Досуг

Джеймс Хилл: Я помню абсолютно каждое лицо и эмоцию

7 мая в Pushkin House открывается выставка «Русские ветераны». Автор представленных фоторабот – Джеймс Хилл, известный британский фотограф, фотожурналист газеты The New York Times, обладатель Пулитцеровской награды, премии  World Press Photo и некоторых других международных призов. Ко всему прочему, еще и выпускник Оксфорда. В 1990 году Джеймс  покинул перспективный Лондон и переехал сначала в Украину, а потом в Россию, где живет до сих пор.

Большому кругу людей Джеймс известен своими материалами из горячих точек: Чечня, Афганистан. Переломным моментом стал Беслан, после которого он  решил покончить с войной  и опасными фоторепортажами. Начал путешествовать по России, Кавказу, Сибири, снимать на камеру все, что нравилось.Death of the PopeDeath of the PopeВ 2006 году, пораженный историями о подвигах советских женщин во время Второй Мировой войны, Джеймс Хилл решил отправиться на самый крупный в России Парад Победы 9 мая и сфотографировать этих героинь. Ровно год  спустя он вернулся в Парк Горького,  чтобы сфотографировать мужчин ветеранов тоже. Так начался большой фото-проект британца под названием «Русские ветераны». За четыре года камера Джеймса запечатлела больше 500 человек. Многих из них уже нет в живых. В России его работы уже видели, а вот в Лондоне они впервые «выйдут  в свет» – именно в этом году, в Pushkin House.

RG встретился с Джеймсом  Хиллом незадолго до официального открытия выставки и узнал, как ему удалось выбрать всего 15 фотографий из сотен, что заставило навсегда забыть о военной фотожурналистике и почему в его архиве никогда не будет подобного проекта с британскими ветеранами.

Понятно, почему лишь 15 фотографий. Но непонятно, как вы смогли их выбрать из более чем 500 работ? 

Было очень трудно. Но пришлось выбирать. Часть я выбирал чисто техническим способом: чтоб были и женщины, и мужчины, и групповые фотографии.  Некоторые просто лично мои любимые, какие-то я выбирал по разным эмоциям.  Где-то ты видишь радость, где-то гордость, где-то грусть. Это все люди, которые очень долго жили с воспоминаниями о войне. И глядя на эти портреты, ты можешь почувствовать историю.

Вам и до этого приходилось фотографировать людей, которые видели войну… 

Да, я был военным фотографом долго. И моя семья вся связана с войной. Но мой отец никогда об этом со мной не говорил. Конечно, солдат и фотограф на войне занимаются совсем разными вещами. Но видим мы там одно и то же.

Для меня последней каплей стал Беслан. Я понимал, что это важно – фотографировать  последствия таких больших трагедий, но для этого нужна невероятная личностная мотивация

Но вы все-таки решили покончить с военной съемкой? Почему?

Для меня последней каплей стал Беслан. Я понимал, что это важно – фотографировать  последствия таких больших трагедий, но для этого нужна невероятная личностная мотивация. И тогда я понял, что мотивация моя пропадает. Когда у тебя у самого есть жена, дети, ты должен всегда уметь им объяснить, что эта миссия действительно обязательна для  тебя. Так вот, я перестал в это верить и выбрал семью. Особенно когда после Афганистана вернулся мой очень близкий друг, без ноги.

Skittles 01

Не жалеете, что бросили военную фотографию? Не хотели съездить в Украину? 

Знаете, я много  об это думал. А что было бы, если бы… Но я не жалею. И больше на войну не пойду.

Вместо этого вы решили заняться этим четырехлетним проектом про ветеранов? 

На самом деле изначально я не планировал заниматься этим четыре года. Вообще, уже есть огромное количество фотографий, посвященных русским ветеранам. Но я прочитал о крупнейшей в истории мобилизации женщин, советских женщин. Для меня есть что-то необычное в этом – женщина на войне. Мне было очень любопытно увидеть этих людей, поговорить с ними, узнать, какие они.  В России, к сожалению, их вклад многие игнорируют. И тогда, в 2006 году,  возникла идея – сфотографировать именно женщин-ветеранов на 9 мая в парке Горького.

Почему же через год вы вернулись туда снова?

Я попробовал и понял, что этого не достаточно. Что нужно сделать нечто большее из этой истории. Поэтому я вернулся в 2007-ом  и решил фотографировать уже всех ветеранов.

Почему именно 9 мая? Можно же в любой другой день сфотографировать ветеранов? 

Это очень сложный и эмоциональный день. Идеальный для фотографий, которые передают эти эмоции. К своему стыду, у меня не было времени, чтобы поговорить с ветеранами, узнать об их прошлом. Это было физически нереально. Но  был ассистент, который записывал их имена, дату рождения и место службы. А благодаря фотографиям я помню абсолютно каждое лицо и эмоцию.

Вы много говорите об эмоциях. Какие эмоции мы, зрители, должны испытать, смотря на эти фотографии? 

Портреты – это очень подвижные фотографии. Работы сопоставимы с личной встречей с персоной,  тет-а-тет. Каждый раз, когда люди смотрят на эти портреты, они, вероятно, представляют, каково это было, чем этот человек занимался на войне, как он выглядел в молодости.  Эти фотографии должны нас остановить на какое-то время и вернуть в те дни, чтобы мы задумались, через что прошли эти люди, за что они воевали, что чувствовали.

Вы считаете, что фотография – это лучший способ что-то сказать?

У каждого свои способы высказаться. Для меня лично – да, фотография – лучший способ о чем-то сказать. Но это касается не портретов, а больше предыдущих моих работ из того же Беслана. Портреты же  – это совсем другое, это концентрация на человеке, которого ты перед собой видишь, это голос не мой, а героя на фотографии. Поэтому я, кстати, выбрал простейший фон – белую ткань, и черно-белый формат фотографии, чтобы ничего не отвлекало от ветерана.

Я чувствую, что есть огромная разница между  Днем Победы в России и Великобритании

А почему вы не хотите сделать подобный проект с британскими ветеранами? 

Да, я понимаю, что это странно, потому что я британец, но я меньше знаком с английской историей. Также я чувствую, что есть огромная разница между  Днем Победы в России и Великобритании. Здесь люди не могут  так громко отмечать 9 Мая. Для России это была другая война, и я понимаю, почему именно для русских победа над немцами так много значит.

Вы путешествовали по России, в том числе по Сибири. Получились ли какие-то интересные проекты из тех поездок? 

Россия – это место, где можно сделать бесконечное количество  удивительных фото-проектов. Я был везде практически. Самое интересное путешествие для меня, как для фотожурналиста,  – это 10 дней зимой на Чукотке. Любопытно  наблюдать, как устроен быт людей, как они работают, охотятся, выживают.

Вам удалось выжить?

Мне повезло, я там был всего 10 дней. Но я точно могу сказать: любой, кто выживет в этех жестких условиях, станет хорошей историей для фотожурналиста.

Текст и заглавное фото: Гаяне Аветян

Выставка в Pushkin House продлится до 9 июня >>>
war2

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: