Досуг

Рабочая конференция Школы славянских и восточноевропейских исследований

В этом году Школа славянских и восточноевропейских исследований (SSEES) UCL  отмечает свое столетие. Совсем недавно закончился прекрасный двухмесячный кинофестиваль восточноевропейских фильмов, а теперь – «рабочая конференция». Она продолжалась три дня. В первый день были «приглашенные звезды», дальше уже научное сообщество разделилось по секциям.

Среди «приглашенных звезд» первого дня двумя самыми яркими были Тома Пикетти и Наоми Кляйн. Причем статус звезд они получили по разным причинам: Пикетти как академический экономист, автор 600-страничного «Капитала в XXI веке», а Кляйн, автор «No logo» и «Доктрины шока» – как журналист и даже, скорее, «альтерглобалист». Ее доклад представлял собой эмоциональный пересказ событий 21-й Парижской конференции по изменению климата, поэтому она постоянно извинялась, что про экономику может мало что сказать, а про Восточную Европу еще меньше. За это же извинялся и Пикетти. Впрочем, они оба старались. Наоми Кляйн, например, заметила, что на конференции Россия вела себя наиболее упрямо и что (пытаясь связать свое выступление с заголовком конференции) «промышленный социализм СССР» испортил окружающую среду мощнее всех прочих возможных режимов, так что такого социализма экологам точно не нужно.

Наоми Кляйн
Наоми Кляйн

Доклад Пикетти был кратким изложением его собственной книги, что, надо признаться, весьма полезно: не каждый способен прочесть этот том. Если сводить пересказ к совсем уж сокращенному изложению в паре фраз, то смысл состоит в следующем: неравенство доходов в самых развитых странах уменьшалось в 1910-40 годах, стабилизировалось в 1950-70 годах и вновь росло с 1980-х, достигнув сейчас уровня начала XX века. В методологическом смысле работа Пикетти является продолжением труда Саймон Кузнеца, исследователя, родившегося на Украине, но уже с 1920-х работавшего в США. Кузнец первым вычислил долю доходов богатейших 10% населения от ВВП всей страны и как раз и обнаружил, что с 1910 годов она уменьшается (с 45-50% до 30-35%). Пикетти распространил этот анализ на предшествующие и последующие годы и на другие страны, и, что самое главное, попытался уловить разные корреляции и выяснить причины неравенства.

Piketti-Ill_Part_1

В качестве спасения от неравенства Пикетти предлагает глобальный прогрессивный налог на богатство. Он является экономическим советником лейбористской партии Великобритании, так что не исключено, что скоро нам доведется оценить правильность его выводов на практике. В своем выступлении он продемонстрировал несколько весьма впечатляющих графиков, и в том числе и один, касающийся России. Так как ни Россия, ни СССР никаких данных по налогам и (честных) по ВВП не предоставляла и не предоставляет, то все выводы остаются несколько гадательными. В данном случае Россия включена на основе данных «Forbes»: как и следовало ожидать, неравенство там выше, чем во всех прочих странах.

В специальной сессии, посвященной России и Украине и случившейся во второй день конференции, было всего три доклада. Вернее, два доклада, и одно – официальное воспоминание-свидетельство, которое зачитал писатель Джеймс Мик, проживший 2.5 года в Киеве и 5 лет в Москве в 1990-е годы, с самого начала реформ в обеих странах. Это выступление было несколько странным, скомканным и, в силу жанра, весьма субъективным. Могло показаться, что единственный его смысл – описать ужас тогдашнего экономического положения и полную некомпетентность тогдашних реформаторов. Когда кто-то из аудитории попросил доказательств, то докладчик сдержанно ответил, что конечный провал реформ вполне убедителен, а также рассказал анекдоты про печать новых денег, подсказанную украинскому правительству, и про ответ одного реформатора на совет обязательно проводить реструктуризацию: «Мы проведем приватизацию. Приватизация – тоже реструктуризация».

Том Пикетти
Том Пикетти

Два других выступления были гораздо интереснее. Первое сделала Сара Янг, специалист по истории России и СССР первой половины XX века. Ее темой стала риторика Гулага в связи с социализмом. Как и следовало ожидать, никакой связи с социализмом в лагерях найдено не было, но зато исследованная риторика оказалась чрезвычайно иррациональной. Исследовалась она по разным материалам: в основном по знаменитой, хотя и редкой ныне памятной книге «БеломорскоБалтийский канал имени Сталина», изданной под руководством М.Горького в 1934 году, а уже в 1937 году официально забытой, а также по фильмам, например, «Заключенные» (1936), темой которых была «перековка» преступников в комсомольцев. Риторика этой перековки оказалась не только иррациональной, но даже мистической: кроме отсылок к невнятным «коллективности» и «энтузиазму» труда в лагерях (вспомним Шоссе Энтузиастов, бывший Владимирский тракт дореволюционных арестантов), изменения в душе заключенного должны были произойти, в общем-то, чудесным и малообъяснимым образом, что выдает религиозную природу многих советских начинаний.

Элизабет Шимпфёссл (Shimpfoessl) в своем докладе рассказала об одной занятной черте «российских капиталистов», которую она подметила в ходе интервью с ними. А именно: они часто ссылаются на некие «гены», когда повествуют, как им удалось добиться успехов.

«Капиталисты» буквально говорили: «Во всем виноваты гены. Моя мама…Мой папа…»

Такая «риторика оправдания», конечно, заставила немецкую исследовательницу немного встревожиться. Она обозначила эту черту как «этилизм», безусловно опасаясь, что она может быть и особой формой расизма, и очередной «кровью и почвой». Конечно, учитывая незначительность выборки (несколько десятков бизнесменов из Москвы и крупных российских городов) и неясность того, какая именно часть этой выборки нашла в своей судьбе влияние «генов», можно говорить лишь о тенденции, встречающейся (как указал кто-то из аудитории) и у американских бизнесменов. Кроме того, упоминание «генов» может служить замаскированной отсылкой к советской истории и, скажем, не к биологии, а к особой системе воспитания, которая помогла нынешним российским бизнесменам преуспеть.
Кроме чисто российско-украинской сессии на конференции было освещено множество других, весьма конкретных и касавшихся Восточной Европы, экономических стратегий и реформ.

Текст: Андрей Лазарев

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: