Люди

Джерри Миллер: В Лондоне не может быть монополии на представление города

Джерри Миллер – один из самых известных русскоязычных гидов в Лондоне. Уже больше года Джерри ведет на сайте Russian Gap блог, рассказывая в нем о самом интересном в истории Британии и о текущих событиях в Лондоне (и не только). Этой осенью мы решили познакомить читателей с нашим колумнистом поближе и записали с Джерри интервью об истории русскоязычного туризма в Лондоне, «синих значках» и хитростях местных гидов.

Джерри, вы один из первых русскоязычных гидов в Лондоне?

Нет, и, скорее всего, даже не из первого десятка. Лет тридцать-сорок назад в городе не было ни одного русского гида, — по крайней мере, лицензированного. Они начали появляться в середине 1980-х, но в большинстве своем это были дамы, которые вышли замуж за иностранцев, приехали сюда и искали себе хоть какое-то занятие. Я же был, скорее, одним из первых, кто стал гидом по собственному выбору, а не по необходимости. Все началось почти 30 лет назад с того, что меня пригласили в штат BBC, где я проработал 10 лет. Cреди прочего, вел передачу «Травелог», которая, несмотря на свою короткую историю, вполне конкурировала с программами Севы Новгородцева. Работая на BBC, я одновременно закончил курс «синих значков» для гидов и полностью ушел в эту деятельность.

А как вы оказались в Лондоне?

Я уехал из брежневского Советского Союза 40 лет назад. Тогда эмигранты были либо евреи, либо диссиденты — других вариантов не существовало. Я был и тем, и другим. При этом я совершенно точно не хотел никуда уезжать. Уверен, что большинство нормальных людей, если их не вынуждали обстоятельства, никуда бы не уехали из тех мест, где они родились, выросли, думали о карьере. В то время моя семья уехала, у меня в Советском Союзе не было никаких вариантов развития жизни, и я уехал в Бостон, где работал в туристическом агентстве.

Работать в журналистике, устроиться на BBC – это был сознательный выбор или стечение обстоятельств?

Это был уже мой сознательный выбор. Я какое-то время был литературным переводчиком и вообще всегда много писал. Много печатался в американской русскоязычной прессе. На BBC посмотрели мои публикации, послушали записи. В итоге голос оказался подходящим, английский я знал, публикаций было много – вот и все. Тогда, в середине 1980-х, как раз пошла волна обновления. Руководство BBC решило, что пора выгонять старых эмигрантов, которые были в пенсионном возрасте и которых, как считало наше не очень умное начальство, никто не слушает в Советском Союзе. Я был в числе новых свежих голосов: из Северной Америки пригласили еще Борю Максимова, троих взяли из Израиля. Из СССР, понятное дело, никого не звали: все, кто в мое время работал на BBC, были эмигрантами. Так что старую гвардию первой волны убрали, и на смену частично пришла наша.

jerry miller (2 of 3)

Как же вы решились променять работу на BBC на работу гида?

Это случилось не сразу. Во-первых, до развала Союза все, кто работал на BBC, понимали, что мы предоставляем людям информацию, которую советские граждане больше ниоткуда взять не могут. Это давало ощущение собственной уникальности как источника информации. Во-вторых, я понял, что у меня есть своя ниша. Передача «Травелог» была радиожурналом путешествий по Великобритании, а также ближнему по европейскому зарубежью: Голландии, Франции, Ирландии. Я сильно отличался от китов радиоэфира, вроде Анатолия Максимовича Гольдберга, которые были глубоко политизированы, были диссидентами и прямыми антисоветчиками.

Я же стал первым из того поколения, которое поняло, что аудиторию интересуют уже не только антисоветские или коммунистические вопросы, а просто открытие новых горизонтов.

Мы все выросли за огромным забором, ничего не представляли, не знали, что там, с другой стороны. Была художественная литература, но и ее для нас отбирала советская цензура. И я понял, что можно начать новую эпоху буквально географических открытий, когда на мир можно смотреть без политики. В-третьих, до недавнего времени в русской литературе не было жанра вояжной литературы как таковой. В советское время путешествовали отдельные единицы, как Маяковский, написавший «Я открываю Америку», или Ильф и Петров с их «Одноэтажной Америкой». До этого был «Остров Сахалин» Чехова, хотя это, скорее, социальная критика, было пушкинское «Путешествие в Арзамас». Все это отдельные произведения, которые не складываются в жанр. Здесь же у нас за углом, на Long Acre, находится Stanfords – самый большой магазин литературы путешествий в мире. Там раздел только вояжной литературы стеллажей на десять. Я говорю не о путеводителях, а об изложении своих впечатлений на бумаге.

jerry miller (1 of 3)И вы начали писать?

Да. Сначала я для радио писал, потом в разные другие источники: работал и на «Liberty», и на «Немецкой волне». Потом Советский Союз развалился, граница открылась, стена рухнула – и работа на BBC потеряла смысл как таковая. Больше не нужно было передавать информацию через замочную скважину, люди стали сами путешествовать. Пропала необходимость вещать “из-за бугра”, и я понял, что надо искать что-то новое. Оказалось, что информацию гораздо проще передавать при личном общении, на местности. Хотя сначала, конечно, у тех 5-6 русскоязычных гидов почти не было работы: первыми приезжали официальные делегации, у которых не было времени что-то смотреть и по экскурсиям ходить. Потом постепенно появились олигархи, затем и средний класс пошел.

Как, кстати, у вас сейчас вообще с работой? Кризис в России сказался на индустрии?

Сейчас работы практически нет. Путешествия – самая чувствительная индустрия в том смысле, что, во-первых, путешествия – это роскошь. Это не хлеб и не крыша над головой, от них легче всего отказаться. Во-вторых, проблемы не только в российской действительности, но и в международной ситуации. От кризиса беженцев косвенно страдает индустрия: то поезд под Ла-Маншем стоял несколько дней, то забастовка французских работников портовых. Туризм от этого мучается непрерывно. А у россиян просто за последний год рубль упал больше чем в два раза по отношению к фунту, соответственно, путешествие в Англию стало в два с лишним раза дороже. Главное — люди не знают, что будет дальше, не уверены в будущем и не хотят тратиться на путешествия, на роскошь. По факту сейчас осталось процентов 20 от того, что было год назад.

Вы как-то пытались переквалифицироваться в связи с кризисом, может, на английский рынок выйти?

Как говорят англичане, «старого пса новым штукам не обучишь». К тому же у нас, у «синих значков», есть четкая языковая ориентация: мы имеем лицензии гида, но только на определенный язык. Но даже если бы у меня была такая лицензия, невозможно так просто встроиться в индустрию.

Гидов с русским языком в Лондоне человек 25, а с английским — 800. Конкуренция в разы выше.

Расскажите, в чем особенности этих самых «синих значков»?

Лондон держит первое место в мире по числу международных туристов в год, их здесь почти 17,5 миллионов. Он бьет Париж (15 млн), Рим (10 млн) и другие города. И по логике вещей здесь работает закон больших чисел из математики: больше всего туристов — значит, самые лучшие гиды в мире.

Во всех странах, особенно в туристических, есть профессиональные гиды. Вариантов десятки: есть гиды по городу, по стране, по конкретной достопримечательности. В Англии существует целая система лицензирования: «синий значок» — это специализация по целому региону, «зеленый значок» — по одному городу. Есть еще так называемый второй уровень — уже конкретная достопримечательность вроде музея или собора.

Соединенное Королевство разбито на регионы. Лондонская квалификация самая крутая: все остальные «синие значки» не могут привозить своих туристов в Лондон, а мы можем возить их по всей стране. Есть малые исключения — места, где лондонская лицензия не признается, как Кембридж, например. А вот в Оксфорд, наоборот, можно ездить.

Для получения «синего значка» необходимо пройти самое долгое и трудное обучение: на получение лицензии уходит два года. Курс сам по себе интенсивный, плюс очень много самостоятельной работы, исследований, прогулок, открытий. Это не университетское образование в чистом виде, в Великобритании все организует институт тургидов ITG (Institute of Tourist Guiding). Обычно программа занимает два вечера в неделю и целую субботу, за исключением летних месяцев. ITG проводит обучение по базовым специальностям, вроде истории и географии, курирует проведение практических занятий, которые ведут уже лицензированные гиды, и владеет самой лицензией, то есть проводит экзамены и вручает сами «синие значки». У меня, кстати, есть лицензия экзаменатора.

То есть вы принимаете зачеты?

Да, когда появляется необходимость, я сижу в комиссии, но сейчас очень мало русскоязычных гидов. Моя задача среди прочих знаний проверить уровень русского языка. Еще лет 20-25 назад никто особо на речь не смотрел, брали всех русских. Сейчас, конечно, очень важно, чтобы язык был хороший, чтобы люди не жаловались на то, что гид не может выразить свои мысли. Так, кстати, часто бывает: у нас есть несколько русскоязычных гидов, у которых русский не родной, их часами слушать трудно, словарный запас ограниченный. Но у них лицензия на русский язык есть, и уже ничего не сделаешь.

Какие преимущества дает этот «синий значок»?

Технически он дает бесплатный доступ ко многим достопримечательностям. И только «синие значки» могут водить группы по ряду достопримечательностей, к примеру по Вестминстерскому аббатству, в Соборе Святого Павла, в Тауэре.

Представим ситуацию: у меня нет никакого значка, но я сама прочитала книжку о Тауэре. Могу ли я взять с собой 5-10 человек и что-то им в Тауэре рассказывать?

Не можете. Вас остановят бифитеры, которые контролируют наличие «синего значка». Могут быть большие неприятности, потому что и вас, и вашу группу сопровождения выгонят из крепости.

Но друзьям своим я могу экскурсию провести?

Друзьям — да, но вы не можете профессионально водить экскурсии. Всегда видно, что человек — гид. Лондонский гид —это высокая квалификация, как, скажем, зубной врач. Конечно, вам друзья могут зубы полечить, но я не уверен, что это резонно.

То есть в Англии в принципе нелегально без образования гида водить экскурсии?

Тут я вам должен сказать правду: если бы это было в Италии или даже во Франции, это была бы нелегальная деятельность. Англия свободная страна, здесь все законно, если не нарушает общественного порядка. Это то, что касается улицы, но никак не в Вестминстерском аббатстве, с которым у нас подписано соглашение о том, что только «синие значки» могут проводить экскурсии. Тот же Виндзорский замок хочет, чтобы гид знал, о чем идет речь, и чтобы его рассказ был сбалансированным, а не в духе: «Ой, это королева, она такая дура». Надо, чтобы была какая-то гарантия качества информации – и тогда, конечно, только «синий значок». Так что есть места, которым важно качество гида, но в принципе любой лондонской улице плевать на то, что и кому вы про нее рассказываете.

jerry miller (3 of 3)

А гид имеете право на личное мнение?

Не совсем. Если оно негативное, то лучше его избегать. Вот был большой скандал, когда строили Купол тысячелетия в Гринвиче. Его как раз в 1999-м открыли, и тогда с несколькими гидам возникали нарекания, потому что на своих турах они возмущались тратой народных денег «на всякую ерунду». Да купол и правда потом пять лет стоял пустым, на его содержание тратили несколько миллионов, но такого негатива не должно быть в рассказах иностранным туристам. Напомню, что советские гиды просто зазубривали спущенный к ним сверху текст.

Может быть такое, что за какие-то провинности гид лишен квалификации?

Я сам долго входил в комитет гидов, то есть в высшую инстанцию. У нас регулярно были какие-то разбирательства. Например, один гид позировал в женском журнале обнаженным с «синим значком». Таких мы порой вызываем на встречу, просим “исправиться”, но чтобы лишили значка, честно говоря, я не знаю ни одного случая. Потому что мы все отлично понимаем: кого бы куда ни заносило, для нас это хлеб. Лицензия важна далеко не только для того, чтобы нас пускали куда-то бесплатно, присылали билеты в театры на все премьеры и приглашали на выставки. Дело еще и в том, что «синий значок» — гарантия качества на международном уровне. Все турагентства мира знают, что если нужно забронировать гида, то обращаться стоит к «синим значкам».

А как вы относитесь к альтернативным турам, вроде тех, что делает Константин Пинаев?

Костя — мой хороший приятель, я его ценю за креатив, потому что он предлагает те экскурсии, которые редко кто из «значков» водит. Скажем прямо: я за то Лондон и ценю, что ни у кого здесь не может быть абсолютной монополии на представление города.

А почему «синие значки» не предлагают такие экскурсии?

Дело в том, что многим гидам побыстрее бы сделать свою работу и добраться до дома, вот и все. Средний возраст «синего значка» сейчас далеко за 50 по всему Лондону, и это касается не только русскоязычных гидов. Как правило, для людей это вторая, а то и третья карьера. Очень много бывших чиновников из государственных учреждений, актеров, журналистов, писателей, полицейских. Например, экскурсии, посвященные Джеку Потрошителю, на английском языке водит самый известный специалист по этому маньяку, который публикует чуть ли не каждый год том литературы на эту тему. На новые маршруты нужны силы, средства и свободное время. У Кости это все есть, но многим привычнее и комфортнее оставаться в рамках традиционной программы.

А вам самому за столько лет не надоело водить экскурсии по одним и тем же местам, каждый раз рассказывать про Биг Бэн?

Во-первых, как правило, энергичный гид сам себе создает и клиентуру, и форму работы. Я все время разрабатываю новые маршруты, причем не только в Лондоне, но по всей Великобритании, северу Франции, Голландии, Бельгии. И новые маршруты постепенно предлагаю своим старым туристам. Сразу срабатывает сарафанное радио: к хорошо зарекомендовавшему себя гиду пойдут снова. Но вообще далеко не всегда нужно повторять одно и то же. Я в основном работаю с VIP-туристами, с небольшими группами, так что не приходится изо дня в день водить толпы по маршруту Биг Бэн – Букингемский дворец.

Как бы вы описали своего идеального клиента?

Это должен быть человек, которого интересует абсолютно все в Англии и который не пытается меня перебивать и поправлять. Желательно миловидный любого пола. Почему? В моем понимании гид должен быть приятной внешности, опрятно одет, и хочется, чтобы туристы тоже соответствовали.

Есть какие-то трюки и хитрости, как работать с группой, допустим, в 40 человек?

Полицейский свисток. Очень рекомендую начинающим гидам приобрести в музее Шерлока Холмса викторианский свисток. Когда на улице свистнешь, моментально все к вам сбегутся (шутка. – прим. ред.)

Есть ли у гидов страхи?

Конечно, в первую очередь потому что я не только гид, но и бизнесмен в какой-то степени. Финансовая нестабильность — пожалуй, самый большой страх. Но в остальном это не страхи, а просто неприятные ситуации. Например, когда во время тура меня начинают поправлять: я рассказываю о проливе Ла-Манш, он же Английский пролив, и тут меня начинают убеждать, что никаких Английских проливов нет. Я говорю: «По нашу сторону его называют Английским проливом». «Нет, – отвечают мне, – так никто не говорит, это вы сами придумали!» То же самое с британским теннисистом: Энди Маррей или Мюррей? Но главный пример – это Тюдоры или Тюдóры. Тюдóры – это французское произношение, правильнее говорить по-английски, поскольку это английская династия, – Тюдоры. Но все равно принимаются спорить.

С годами туристы сильно менялись? Мне со стороны кажется, что туристы 1990-х должны сильно отличаться от туристов 2010-х.

Сегодняшние туристы зачастую уже посмотрели мир и могут сравнивать. «Это здание прямо как в Праге, а это магазин, как в Израиле». Меня, конечно, всегда задевает, когда говорят, что вот эта улица очень похожа на Париж, потому что скорее наоборот: Лондон во многом был первым, отсюда тренды распространялись по миру.

А в 90-е годы поездка в Лондон была совсем уж неожиданным открытием мира.

Меня несколько раз спрашивали: «А почему нам никто не сказал, что Лондон такой красивый?» Я всегда отвечаю: «Приношу извинения от лица всех, кто вам мог рассказать, но не сделал этого».

А что вас самого удивило в Лондоне, когда вы здесь впервые оказались?

Погода и атмосфера. Я думал, что здесь туман сплошной, люди в котелках ходят и постоянно курят сигары. Ничего подобного в Англии, конечно, нет. Туманов нет, как вы знаете, с конца 50-х годов, когда в Лондоне запретили топить дровами и дымным углем. Но что действительно непривычно – это то, что небо, как правило, затянуто тучами. Дождей здесь не больше, чем в других местах Европы, в Москве или в Париже, но облачность выше. Это, кстати, научный факт: в Лондоне в среднем 440 солнечных часов в год, а в Москве — 600. Эти полтора раза — огромная разница. А во-вторых, Англия —страна заходящей культуры. Вернее, она себя осознает как страна, уходящая в прошлое. Отмечу, что я не имею в виду Лондон, он всегда отдельная история. Но сама Англия — осенняя страна не только в плане погоды, но и в смысле менталитета. Есть ощущение некоторого декаданса: все красивое осталось в весне и лете.

Как у гида не могу у вас не спросить про топ-5 мест в Лондоне.

Как профессиональный гид я должен сказать, что мне все нравится. Это особенность гида — не выделять, что нравится больше, а что меньше.

Переформулирую: если человек приезжает первый раз в Лондон, что обязательно нужно посмотреть?

Первая десятка: Британский музей, Национальная галерея, Вестминстерское аббатство, Tate Britain, Tate Modern пусть тоже будет, Гринвич, Виндзорский замок, мадам Тюссо.

Мадам Тюссо, серьезно? Ужасное же место.

Для снобов — конечно, но все-таки это самый старый музей восковых фигур, самый классный. Все музеи восковых фигур, которые люди посещают в других странах, — это только копии, а оригинал в Лондоне.

А есть какое-то очень крутое место, неизвестное широкому кругу лиц?

В Лондоне очень много таких мест, но, с моей точки зрения, гораздо интереснее смотреть на масштабные вещи и находить в них что-то новое. Если бы у меня было время, я бы на неделю залез в Британский музей и разбирал бы там каждый экспонат подробно. Там нет ничего маленького и незначительного, за каждым камнем — пласт истории. Или вот Национальная галерея: я много лет вожу по ней группы, всегда подробно останавливаюсь на трех десятках картин, за пределы которых никогда не выхожу, чтобы не распыляться. Но там множество картин, которые я давно для себя заприметил и которые мне очень нравятся, но на которые пока не хватает времени.

Текст и фото: Катерина Никитина

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: