Досуг

God Save The Queen

– How great it is: an unbroken line from Churchill to me, James Cameron!

– …and beyond, I hope!

Британская парламентская монархия – совершенно невероятный феномен. Непосредственно с парламентом история довольно очевидная: его деятельность обсуждают, перед выборами страна немножко заходится в электоральной лихорадке (хотя до американской истерики, конечно, далеко), премьер-министра регулярно не ругает только ленивый. В общем, ничего особенного, даже в сравнении с другими государственными строями.

Всё меняется, когда речь заходит о второй составляющей формы правления. Монархия, казалось бы, уже давно превратилась в бренд, делающий кассы продажами магнитиков, и туристический стереотип, обязующий всех приезжающих в Лондон потаращиться на Букингемский дворец из-за ограды. Королевская семья будто создана специально для развлечения населения: посмотреть пару раз в год на королеву в карете, иногда поиграть на ставках, предугадывая имя наследника, обсудить очередную выходку принца Гарри. На российском телевидении в своё время запустили «Другие новости», стараясь обходиться в них без политики – в Британии для этого же можно использовать главную семью страны.

screen-shot-2015-04-30-at-22-35-12

«The Audience», которую играют в Apollo Theatre до конца июля, показывает изнанку общепринятой трактовки монархии. Преамбула проста: еженедельно Елизавета II принимает в Букингемском дворце действующего премьер-министра. Встречи проходят на протяжении вот уже 60 лет, сказанное за закрытыми дверями остаётся между королевой и лидером правительства. Но спектакль открывает эти двери и ставит на сцене вымышленные диалоги двух главных людей Соединённого Королевства. От сурового Уинстона Черчилля, через Энтони Идена, Гарольда Уилсона, Джона Мейджора, Тони Блэра, до самого Джеймса Кэмерона (и, как с надеждой произносит Королева, – далее) – всего 12 PMs. Короткие зарисовки идеально оттеняют героиню: а в том, что главная роль принадлежит именно Елизавете, сомневаться не приходится даже с появлением на сцене Маргарет Тэтчер.

David Cameron (Mark Dexter) and The Queen (Kristin Scott Thomas) in The Audience. Photo credit Johan Persson

Главный вопрос критиков: справится ли с «первой скрипкой» Кристин Скотт-Томас. Игравшая королеву в прошлом году (да и вообще большую часть своей карьеры) Хелен Миррен, сейчас прославляет британскую монархию на Бродвее, но её преемница чувствует себя в роли Елизаветы II ничуть не хуже. Успевая за два с половиной часа несколько раз перевоплотиться в разные временные отрезки 60-летнего правления, Скотт-Томас отлично смотрится и только вступившей на престол девушкой, которая вдруг даёт отпор Черчиллю, и железной леди, легко составляющей конкуренцию за этот титул Тэтчер, и уже не очень активно интересующейся политикой, но все такой же острой на язык правительницей, в свои 89 одной фразой сбивающей спесь с Кэмерона.

В конечном итоге оказывается, что «The Audience» – ни в коем случае не спектакль про политику. Это история – долгая, протяжённостью больше чем в половину столетия – про женщину и её отношения с разными мужчинами. Они дискутируют, ссорятся, мирятся – и очевидно уважают друг друга, как в любых здоровых дуэтах. Елизавета II проживает на сцене не столько свою политическую жизнь (хотя во всех вопросах жизни страны разбирается отлично), сколько женскую. Она ученица при Черчилле, друг с Уилсоном, язвительная наставница (хотя по характеру отношений – скорее тёща) для Камерона. Королева по-женски соперничает за внимание не мужчины, но всей нации с Тэтчер – и, черт возьми, однозначно флиртует с Тони Блэром!

6-Kristin-Scott-Thomas-The-Audience

Дополнительную искренность спектаклю придают вставки с маленькой, ещё не коронованной Лилибет. Почти в каждой точке своего правления королева встречается на сцене со своим детством, которое капризничает, шалит, ругается с тьюторами – в общем, ведёт себя как нормальный подросток, которому скучно расти в стенах Букингемского дворца.

За свою короткую (всего 3 месяца) жизнь в Вест-Энде пьеса уже успела претерпеть изменения. До апрельских выборов финальным аккордом было прощание королевы и Кэмерона, а уже на следующий день после голосования Питер Морган добавил в сценарий новую встречу Елизаветы и переизбранного премьер-министра.

Сочетание юмора и драмы, которое присутствует почти в каждой лондонской постановке, в «The Audience» отлично отражает суть британского отношения к собственной политической системе. Над премьер-министрами можно смеяться, над Елизаветой – шутить, но в конечном счете её нельзя не уважать и не относиться к ней с почтением. В конце концов, она правит уже при 12 министрах – а значит, Бог действительно хранит королеву.

Текст: Дария Конурбаева

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: