Люди

Как англичанин Майло Эдвардс из Кембриджа стал стендап-комиком на ТНТ

Психолог Татьяна Винсент очень удивилась, когда узнала, что однокурсник ее дочери по Кембриджу уже год как выступает в стендап-шоу на российском телевидении. И расспросила его, как он дошел до такой жизни.

Меня уже мало чем можно удивить, но когда дочь рассказала, что ее сокурсник по университету Кембриджа, стопроцентный англичанин Майло Эдвардс уже год как живет в Москве и выступает в “Открытом микрофоне” на канале ТНТ, я… ээээ… напряглась, как мать и как психолог. Где Кембридж и где ТНТ? В Кембридже Стивен Хокинг и хоралы при свечах, на ТНТ — “Деффчонки” и доктор Быков. Лично я все это иногда смотрю c удовольствием, между нами. Но ведь это совершенно разные миры, они не должны пересекаться по определению. Это как бы ты зашел в паб в деревушке под Кембриджем, а там Джигурда с цыганами поет, или в моем Тольятти люди вдруг выстроились в очередь на автобусной остановке. Поэтому первый вопрос я решила задать сугубо психологический:

– Майло, WTF? 

 – Да, это и вправду странно, я и сам не особо понимаю. Короче, все получилось случайно, у меня в Кембридже был русский друг-однокурсник. Я пару раз к нему съездил в Москву в гости, выучил какие-то базовые слова по-русски, идиомы, немножко грамматики. После университета решил переехать на год в Москву, чтобы улучшить мой русский, ну и немножко потусить (я клянусь вам, он так и говорит — “короче” и “потусить” — Т.В.). Попутно выступал в баре для экспатов (я начинал заниматься стендапом еще в Кембридже в клубе ‘Footlights’), там меня заметили продюсеры из ТНТ и пригласили участвовать в своем проекте. Вот так я и очутился здесь, как видишь, совершенно случайно.

– Я смотрела твои английские и российские выступления и должна сказать, что у тебя порядком изменились темы. В Кембридже ты рассуждал об unbearable shitness of being, а в Москве шутишь о совах, соковыжималках и продавцах луп. Не считаешь ли ты часом, что русская аудитория глупее? Кого легче рассмешить, как думаешь? 

– Вообще-то шутка про сов — старая, еще из Кембриджа, но в целом – да, и я сам меняюсь, и мой стиль меняется, я же все-таки живу в России. Аудитории у нас точно различные, но само чувство юмора везде одинаковое, просто поводы для смеха разные. Стендап в России пока не особо развит, в плане экспериментов не разгуляешься. Я стараюсь просто говорить о том, что происходит сейчас в моей жизни. А жизнь в России — один большой стендап. Например, во время гастролей в Орле начали жестко прессовать из-за иностранного паспорта, но потом один полицейский вдруг узнал меня и начал делать со мной сэлфи.

– Да-да, я помню, что ты приехал в Россию потому что «не читал про нее новостей”. А что тебя тут бесит и смешит?

– Обычно меня смешат и бесят одни и те же вещи. Например, сервис – в магазинах, ресторанах, да где угодно. Пытаешься сосредоточиться на покупке или заказе, а они под ногами мешаются и говорят какую-то чушь. Прямо хочется иногда на них заорать, а потом думаешь — лучше я про вас, чуваки, напишу.

– Я прочитала в твоем блоге, что «most Russians have developed a truly stellar ability not to give a f*ck” («у большинства русских просто космическая способность не париться»). Я лично не могу с этим не согласиться. А ты уже приобрел это качество?

– Это так, русские не парятся по мелочам. Например, мой местный друг как-то жрал водку всю ночь, совершенно диким образом, а утром пошел сдавать на водительские права — и сдал! Я тоже пытаюсь жить в режиме «лайт», но пока не очень получается, все-таки я еще слишком английский.

– Один из жюри «Открытого микрофона» сказал, чтоб ты не думал, что они увидели перед собой живого англичанина и «прямо растеклись». А на самом деле тебе легко завоевать симпатию публики? Молодой, симпатичный, талантливый, да еще и иностранец — наверное, все девчонки твои, а? 

– Ну, не знаю, у меня есть и поклонники, и те, кто меня [не любит], как у каждого участника. Ну, окей, мне, может, чуть-чуть больше девушки пишут, чем остальным, я их сообщения не читал. (Тут Майло явно скромничает, но он ведь все-таки джентльмен. Пришлось отцепиться с вопросом про девушек — Т.В.)

– Ты говоришь, что борьба с курением — ерунда, потому что в России тебя обязательно что-нибудь прикончит до того, как это сделает никотин. А какие дурные привычки ты приобрел в России?

– Все мои дурные привычки уже приехали со мной в Россию, хотя я, пожалуй, стал больше пить, но это неизбежно. Мне кажется, моя самая опасная привычка — это доверчиво переходить дороги в Москве.

– Сын наших английских друзей – выпускник Оксфорда, между прочим – попал в Киргизию и застрял там на два года. По возвращении пришел к нам в сапогах на голую ногу и весь вечер рассказывал, как надо правильно резать барана. Он недолго продержался в Лондоне, женился на москвичке и живет с ней на Большом Каретном. Ты допускаешь для себя такой вариант?

– Я пока барана не резал, но, может, это дело времени…В принципе, я планирую вернуться в Англию когда-нибудь, пока не знаю когда. Боюсь, из-за “Брекзита” там все пойдет наперекосяк. Ну, если что, поеду в Киргизию и куплю баранов!

– Ты жаловался, что в России все подается с солеными огурцами. Как тебе русская кухня? Твои любимые и нелюбимые блюда?

– Ой, соленые огурцы — это еще нормально, но вот укроп! Везде суют укроп, это реально бесит. Недавно мне на ресторане приготовили пиццу с укропом. Пиццу! В общем, я так скажу по поводу русской кухни — мне нравится русская кухня, но не советская, а люди их обычно путают. Котлеты — да, но вот эта подозрительная водянистая [фигня] под названием ‘суп’ — нет.

Но все-таки справляться с русским языком Майло не всегда легко. Например, в его “Инстаграме» есть видео с “самым злым учителем, который пиндосов не терпит” Тот строго спрашивает, что такое лапоть, а наш герой робко отвечает: “трогать-сексуал, который лапает?”

А кочегар у него почему-то “большой кот, такой как тигр”.

Подробнее о том, как 23-летнему англичанину Майло Эдвардсу живется в России, смотрите тут.

Screen Shot 2017-06-07 at 13.32.58