18+

Порно и печеньки. Зачем лондонцы смотрят порнографию вместе?

По статистике, порнографию активно смотрят как мужчины, так и женщины, хотя эта сфера человеческой деятельности по-прежнему принадлежит области тайного и не является поводом для “смолл-токов”. Большинство смотрят порно в одиночестве или в лучшем случае со своим партнёром. Новая лондонская инициатива “Порно и печеньки” стремится сломать традиционную модель потребления порнографии через организацию совместных просмотров. Григорий Асмолов побывал на необычном мероприятии и поговорил с его организатором Алекс Уайт. Статья была опубликована в #8 (2016) журнала Russian Gap.

Иллюстрации: Юлия Сомина

Воскресенье. День. Клубная комната молодежного общежития на окраине Лондона. В центре комнаты большой телевизор. На столе разнообразные виды печенья и сладостей. На диваны, расставленные вокруг стола, постепенно рассаживаются гости. Девушка с короткой стрижкой по имени Алекс Уайт настраивает презентацию. Иногда в комнату заглядывает кто-то из местных жителей: «А чего это вы тут делаете?» — «Мы сейчас будем смотреть порно и есть печеньки», — отвечают сидящие диване. «Ой, ну мне еще задание надо сделать. Может, попозже загляну», — говорит любопытствующий и закрывает дверь.

«Тема нашей сегодняшней встречи — порнография и фантазии», — начинает Алекс. На первом слайде презентации основной вопрос: «Ограничивает ли использование порнографии нашу фантазию?» По словам Алекс, в этом вопросе прячется один из парадоксов сексуальной жизни. С одной стороны, практика мастурбации ведет к тому, что источник возбуждения оказывается не в физической стимуляции, а в том, что мы воображаем. С другой стороны, когда люди занимаются сексом с партнером, достижение оргазма может быть невозможно только на основе тактильного контакта, без воображаемой картины в голове. То есть даже когда мы занимаемся сексом, мы все равно фантазируем о том, как мы занимаемся сексом. Чтобы обсудить влияние порнографии на фантазию, Алекс предлагает проанализировать разные варианты эротического романа “История О”, начиная с чтения текста, через эротическую экранизацию, до разных порнографических фильмов, в том числе в жанре жесткого БДСМ.

Все видео для просмотра заготовлены заранее. Впрочем, до момента включения первого ролика проходит больше получаса. Все собравшиеся активно хотят участвовать в дискуссии. Не менее активно они едят печенье и другие сладости. Особой популярностью пользуются печеньки, которые приготовила сама Алекс. В какой-то момент ей приходится остановить дискуссию:

«Такими темпами у нас печеньки закончатся раньше, чем мы начнем смотреть порно». Наконец включается первое видео.

В конце мероприятия Алекс признается: «Меня удивляет то воодушевление, с которым люди говорят о порно. Мне приходится их останавливать, потому что есть вещи, которые я хочу показать, но у людей столько идей, столько неожиданных точек зрения! Они явно получают удовольствие прежде всего от разговора, а не от просмотра роликов».

Идея “Porn and Cookies” возникла у Алекс, когда она жила в Торонто. Ее друзья, работавшие в центре сексуального здоровья, организовывали встречи для женщин, где те смотрели вместе традиционную порнографию и высмеивали ее. «Для них это был путь своего рода борьбы со страшной “порно-угрозой”. Они делали это через демистификацию порнографии», — рассказывает Алекс. Мероприятие называлось «Порно и печеньки». Уайт решила, что хочет сделать что-то подобное, но совсем в другом ключе: «Я хотела, чтобы люди в группе смотрели порнографию вместе и обсуждали ее, но не для того чтобы над ней иронизировать. Для меня порнография — это еще один формат медиа, который можно анализировать, обсуждать, пытаться лучше понять».

Первое лондонское мероприятие прошло около двух лет назад. Изначально оно было только для женщин, но после первой встречи Алекс поняла, что полноценная дискуссия требует участия обоих полов, в особенности с учетом того, что опыт просмотра порнографии у женщин и мужчин часто отличается. Про аналоги подобного рода мероприятий в мире Алекс ничего не слышала. Нечто под названием “Порно и чай” есть в Сан-Франциско, но Алекс не уверена, идет ли речь просто о совместном просмотре порнографии с друзьями или же там тоже есть место для дискуссии.

cookies3

Опыт работы в организации, занимающейся сексуальным образованием подростков, показал, по словам Алекс, важность формирования пространств для комфортного обсуждения вопросов, связанных с сексуальностью. При этом она считает, что помогать людям понять их сексуальность через беседы и рефлексию важно вне зависимости от профессии. С одной стороны, совместный просмотр порнографии предлагает людям учиться открыто общаться на темы, связанные с сексом. С другой — подобные дискуссии предлагают рамку для критического осознания и рефлексии собственной сексуальности. «У всех есть мнение относительно порнографии. Даже у тех кто, не смотрит порно. И всем есть что про это сказать. Тема сексуальности живет в нас и мы задумываемся об этом вне зависимости от опыта и пола», — говорит Алекс.

По ее мнению, проблема порнографии заключается в том, что ее обычно обсуждают исключительно в системе категорий “хорошо” или “плохо”. «Никому не приходит в голову говорить про детективы или ужасы — хорошо это или плохо? — такое есть только в случае порно. Я хотела создать пространство, где люди могут обсуждать порнографию, как книги или фильмы, изначально относясь к предмету разговора нейтрально. Я хотела позволить людям рассмотреть сложность этого явления, понять разнообразие форм и увидеть нюансы». Алекс считает, что обсуждать порнографию важно в том числе и потому, что это помогает лучше разобраться с собственной сексуальностью.

Часто дискуссии участников “Порно и печенек” превращаются в дискуссии касательно собственного опыта и понимания сексуальности. «Конечно, можно дистанцировать себя от темы обсуждения, — говорить Алекс. — Но люди часто начинают делиться своим опытом, хотя они и не обязаны это делать». Одной из волнующих участников просмотра тем является вопрос аутентичности и естественности сексуального опыта, не похожего на традиционное порно, которое предлагает искусственные модели сексуальных отношений. Именно граница между реальным и искусственным в порнографии стала когда-то темой первой встречи “Порно и печенек”. По словам Алекс, такое обсуждение дает участникам возможность обдумать, насколько их собственная сексуальность является реализацией их желаний, или же она так или иначе навязана извне, когда вместо реализаций собственных желаний человек старается понравиться “аудитории”.

cookies2

Вначале Алекс приглашала на встречи только тех, кого знала лично. Но постепенно круг расширился. Большинство участников узнают о мероприятии через закрытую группу в “Фейсбуке”. До сих пор коллективный просмотр порно не создавал никаких неловких моментов, хотя, казалось бы, совместный просмотр откровенных сцен с незнакомцами — не самая комфортная ситуация.

Совместный просмотр порнографии в группе незнакомых людей — это сама по себе не сексуальная ситуация. Она вряд ли может привести к возбуждению. Это примерно так же, как смотреть вместе фильмы ужасов, которые тоже способны вызвать гамму эмоций, — поясняет Алекс.

По ее мнению, главное правило создания комфортного пространства для дискуссии — это верная координация ожиданий и понимания целей встречи.

Масштаб мероприятий Алекс увеличивать не собирается: полноценная дискуссия требует ограничения количества участников. Вместе с тем “Порно и печеньки” становятся все более актуальными, учитывая тот факт, что в Великобритании обсуждаются новые законы по регулированию доступа к порнографическому контенту. «Одна из наших встреч уже была посвящена легальным аспектам, в том числе законам, определяющим, что такое непристойность и какие факторы могут ограничить доступ к чему-либо, что отражает действия, которые совершенно законно имеют место между людьми», — отмечает Алекс, не желая политизировать свою инициативу. При этом она будет рада, если идея “Порно и печенек” вдохновит других на проведение похожих мероприятий.

Под конец разговора с Алекс остается только один вопрос: «Причем тут печеньки? Неужели и здесь они нужны для привлечения на “черную сторону” силы, в мир порока и разврата?» По словам Алекс, никаких зловещих намерений у нее нет: «Для открытого и комфортного общения друзей нужно, чтобы было что-то милое, теплое и сладкое. Печеньки — это почти невинно». Впрочем, воображение уже рисует плакат, на котором доминатрикс в черном латексе с плеткой в руках обращается к случайным прохожим: «Иди к нам. У нас есть печеньки».