Досуг

В Лондоне обсудили, был ли секс в СССР. Мнения разошлись

«Мы опасались, что придет мало народу, и я решил, что начну встречу с шутки о том, что о таких вещах надо с интимной аудиторией», – начал, оглядывая забитый битком зал, разговор о сексе в СССР директор проекта DashArts Тим Сапл, – «Шутка явно не пригодилась», – заключил Сапл. Действительно, мероприятие на одной из главных культурных площадок лондонского Ист Энда, центра Rich Mix, обернулось полным аншлагом. Тема явно волновала многих спустя 25 лет после распада союзного государства. Перед тем как перейти к ее обсуждению, Сапл порадовал аудиторию новостью о том, что скоро проект Dash Arts получит новый дом и откроет театр в лондонском районе Вулич.

Первая часть мероприятия стала своего рода экскурсом в историю секса в СССР через призму кинематографа. Создатели проекта «Обскура» начали со времен НЭПа, когда идеи свободной любви еще витали в воздухе нового коммунистического государства. Иллюстрацией подобной свободы послужил фильм «Третья Мещанская” (или “Любовь втроем”) Абрама Рома. В эпоху сталинских репрессий свободную любовь заменила любовь на службе труда и борьба за идеалы пятилетки.

В фильме «Трактористы» герой добивается руки девушки только после того, как доказывает свою способность собирать урожай не хуже, чем его будущая жена.

При Хрущеве сексуальность вписывается в контекст Холодной войны и воспринимается как пагубное влияние Запада. В этой атмосфере появляется фильм «Бриллиантовая рука» с первой почти откровенной эротической сценой. Дальше киноэкскурс сделал прыжок, и мы сразу оказались во времена перестройки. На экране замелькали кадры картин «Интердевочка» и «Маленькая Вера». В последней впервые на экранах была показана интимная сцена, которая, по словам спикеров, сыграла большую роль в сексуальном образовании зрителей того времени. Наконец, завершился показ двумя менее известными произведениями. Первым были показаны отрывки из латвийского эротического фильм ужасов про девушек с пауками, где в 91 году впервые появился лесбийские отношения. И, наконец, точка была поставлена показом клипа «Фаина» группы На-на, который поверг аудиторию в состояние полного шока. Правда, спикеры забыли упомянуть, что речь идет о запрещенной версии, которая никогда не появлялась на экранах, а только спустя много лет была выложена в интернет.

После такого вступления, аудитория явно была готова к дискуссии. С одной стороны – интриги как-то сразу не получилось. «Давайте признаемся сразу, что секс в СССР был, иначе бы многих из вас здесь просто не было бы», – заключил Тим Сапл. Однако, собравшихся интересовал вопрос, каков он был в тоталитарном государстве. Ведущий обратился с этим вопросом к театральному режиссеру Ирине Браун: «Возможно, вы единственная из собравшихся здесь, кто занимался этим в СССР?». Подобная постановка вопроса, как показалось, немного смутила Ирину, что не помешало ей все же ответить: «Вокруг нас было много лжи. Мы жили, как в прогнившем Датском королевстве. Но это был внешний круг. А во внутреннем, личном круге правды были хорошие друзья и хорошие половые отношения. У нас не было имущества, но у нас была очень богатая жизнь».

Ольга Андреевских и Ирина Браун
Ольга Андреевских и Ирина Браун

Проблема, по словам участников дискуссии, была не в том, что не с кем спать, а что нечего было есть и негде заниматься любовью.

Впрочем, общими усилиями собравшиеся вспомнили, где можно было это делать: в лесу («особенно, если мягкий снег», – как заметил кто-то из зала), в квартире друзей, в бане, в деревне или на даче. Особенно много воспоминаний и улыбок вызвал у собравшихся вариант «в палатках в горах».

По словам Браун, чтобы понять роль интимной жизни в СССР, нужно понять общий социально-исторический контекст: «После войны и лагерей мы жили в стране, где на каждого мужчину было по 20-30 женщин. А как известно, секса больше всего бывает на свадьбах и похоронах. Его было много, потому что было много смерти вокруг. Половые связи – это как инстинкт выживания». Одно из самых ярких детских воспоминаний Ирины – это две загоравшие обнаженные женщины где-то в деревне, которые говорили о мужчинах, в то время как все мужчины, которых они знали, умерли.

Inese Strupule
Inese Strupule

К воспоминаниям подключилась аудитория. Одна из пришедших в Rich Mix рассказала о том, что жила в СССР будучи студенткой по обмену. По ее словам, иностранцы, по сути, становились объектом сексуальной агрессии, в особенности со стороны советских девушек. Ее знакомый студент, с которым она приехала из Англии, был тут же взят под контроль советской девушкой, которая поселилась с ними в квартире. Дальше речь зашла о «деревянных презервативах» и абортах на дому. Другой бывший студент рассказал, что имел несчастье приехать в СССР еще не потеряв невинность, после чего его чуть ли не заставили переспать с местной девушкой:

Она стояла передо мной и улыбалась молча, а мои друзья говорили – ну почему бы тебе с ней не переспать.

Впрочем, по словам британца, ему удалось убежать, а на вопрос сколько ему тогда было лет он отвечать оказался.

Казалось, что СССР начал вырисовываться не как страна запретов и ханжества, а как своего рода сексуальный рай, полный коммунистической романтики. Впрочем, участники дискуссии отметили и роль социального давления, согласно которому жениться девушкам надо было в 18, а в 21 она уже считалась пожилой. По словам Померанцева, именно поэтому после распада СССР на первый план в интимной сфере вышли деньги: «Россия немного напоминала Лос Анджелес, где секс – это форма финансовой транзакции. Все журналистские колонки про отношения были колонками про деньги и советами как найти богатых мужей. В частности, особенно популярным был подход, что чтобы соблазнить мужчину, надо стать тем, что он хочет».

Петр Померанцев (слева)
Петр Померанцев и Сюзан Ларсен

В этом контексте американские сериалы типа «Секс в большом городе» были абсолютно чужды российской аудитории: «Почему эти старые женщины говорят о сексе». Впрочем, по словам Померанцева, позже в России стал возникать «рынок независимых женщин в возрастной группе 30+», что привело к изменению структуры целевых аудиторий и росту популярности американского сериала.

Два других спикера затронули проблему сексуальных меньшинств и феминизма в современной России. По словам исследователя Ольги Андреевских, если девяностые годы были временем относительной свободы, сейчас в России имеет место политизация ЛГБТ как части развития антизападного вектора, то есть, по сути, сексуальность вновь становится частью Холодной войны. Сюзан Ларсен, преподаватель истории и русской литературы в Кембридже, также отметила, что интимные отношения в современной российской культуре это не удовольствие, а прежде всего коммерция, предполагающая покупку и продажу, в то время как сексуальные эксперименты, связанные с удовольствием, воспринимаются как сексуальная дисфункция.

Ольга Андреевских
Ольга Андреевских

Казалось бы, вопрос «Был ли секс в СССР?» имеет достаточно простой ответ. Однако, встреча в лондонском Rich Mix показала, что мнения разошлись. В то время как часть аудитории предалась романтическим воспоминаниям, позиционируя СССР как утопию свободной любви и коммунистический Вудсток, другие отнеслись к этому с подозрением: «Все, что они тут говорили, не имело никакого отношения к моим родителям», – говорила с ноткой возмущения одна из зрительниц после окончания дебатов.

Они жили скромно, для них секс всегда был запретной темой, и не стоит преувеличивать роль секса в СССР.

Впрочем, все разногласия растворились в звуках советской дискотеки. Один вопрос только в этот вечер точно остался не раскрытым. Участникам дискуссии, не без помощи аудитории, удалось нарисовать разные версии того, что происходило в сексуальной сфере в СССР, но вот есть ли он в современной России, осталось для собравшихся абсолютной загадкой. Возможно, этому вопросу стоит посвятить будущие мероприятия.

Текст и фото: Григорий Асмолов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: