Досуг

О чем писал Пушкин. Спектакль «Евгений Онегин» в Лондоне

20 февраля 2015

Мы в Russian Gap не анонсировали “Евгения Онегина”, потому, что билеты на него были распроданы чуть ли не раньше, чем запустился наш сайт. Уже месяц назад встревоженные соотечественники начали охотиться за лишним билетиком в театр на “наше всё”, а первое выступление вахтанговцев в “Барбикане”, говорят, подняло на ноги и заставило аплодировать стоя даже строгих британских критиков.

В общем, ажиотаж и успех. Радость и слезы. Последнее — не в рамках фигуры речи. Половину первого и весь второй акт “Онегина” я, например, проплакала, потому что Пушкин, сукин сын, задел те струны, на которых держится и русская душа, и девичья эмоциональность, и восприимчивый к красотам языка ум. Так вот, оказывается, за что боготворили Пушкина 200 лет назад!

Моя восторженность может быть оправдана грандиозностью произошедшей вещи: я (несмотря на десятки читаных раз до этого) действительно наконец поняла, о чем писал классик, и почему “Онегин” — это зеркало русской жизни. Не только вчерашней, ушедшей в прошлое вместе с помещиками и крепостными, но и сегодняшней, в которой мы все живем, и в которой вряд что-то изменится еще через 200 лет.

Девушки из провинции все так же рвутся в Москву — на “ярмарку невест”, где им отрезают толстые косы и заставляют танцевать еще более нелепые, более вычурные французские танцы. Мама Татьяны плачет, не зная, кому пристроить бедную дочь. Татьяна мается от любви и невозможности говорить о ней. За внешней простотой и благопристойностью деревенского праздника, именин, таится душераздирающая тоска. Девушки поют романсы, в них — отчаянные мечты выйти замуж и борьба за счастье в замужестве. Мужчины пьют и не знают, что делать со своей жизнью. Стреляют. Дороги разбиты, хороших трактиров нет. Трогательная горбунья с домрой постоянно пребывает на сцене, выбирая укромные уголки, — это пугающе обаятельная русская хандра.

Постановщик “Евгения Онегина” Римас Туминас очень бережно подошел к тексту и сути оригинала. Признаюсь: оказавшись на генеральном прогоне, я не сразу поняла всю прелесть такого решения. Неужели, подумала я, они будут читать в стихах весь роман? И да, читали. “Громко и с выражением”. Но именно в этой, невероятно бережной и при этом крайне личностной актерской подаче, герои Пушкина обрели настоящие голоса и лица, и сам роман зазвучал по-новому. Но так, что автор, думаю, остался бы очень доволен.

Главным отходом от оргинала стало введение в постановку постаревших Ленского и Онегина, читающих как тексты героев, так и авторские слова. Роль старого Онегина делят Сергей Маковецкий и Алексей Гуськов (в Лондон приехали оба), молодого Евгения играет Федор Добронравов (и нельзя, конечно, не заметить, до чего они с Гуськовым внешне в этой роли похожи). Роль баллетмейстера и няни исполняет блистательная Людмила Максакова, гусара в отставке (который также читает авторский текст) — Владимир Симонов. В сцене сна появляются Ирина Купченко и Юлия Борисова. В пьесе много женских ролей. Главная героиня — безусловно, Татьяна (с ее ролью отлично справляются Ольга Лерман и Евгения Крежде), но за хрупкой фигурой девушки неотступно следует женский хор, и это выводит частную историю в пространство универсальных ценностей и вопросов: о любви, счастье, радостях и горестях жизни.

Нет ни одной темы, затронутой как в самом романе “Евгений Онегин”, так и в его вахтанговской постановке, которая звучала бы сегодня неактуально или преувеличенно. Момент этого узнавания, включение собственного опыта в универсальное художественное пространство — то, что лично для меня сделало поход на этот спектакль одним из сильнейших театральных впечатлений, полученных за всю жизнь.

(Не могу не заметить в скобках, что оно было бы еще сильнее, если бы уважаемые соотечественники на соседних местах не щелкали беспрерывно айпадами и афйономи. Такое, честно говоря, я встречала в театре впервые. Друзья, вы что? Так нельзя, даже если на сцене стоит сам Гуськов и вам хочется этим фактом похвастаться!)

В общем, надо чаще перечитывать и пересматривать классику. Пушкин — гений, он все уже знал до нас.

Фото — Катя Никитина www.ukatephoto.com