Главное о русской жизни

в Великобритании

Отношения

Чем мужчины-мусульмане отличаются от всех остальных. Рассказывают русские девушки Лондона

20.11.2017Кристина Москаленко

Мусульмане в отношениях с русскими

Русские девушки в Лондоне пробуют все и находят счастье в самых неожиданных местах. В этот раз мы поговорили с теми из них, кто имел опыт отношений с лондонскими  мусульманами. 

Ольга

Замужем за алжирцем

Первая героиня Ольга выросла в Алма-Ате. Ее мама — из Белоруссии, папа — чеченец. При этом детство она провела с мамой в русской семье, пока в 14 лет не переехала жить к папе. “Мне многое не нравилось с обеих сторон [и в русской, и в чеченской семье]. Не нравилось, что русские любят выпить, гулять по барам и ресторанам. У чеченцев не нравилось пренебрежительное отношение к женщине: должна ублажать мужа, его родственников и главное — его маму”, – рассказывает она о своем детском опыте.

Но самое неприятное случилось позже, когда ее буквально украли и выдали замуж. Ольга работала в офисе у адвоката, откуда ее увезли в деревню [где жил жених]. Начали угрожать тем, что если она не выйдет замуж, значит ей есть, что скрывать, и на ней никто больше не женится, и ее сестры будут жить в вечном позоре.

“До сих пор не понимаю, зачем семья без образования хотела заполучить невестку с высшим. Ясно же, что я не буду доить коров в деревне. Хотя через какое-то время я начала доить коров и стала бесплатной прислугой: давать, подавать, подметать, чаи разливать и все такое. Забеременела, мне было очень плохо, никому не было дела, и вообще считалось, что быть беременной стыдно. В итоге я просто сбежала”.

Семья Ольги не была религиозной, и ее не крестили. В Москве она встретила будущего мужа из Алжира, с которым заключила брак в мечети и переехала в Лондон.

“Мои родители пили и курили, но я настолько не перевариваю это органически, что специально искала человека, который не пьет и не курит. При этом я искала кого-то современного, чтобы без всех этих традиций”.

Несмотря на современность мужа, который любит готовить и помогать Ольге по дому и с детьми, он все-таки просит ее носить в бассейн закрытый купальник буркини и плавать в дни, когда ходят только женщины.

Но, несмотря на современность мужа, который любит готовить и помогать Ольге по дому и с детьми, он все-таки просит ее носить в бассейн закрытый купальник буркини и плавать в дни, когда ходят только женщины, без энтузиазма относится к походам Ольги в кино и хотел бы, чтобы она покрывала голову.

“По идее женщина-мусульманка (я приняла ислам перед свадьбой) должна прикрывать свою красоту и не привлекать внимание чужих мужчин. Если кто-то на тебя посмотрел и проникся греховными мыслями — это сравнимо с прелюбодеянием, а ты — соучастница. Так что если ты себя прикрываешь — то меньше шансов попасть в ад. Для мужа ты можешь хоть голая ходить, хоть разукрашенная, хоть на голове стоять. С мужем можно делать, что угодно, но чужие мужчины не должны на тебя смотреть. Мусульмане, как мужчины, так и женщины, на улице не должны смотреть на противоположный пол и должны потуплять глаза, а не разглядывать друг друга. Это признак нравственности. Когда у нас был конфетно-букетный период, я пыталась взять его за руку на людях, чмокнуть. Он же постоянно говорил: “Ну неужели ты не можешь ущипнуть меня дома?” А мне нравилось его дразнить”.

Что касается семьи, то в исламе, по словам Ольги, культивируется уважение и любовь к семье, поэтому ее муж хорошо относится к ее маме.  Однако это не всегда так уж замечательно. Например, русскоязычная подруга Ольги замужем за афганцем, и ей не нравится, что в их семье работают оба, но он помогает материально всем своим братьям, жены которых не работают. Ее смущает, что старший брат всю жизнь несет ответственность за семью.

И главный вопрос в любой семье — еда!

“Советская еда для моего мужа скучна. Он смеется, говорит, что у нас только мясо, тесто и сливочное масло. Со временем я привыкла использовать овощи, кус-кус, оливковое масло, но для себя — предпочитаю сливочное! Свинину мы, естественно, не едим оба”.

Лена

Два романа с лондонскими мусульманами. Оба — коллеги по работе

“Всегда подкупает, что мужчины-мусульмане очень верные, не будут пялиться на других девушек, всегда заступятся и будут стоять за тебя горой. Если он с тобой — он с тобой. При этом очень ревнивые, конечно. Скандалов устраивать не будут, но, если увидят, что ты общаешься с каким-то парнем, то подойдут, постоят рядом, потом наедине спросят: “А что за парень, с которым ты общалась?” И так посмотрят — что сразу все понятно! Важно сказать, что все претензии всегда высказывались дома, чтобы никто не видел и не слышал. Никаких разборок на ступеньках клуба никто себе не позволял. При этом я бы сказала, что они любили, когда девушки ведут себя скромно на публике и раскрепощенно по отношению к ним. На публике они просили меня не носить облегающие джинсы и застегивать верхнюю пуговицу на рабочей блузке”.

Лена совсем не религиозна, поэтому ей нравилось шутить над своими парнями, что они тоже лишь наполовину мусульмане, мусульмане part-time.

“Естественно, они не пили и не курили. Но при этом занимались сексом до свадьбы. Это было мило и весело. Не мило было, когда они пытались отучить от курения меня. Я понимаю, что это вредно для здоровья, но это старая привычка, просто взять и бросить у меня не получается. Что касается алкоголя, я объяснила им, что несколько бокалов шампанского на Новый год в моей культуре — норма. И никто меня не ограничивал, потому что я свободолюбива. Позже я сама не пересмотрела свои взгляды и не сократила потребление алкоголя”.

С подарками дела тоже обстояли отлично. “Покупали, что я хотела, чуть ли не на последние деньги! Всегда помогали, оплачивали курсы, помогали с квартирой. Можно сказать, что хотели отдать всего себя. Я бы сказала, что у алжирцев нет середины. Либо обожают, либо тебя знать не знают. Быть приятелями даже после расставания мы не смогли”.

Если же говорить о семье, то Лена заметила, что оба ее партнера с большим уважением относились к своим матерям и искали себе сильную женщину, которая могла бы их направлять.

“Буквально зависели от женских советов. С отцами же отношения были довольно формальные. Они их уважали, даже боялись, но сесть поговорить по душам не могли. Не говоря уже о том, чтобы выпить”.

Также Елена отметила, что у ее партнеров было лишь два настроения: белое или черное.

“Не было серого, не было варианта поменять цвет, не было варианта не говорить о цветах. Либо все, либо ничего. Взгляд в стороны был неразвит. Доходило до смешного, когда на работе приходилось объяснять, что не все люди правильные и хорошие, что не всем стоит доверять, что люди могут обманывать, пользоваться друг другом, а не просто приглашать тебя на кофе с открытой душой. Они не понимали, что люди могут меняться!”

Но больше всего Елену бесило, что ее партнерам нравилась другая музыка. Например, ей нравится рэпер Дрейк. Она предложила партнеру ознакомиться с его треками. Он прослушал один, сказал, что Дрейк — ерунда и не стал заморачиваться.

“Опять это упрямство! Вывод обо всем творчестве Дрейка был сделан на основе всего одной композиции! Спорить было бесполезно вообще, их взгляды не менялись”.

Муж подруги всегда следил за тем, чтобы, когда в дом приходили рабочие или специалисты мужского пола (водопроводчик или репетитор, например), жены не было дома.

Рамадан тоже дался Лене тяжело. Потому что партнеры не ели и не пили днем.

“И снова хитрили! Один мой партнер брал ночные смены, чтобы есть ночью, а днем спал. Когда я спрашивала, зачем они соблюдают Рамадан, если все равно это фейковый Рамадан, они говорили прописные истины из Корана, но никто не мог мне объяснить, зачем это нужно лично им”.

