Люди

Андрей Макаревич: «В 1960-х в Англии рождалась прекрасная музыка, каждый новый альбом был откровением»

London Palladium. В середине двадцатого века из этого зала велись телевизионные трансляции вечерних представлений “Sunday Night at the Palladium”. На этой сцене выступали Джуди Гарленд, Фрэнк Синатра, Элла Фицджеральд, Элвис и, конечно, Битлз. 20 декабря 2015 года в этом театре выступит легендарная группа «Машина Времени». Russian Gap удалось взять небольшое интервью у ее создателя, Андрея Макаревича.

Андрей Вадимович, какая концертная программа ждет аудиторию, что вы готовите для лондонской публики?

Мы готовим большую и интересную концертную программу. Вообще, мы в Лондоне не были много лет, этот город для нас особенный, потому что, собственно, оттуда пошла любимая нами музыка. Да и по другим причинам я Лондон очень люблю. Так что, я думаю, мы будем в приподнятом состоянии духа.

Феллини говорил: «Фильм готов – осталось только его снять». Есть ли у вас такие же мысли перед концертом или жанр музыкального выступления всегда подразумевает импровизацию? С латыни, например, концерт переводится как «вызов, состязание»…

Это, конечно, не импровизация. С джазовыми ребятами я позволяю себе импровизировать, а это – немного другой жанр. Большую часть этих песен мы придумали и играем уже много лет, так что они у нас уже в спинном мозге, так сказать, находятся. Это не вызов, конечно, ведь если люди купили билеты, значит они уже пришли с позитивным настроем. Я, например, этот позитивный настрой хорошо чувствую и, если говорить о каком-то энергетическом обмене во время концерта, я, наверное, получаю от зала больше, чем зал от меня. Потому что в зале все-таки много людей, больше, чем на сцене. Так что у меня во время концерта все болячки проходят. Общее концертное оздоровление. После концерта я себя чувствую гораздо лучше, чем до него.

Вы как-то писали о своей встрече с Миком Джаггером и том, что он даже из-за половины бокала белого вина за день до выхода на сцену очень переживает, что плохо отработает выступление. Как «Машина времени» готовится к концерту?

Если вы думаете, что я специально ради этого пошел в спорт зал, то нет. Мы все-таки выступаем с достаточной периодичностью, поэтому мы в форме, что называется, “в тренинге”.

Интересно, от чего все-таки зависит успех концерта: от группы, от публики, от зала?

Я никогда об этом не думал, но если успех есть, то и слава богу. И чего мне рассуждать, откуда он взялся? Вот если вдруг его не будет, тогда я начну думать, по какой причине он куда-то подевался. Пока он есть, зачем об этом размышлять?

Скажите, а как выстраивается выступление, как подбираются песни в сет-лист?

У нас есть основная “сетка”. Мы можем что-то там поменять за несколько минут до начала. Мы можем поменять даже что-то в процессе.

По настроению?

Абсолютно по настроению, такое бывает.

TM_033

Интересно узнать ваше мнение о новом прочтении старых песен. Необходимо ли делать новые аранжировки или надо сохранять классическое звучание? Многие артисты (Земфира, например) выпускают новые версии своих старых песен.

У меня есть несколько музыкальных проектов. Один из них называется “Your 5”, и там я с джазовыми музыкантами играю старые «машинские» песни в совсем другом музыкальном состоянии и пульсе. Но, что касается «Машины Времени», то мы не переделываем то, что было сделано однажды.

Зритель хочет вспомнить эти песни такими, какими они были когда 20-30 лет назад, он успел их полюбить, поэтому старые аранжировки мы не меняем, а новые песни делаем такими, какими считаем нужным.

В Америке и Европе многие мэтры приглашают к себе на разогрев молодые коллективы, чтобы помочь им быть услышанными…

Никогда этого не делал. Могу сказать, что в 80-е и 90-е годы мы довольно много ездили с группами «Секрет», «Nautilus Pompilius», которые тогда были молодыми коллективами. Мы работали с ними по отделению, но сейчас я в этом не вижу нужды. Концерт длится два часа, мне кажется, зрителю этого вполне хватает.

Продолжая тему молодых музыкантов, где вы узнаете о новый музыке, свежих коллективах? Вдохновляет ли что-то?

Кабы знать откуда берется вдохновение, я бы с этого места не вылезал. Я не очень слежу за тем, что сейчас происходит в рок-музыке, поп-музыке. Мне это не очень интересно. Я считаю, что она сейчас находится не в лучшей стадии своего развития. Старый джаз, например, я слушаю с удовольствием. Не устаю учиться у той эпохи, когда в моде были
красивые мелодии, красивые аранжировки, хорошие голоса и исполнительское мастерство было потрясающим.

На чем слушаете?

В основном слушаю в машине. У меня есть винил, который я очень люблю. Но дело в том, что у меня редко бывает время, чтобы сесть вот так и слушать.

Я ставлю музыку, когда рисую и именно в тот момент, когда руки по локоть в краске, винил надо переворачивать. Это ужасно!

Я, кстати, читала, что «Машина Времени» собирается писать новый альбом.

Да, неожиданно стали появляться какие-то песни, такие «машинские». Я думаю, что мы после Нового года сядем и будем их записывать. Дело в том, что пару лет назад мы выложили несколько песен в сеть, теперь надо дописать это до объема альбома.

В документальном фильме про запись одного из альбомов «Машины Времени» на Abbey Road вы говорили: «Песни пишутся сами, они сами решают, какими им быть». Еще была очень интересная мысль о том, что запись альбома – это шаманство. Люди собираются в одной комнате, сочиняют, рождается что-то новое…

Я не знаю, каким словом это назвать, но группа именно поэтому и существует. Есть некое коллективное состояние, которое даже вербализировать очень трудно. Когда ты с людьми проиграл очень много лет, и вы очень хорошо знаете друг друга, приходит своего рода музыкальное понимание на подсознательном уровне, и в результате этого получается то, что получается. Это очень важно.

Многие музыканты описывали моменты вдохновения как что-то, что было им послано. Том Вэйтс рассказывал смешную историю о том, что однажды он вел машину, к нему пришла идея песни, он остановился, посмотрел в небо и сказал: «Разве ты не видишь, что я занят? У меня нет ни бумаги, ни карандаша, иди к кому-нибудь другому!»

Поэтому надо все время носить с собой бумагу и карандаш.

Именно! То есть вы тоже считаете, что творческие люди – лишь проводники идей, мыслей?

Это так. Мне нечего даже к этому добавить. Том Вэйтс абсолютно прав.

В одной из своих книг вы писали: «Счастье – это то, что нельзя запланировать». Меняется ли это восприятие счастья с возрастом, полученным опытом?

Запланировать можно удовольствие, но к счастью удовольствие имеет лишь частичное отношение, не более того.

456

Давайте теперь про Англию. Все битломаны мечтали попасть в Лондон и Ливерпуль, чтобы почувствовать дух того времени, лучше понять британскую музыку.

Это правда, я об этом много раз думал. Несмотря на то что я прагматичный человек и стараюсь думать о том, что все же может произойти, поэтому я, скорее, планирую. Но мне иногда бывает жалко, ведь теоретически я мог родиться лет на пять, на десять раньше и, скажем, в Лондоне или Ливерпуле, и это было бы не худшим вариантом.

На каком концерте в Лондоне 1960-х вы хотели бы побывать?

Я бы к многим походил, тогда рождалась прекрасная музыка, каждый новый альбом был откровением, в Англии была масса талантливых ребят. Я считаю, что группа “The Kinks”, например, просто опередила свое время. Они придумали весь new wave за 20 лет до его появления, и конечно, я бы сходил на концерт молодых битлов, на юных “Rolling Stones”.

По Лондону удастся прогуляться в этот приезд или вы приедете только дать концерт?

Времени будет, к сожалению, мало. У нас не получается совмещать отдых и работу.

В любом случае лондонская публика вас очень ждет!

Постараемся не разочаровать!

Концерт “Машины времени” пройдет 20 декабря в London Palladium. Подробности и заказ билетов

Текст: Наталья Тарасова

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: