, не только в России.

Запустите в Google поиск картинок по слову, допустим, «айтишник» – получите кучу вариаций стоковых фотографий белого мужчины в костюме на фоне флипчарта. Разве это айтишник? В то же время в Facebook, Instagram, Flickr и других социальных медиа публикуются миллионы изображений, более правдивых и точных, чем стоковый мусор. Все, что требуется, – свести друг с другом авторов этих фотографий и тех, кому они сейчас нужны (для оформления презентаций, для создания рекламных буклетов, для иллюстрирования статей – да мало ли для чего, хоть на стенку повесить).

Вот и вся идея стартапа Lobster. С его помощью пользователи соцсетей могут выставлять на продажу свои фото и видео, а компании – находить и приобретать их для легального коммерческого использования. К этой простой мысли придумавшие Lobster Ольга Егоршева и Мария Ионцева и пришли в 2013 году.

До этого обе учились в МГУ: Ольга – на экономическом, Мария – на ВМК, и обе мечтали о собственном бизнесе. Потом Ольга училась в бизнес-школе ESCP Europe и работала в Deutsche Post DHL, а Мария – в лондонском офисе ABBYY. И обе сталкивались в работе с одинаковой проблемой – с отсутствием хороших, легальных и недорогих иллюстраций. Проблему девушки и примкнувший к ним коллега Ионцевой по ABBYY Андрей Дмитриев решили радикально: Ольга и Андрей получили визы Tier 1 (Entrepreneur), переехали в Лондон, где уже жила Мария, и c утроенной силой взялись за «Лобстера».

В январе 2014 года Lobster прошел отбор в акселератор Wayra и получил стартовые £34 тысячи. Через год – £100 тысяч инвестиций первого раунда от калининградского фонда SmartHub и группы российских бизнес-ангелов. Спустя еще год – £340 тысяч от международных ангелов, из которых £140 тысяч собраны на краудфандинговой платформе SyndicateRoom. А в конце 2016-го Lobster взял первую серьезную планку – £1 млн: половину инвестировал бывший CEO «Открытие-Капитал» Николай Каторжнов, другую – международные инвесторы. «Очень помог партнер московского коворкинга KL10CH Владимир Губер, – вспоминают с благодарностью Егоршева и Ионцева. – На 80% это его заслуга».

Мы сидим в лодке в Chatham Marine, куда Ольга и Мария иногда сбегают на выходные. Лодка не их (рано еще), да и сбегают они скорее не отдохнуть, а сменить ритм. «В 2014-м мы получили шкиперские лицензии, – хвастается Егоршева. – И когда нужны новые идеи, мы выходим в море. На яхте почти всегда есть интернет, так что можно поработать, проветриться перед новой волной и поразмыслить».

А поразмыслить есть над чем.

Как-то за бокалом вина девушки разговорились с коллегами и узнали, что мужская стартап-тусовка считает: хорошо, что есть девушки-предприниматели, потому что на них приятно посмотреть.

«Я была в шоке, – возмущается Ольга. – Нет, на себе я никакой дискриминации никогда не ощущала, мы очень настойчивые, нас так просто не дискриминируешь. Но я поняла, почему девочки не идут программировать. Их не принимают в среду!» Инвестиции женщинам-предпринимателям, как порой по секрету говорят мужчины, тоже дают с меньшей охотой. «Конечно, напрямую никто не скажет: была бы ты мальчиком, дали бы денег, – продолжает Егоршева. – Формальные причины будут другими: неподходящая стадия бизнеса или не тот рынок. Часто так и есть. Но неслучайно в индустрии говорят о необходимости поддержки женщин-предпринимателей, и женщины создают специальные фонды, чтобы инвестировать в проекты женщин. Поначалу я думала, что получать деньги, потому что ты женщина, а не потому, что у тебя крутой продукт, это неправильно. Спустя годы поняла: инвестировать в женщин надо, потому что проблема сама собой не разрешится».

Помимо глобальных проблем вроде негласной дискриминации женщин в бизнесе, приходилось преодолевать и другие сложности, которые сейчас, в лодке в Chatham Marine, вспоминаются как казусы, но в свое время выглядели настоящей трагедией.

Легко представить, какую эйфорию Ольга и Мария испытывали, когда в конце 2016 года подписали сделку на £1 млн инвестиций. Но воспользоваться деньгами Lobster долго не мог – оказалось, счет компании в HSBC заблокирован.

Как выяснилось, банк, пытаясь разобраться в некоторых деталях бизнеса, отправил компании письмо обычной почтой, письмо затерялось, и HSBC, не получив ответа, остановил операции по счету. (Письма, надо сказать, терялись и раньше, и однажды это уже имело неприятные последствия. Lobster располагался в коворкинге в Камдене над кубинским баром, и почтальоны часто не могли найти его офис. Устав от этого, девушки решили уточнить адрес: «над кубинским баром». И нарвались на расследование HSBC – банку показалось, что Lobster ведет операции с Кубой.) Доступ к своему миллиону Lobster в конце концов получил, хотя для этого пришлось пару месяцев приносить из дома салаты и разбавлять китайскую лапшу, а также разорвать отношения с HSBC и перейти в Barсlays.

«Тебе кажется, что у тебя успешный проект, ты получаешь награды, о тебе пишет пресса, тебе дают деньги, и вдруг твой бизнес оказывается под угрозой, потому что банк счел его подозрительным и закрыл счет. Стартап одним словом, – резюмируют Ольга и Мария и уточняют, смеясь: – Женский стартап».

Фото: Катя Никитина

Партнер рубрики «Карьера» — компания Law Firm Limited, которая оказывает юридические, иммиграционные и бизнес услуги в Великобритании. Подробности на сайте lawfirmuk.net.