Еще один смешной момент: у Лены такого не было, но муж ее подруги всегда следил за тем, чтобы, когда в дом приходили рабочие или специалисты мужского пола (водопроводчик или репетитор, например), жены не было дома!

“Я очень люблю шутки про религию, но партнеры-мусульмане на меня обижались, хотя они не молились по пять раз в день и в мечеть ходили редко. Мой теперешний партнер шутит со мной вместе. Он не мусульманин”.

Ирина

Замужем за марокканцем

Третья героиня — Ирина — долго думала, выходить ли замуж за партнера-мусульманина из Марокко. В итоге мама сказала ей, что, как счастья, так и несчастья можно хлебнуть и с русским мужчиной, и гарантий нет. Ирина рискнула.

“Мне сразу понравилось, что на первых свиданиях он не пытался меня приобнять, поцеловать, напоить и позвать к себе домой. Это очень отличалось от поведения российских парней, с которыми я всегда встречалась. Он задавал серьезные вопросы про жизнь, про планы и увлечения. Было по-взрослому и очень трепетно, я сразу почувствовала, что он будет мне защитником, стеной и опорой. Он не запрещал мне ходить в клубы и на танцы, часто ходил со мной. Никогда не устраивал сцен, но часто задавал вопросы: ему нужна была информация”.

Оказалось, что ее муж — стена не только для нее, но и для своих родителей, которым он помогает материально. Когда Ирина познакомилась с его родственниками, ей было приятно испытать на себе восточное гостеприимство, но с другой стороны ей пришлось освоить все эти навыки самой: “Открывать сердце нараспашку, быть теплой, служить гостям, накрывать столы и готовить лучшую еду. При этом мой муж редко принимает участие в домашних делах, потому что в их культуре считается, что за дом отвечает женщина”.

С едой и алкоголем у Ирины вообще все стандартно: муж попросил не держать дома свинину и алкоголь. Но ей не сложно — она вегетарианка.

“Сначала не готовила ему мясо, но скоро увидела, что муж-то у меня голодный ходит! И научилась готовить то, что ест он. Однако есть проблема: когда я езжу в Марокко и вижу, как на праздники режут барашков, часто на улицах или прямо на балконе, не могу на это смотреть. Сложно принять, если ты не видела этого с детства”.

По поводу одежды и других мужчин — все просто. Ирина сама не очень открытый человек и, например, не ходит к массажистам-мужчинам. Единственный момент — муж попросил купить сплошной купальник с шортами.

“Конечно, все зависит от человека, но мне кажется, что восточные мужчины надежнее. Мой муж почитает свою и мою маму и культивирует такое же отношение ко мне в наших детях. Мне это нравится. Мне также нравится, что первый язык детей — русский, второй — английский. Тут проблем нет”.

Мужчины-мусульмане очень часто дарят золото. Они всегда дарят основательные подарки: украшения, часы, хорошие вещи. Считается, это это женщине на черный день. Романтическая поездка подарком не считается.

Сложновато было с религией, потому что муж Ирины поставил ультиматум: дети — должны быть мусульмане, имена — мусульманские. Однако это обсуждалось еще до свадьбы и Ирина согласилась.

“Мне нравится, что ислам приучает к дисциплине. Я очень много знаю про эту религию, и она меня не смущает. Мой муж соблюдает Рамадан, любит его, потому что это очищает его тело, старается молиться по пять раз в день, почти каждую пятницу ходит в мечеть. Но он начал это делать, когда мы поженились, потому что видел, что я тоже молюсь. Однако я не держу свои православные иконы на виду”.

И главное: как дела со свадьбой? Ирина, будучи христианкой, выходила замуж в мечети. По мусульманским традициям, когда девушка выходит замуж, она прописывает выкуп, который ей должен выплатить жених. Ирина про выкуп не знала, и, когда мулла спросил ее, сколько она хочет верблюдов или баранов, она очень растерялась.

“По идее могла попросить хоть килограмм золота! И он должен был бы мне это подарить. Кстати, мусульмане очень часто дарят золото! Они всегда дарят основательные подарки: украшения, часы, хорошие вещи. Считается, это это женщине на черный день. Романтическая поездка подарком не считается”.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: