Люди

Ирина Прохорова: Кто виноват, и что делать ?



Одной из гостей Russian Business Week, прошедшей недавно в LSE, была Ирина Прохорова, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение» и глава одноименного издательского дома. В своем выступлении, посвященному тому, как понять Россию, она затронула несколько очень важных, на наш взгляд, вопросов. Постараемся их немного изложить, чтобы снизить градус непонимания.

12768123_944259708976363_5383951312483326249_o

Фокус наблюдения, который выбрала Прохорова для описания «столь драматических событий в современной российской жизни», был наведен не на поступки власти, а на поведение общества.

Почему российское общество неожиданно полностью рухнуло и отказалось от демократического пути развития?

На этот вопрос Прохорова предложила искать ответы в истории.

КТО ВИНОВАТ?
Память несвободы

По ее словам, в России никогда не было светского секулярного общества как такового. Несмотря на сегодняшний тренд идеализировать императорскую Россию, это было абсолютистское сословное государство с доминированием православной церкви и крепостным правом.

Именно это, во многом, определило «идею несвободы», которая до сих пор царит внутри общества. В советское время, по словам Прохоровой, «были воспроизведены худшие образцы рабства». Колхозы, ГУЛАГи — модель принудительного труда так и осталась частью общественного сознания. Современная Россия в последнее время заново переживает подобный опыт. В качестве примера Прохорова приводит законодательные инициативы многих депутатов, для которых «идея закрепощения является единственным способом управления государством».

Имперское сознание

Одной из главных причин довольно резкого отката России прочь с демократического пути является глобальная пропаганда. При этом главный интерес для Ирины Прохоровой представляют не каналы пропаганды (с ними понятно), а причины, по которым они вдруг начинают так хорошо работать. 

«Очень долго общество не отзывалось на попытки милитаризации. Все говорили: отстаньте, дайте спокойно жить». Ключевым моментом, когда «общество сдалось», стало присоединение Крыма. Началась, по словам Прохоровой, эйфория, истерия, обострилась ксенофобия. Ответ на вопрос, почему это произошло, кроется в «невероятном удельном весе имперскости, который определяет российского человека». «Нас обучали в школах имперской истории, неважно под каким соусом: великий Советский Союз или царская Россия — и другого взгляда у людей на историю нет, — считает Прохорова. — Никакой частной истории никогда не присутствует в нашем представлении».

12719258_944259902309677_7923300144882477238_o

При этом имперское сознание не уникально. Англия — страна, которая тоже пережила распад империи. Но уникальность именно российского имперского сознания, как писал философ Александр Пятигорский, «предполагает абсолютное доминирование идеи территории над идеей людей, живущих на этой территории». То есть любить Родину — это любить ее пространство, но не людей. И это очень точно определяет систему управления и отношения к людям. Люди в этой системе оказываются вторичны. Важно удержать территорию. А как на ней живут люди — в некотором смысле неважно. Идея патриотизма, которая сегодня активно пропагандируется, — это самопожертвование людей ради территории.

Отсюда, кстати, следует идея, что отъезд из страны — это предательство.

Стремление к коллективности

Проблема коллективной и индивидуальной памяти особенно остро встала в советское время, когда тема личных переживаний, страданий и потерь не приветствовалась и пресекалась официальной пропагандой. Всегда на первом плане были стоицизм, мужество, бодрость, «преодоление любого нытья». Все травмы революции, гражданской войны, жутких сталинских чисток и даже Второй мировой войны были запрятаны глубоко внутрь.

И до сих пор любой индивидуальный акт или система мыслей, которая не совпадает с тем, что нам говорит некая политическая конъюнктура, воспринимается как девиация.

«Блистательная», по словам Прохоровой, акция художника Павленского с поджогом двери на Лубянке имеет именно такие последствия. Его пытаются объявить сумасшедшим и посадить в сумасшедший дом.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Просвещение и пересмотр традиций

Российское общество во многом определяют эти три вещи, и «другой идентичности у нас, в сущности, нет, — говорит Прохорова. — На что могут опираться люди, которые апеллируют к другой системе ценностей?» 

«Чтобы что-то менялось, нужна серьезная работа мысли и разговор о другом мировоззрении и другой истории. Пока мы остаемся в имперском сознании, мы ничего не можем с этим сделать. У нас нет истории свободы, которая необходима. Пересмотрим ли мы собственные традиции и точки роста, которые должны существовать — от этого, мне кажется, зависит развитие страны». 

Сейчас, как считает Ирина Прохорова, «начинается новый этап рефлексий»: идет накопление сил и пересмотр очень многих позиций из тех, что нам казались безусловными.


Тот факт, что вся страна покрылась дискуссионными клубами, стали появляться популяризаторские интернет-порталы по истории, идет неожиданное возвращение к идее просвещения и самопросвещения — это очень позитивный момент.

Системная работа

Что касается действий оппозиции, то главная ее проблема — неумение работать системно. «У нас по-прежнему устойчива идея, что не упорная системная работа с обществом нужна, а социальный катаклизм, который все изменит». Хотя в истории России их случалось очень много, и ничем хорошим они не закончились.

Почему протестное движение 2012 года захлебнулось? Не только потому, что власть всех разгоняла. Даже был момент, когда власть отступила (пообещали, например, вернуть выборы губернаторов). Причина, прежде всего, в том, что люди не привыкли создавать горизонтальные связи, которые позволяют заниматься системной работой. Оппозиция не смогла договориться ни о чем. Кому мы делегируем? Кто будет лидер? За что мы боремся? Невозможно ухватиться только за честные выборы — на тот момент они уже состоялись.

И тут оказалось, что никакой позитивной программы у общества не было. И это не его вина, а его беда.

Гражданское общество, по словам Прохоровой, создается из миллиона маленьких дел. Открытие фонда, библиотеки, и т.д.

12697282_944259872309680_3922960823543615400_o

PS. Под занавес выступления Ирина Прохорова рассказала, как они в редакции проводили новогодний капустник для авторов. Предложили коллегам 10 вариантов самых безумных новостей прошлого года, с просьбой угадать, где новости придуманные, а где настоящие. Новости были из серии: «В Краснодаре казаки снесли памятник одуванчику, считая, что он посвящен Антихристу». Народ долго хохотал и гадал, но самое главное было то, что эти новости были все настоящие.

«Мы не смогли придумать фейк, который был бы безумнее реальности»

Текст: Катерина Никитина
Фото: LSE

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: