Люди

Светлана Алексиевич в Лондоне: «Ненависть нас не спасёт. Нас спасёт любовь»

 

Многогранность слова “power” часто теряется в трудностях перевода. Это и власть, и сила, и мощь, и даже энергия.  Именно этой непростой теме посвящена серия мероприятий ‘Power of Power‘, в рамках которой в центре Southbank состоялось выступление лауреата Нобелевской премии по литературе Светланы Алексиевич.

Специально для фестиваля на сцене Royal Festival Hall построили декорации, “переносящие” зрителей на сцену вместе со спикерами. Подобное устройство пространства более чем символично, ибо темы, которые поднимаются на “Фестивале власти и силы”, касаются в одинаковой степени как тех, кто выступает, так и тех, кто слушает.

Выступление писательницы открыла художественный директор  Белорусского свободного театра Наталья Коляда, которая зачитала два отрывка из произведений Алексиевич. Потом литературный критик Марина Вонер задала Нобелевскому лауреату несколько вопросов, оставив в конце 20 минут для общения с публикой.

Алексиевич рассказала, что на протяжении последних 30 лет творчества ее продолжает мучить один вопрос: «Почему страдания не конвертируются в свободу?» Один из возможных ответов, по словам писателя, заключается в том, что те, кто вырос в пространстве бывшего СССР — “военные люди” и “заложники военной культуры”, в которой жизнь человека не является самостоятельной ценностью.

Отдельного человека нет. Есть только народное тело.

По словам Алексиевич, приход Путина к власти ознаменовался тем, что страна снова «слепилась в единое народное тело».

Алексиевич также ответила на вопрос про давление и цензуру со стороны властей. Нобелевского лауреата не пугает то, что власть может запрещать ее книги: «Конфликт царя и поэта был всегда. Но конфликт более страшный — это конфликт писателя с собственным народом». Она задается вопросом, куда исчез народ, который в 1990-ые годы хотел свободы и сносил памятник Дзержинскому, каким образом случилось так, что сегодня все это сменилось  музеем памяти Сталина и большинством, которое поддерживает Путина.

Одна из зрительниц задала вопрос о том, как писатель видит свою роль относительно борьбы с властью. «У меня нет болезни мессианства, — ответила Алексиевич. — Искусству надо быть скромнее. Человеческая природа не так легко поддаётся обработке. Но смысл того, что я делаю, — это увеличить знание о зле. Показать, насколько зло изобретательно и изощрённо, несколько механизм зла отработан и насколько часто беззащитно добро. И увеличивать добро».

Ненависть нас не спасёт. Нас спасёт любовь.

Алексиевич рассказала, что на днях встретилась в Лондоне с главой “Открытой России” Михаилом Ходорковским. Их разговор был посвящен тому, что в то время, когда говорить о возможности политической победы еще далеко, «надо готовиться к будущему и сохранять себя как личность». По словам Алексиевич, люди покидают свою родину, когда их гонит бессилие и невозможность повлиять на свою страну: «Но надо сохранить себя для будущего. Неважно где».

IMG_1199

Писательница также рассказала о том, как она собирает материалы для книг: «Я не беру интервью. Я прихожу как друг, и мы просто  начинаем говорить о жизни. Чтоб рассказ стал литературой, он должен быть освещён светом всей человеческой жизни». По словам Алексиевич, ее интересует не информация, а тайна жизни.

Меня интересует тот человек, которого мы сами в себе ещё не знаем.

При этом, отмечает Алексиевич, цель ее книг — «не собрать количество ужаса, а собрать человеческий дух».

Светлана Алексиевич поделилась и своими литературными планами. Цикл о “красной утопии” для нее закончен: «Я сказала все, что могла, на эту тему, и теперь пусть об этом пишут другие». В жизни, по ее словам, есть две главные вещи: любовь и смерть. Сейчас она пишет книгу о любви. Эта книга оказалась для нее самой сложной из тех, что она писала до сих пор, потому что, по ее словам, “любовь сложнее зла”. Затем она планирует написать книгу о старости. Ее цель — “новое знание человека о самом себе”.

Один из зрителей в зале сравнил творчество Алексиевич с романом “Жизнь и судьба” Василия Гроссмана. Алексиевич попыталась объяснить, чем ее подход принципиально отличается от литературы того периода: «Советские писатели были заложниками своего времени. Система, в которой они жили, заставляла говорить не о безумии войны, а о безумии Сталина». Сейчас Алексиевич перечитывает своего любимого писателя Федора Достоевского: «Я читаю “Бесов” и поражена. Достоевский рассматривает человека вне политического контекста. Он обнаруживает подполье в человеческой душе. Самое трудное — это оторваться от суеверий своего времени».

Выступление Алексиевич в рамках фестиваля было названо ‘Putin and Power’, однако фамилия российского лидера прозвучала со сцены Royal Festival Hall всего пару раз. Хоть порою зрители и старались вернуть писателя в сегодняшнюю реальность, отрыв от суеверий своего времени состоялся.

Текст и фото: Григорий Асмолов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: