Дети

Олег Кашин, Алексей Зимин и другие папы русского Лондона рассказали, куда они ходят с детьми, чтобы самим было нескучно

Олег Кашин, журналист

Нил, два с половиной года

Нил живет в моем графике: поздно ложится и поздно встает, и время мы проводим в основном вдвоем, в том числе в пабах. Он почему-то очень любит Национальную галерею — и как собрание живописи, которую ему нравится рассматривать, и как интересный интерьер с разветвляющимися маршрутами, лестницами, подоконниками и прочим. Собственно, Национальная галерея — это рекордный в моей жизни музей в том смысле, что ни по какому другому музею я не бегал — именно бегом — столько, сколько по Национальной галерее за Нилом.

А вот в Музее Виктории и Альберта главное — это двор с бассейном, и там, в сувенирном магазине, в свой первый визит мне пришлось покупать Нилу новую футболку, потому что он побежал купаться прямо в одежде. Еще Лондон — это, разумеется, парки, и белка — животное, на которое Нил уже просто не обращает внимания. Мне кажется, белки больше интересуют меня, а он их слишком много видел. Еще у него сейчас стадия увлечения всяким транспортом, и до сих пор его приводит в восторг метро, потому что поезд под землей — это то, что противоречит его представлениям о железной дороге.

Олег Кашин в Лондоне

Еще в Лондоне есть неплохие детские театры — например, «Полька» в Уимблдоне, где мы были уже раз пять, причем из них два раза — на спектакле «Как спрятать льва». Первое посещение закончилось конфузом, потому что если садиться близко к сцене, то куклы кажутся Нилу игрушками и он хочет в них играть. Еще есть такой кочующий проект «Бах для детей», мы однажды ходили: там исполняют всякую классическую музыку, а в финале поют Wheels of the bus, — и я с удивлением узнал, что Нил знает эту песню наизусть и умеет исполнять ее в лицах вплоть до звука клаксона и дворников. Я вообще подозреваю, что знаю своего сына хуже, чем мне кажется.

Константин Пинаев, предприниматель

Эмма, три года, и Белка, пять с половиной лет

Иногда говорят, что Лондон — не самый дружелюбный для детей город. Я бы поспорил. Мне кажется, город скорее для родителей недружелюбный. Вырастить ребенка в Лондоне стоит очень дорого. Зато детям есть где разгуляться.

Мне очень нравится лондонская местечковость — местечковость в хорошем смысле этого слова. Тут не надо «ехать в центр», чтобы получить полный набор городских пряников. Хорошие рестораны, парки, театры и площадки есть в каждом районе. У нас выходные почти всегда проходят либо в родном Ислингтоне, либо в соседнем Кингс-Кроссе. Часто выходные — это бесконечная череда детских дней рождения. Иногда по два в день. Когда идешь по улицам Ислингтона, каждые две-три минуты встречаешь знакомых: кто-то из садика, кто-то из школы, или просто соседи. В магазинах тебя знают, в ресторанах тоже. Полное ощущение деревни.

При этом Лондон — это не бетонные джунгли. У большинства детей тут есть свой собственный садик, где они могут поиграть в относительной безопасности. У нас возле дома есть островок дикой природы — так называемая New River Walk. Там всегда утки и белки не кормлены, птенчики не пересчитаны, лягушки не троганы, а черепахи с цаплями в инстаграм не выложены. Приходится отдуваться за весь район.

Через раз мы добираемся до Кингс-Кросса. Еще недавно этот район был такой, что половина Лондона его за версту обходила (как и любой привокзальный район). А сейчас тут абсолютно все находится в шаговой доступности: фонтаны, канал с лебедями и канадскими гусями, бесконечные рынки со стрит-фудом, представления для детей. Там почти нигде нет машин, поэтому дети бегают, катаются на скутерах и, как и полагается в Лондоне, купаются в фонтанах при любой погоде.

Алексей Зимин, шеф-повар

Варвара, десять лет, Никола, восемь лет, и Павлик, шесть лет

В Лондоне мы живем рядом с Кенсингтонскими садами, а это пространство магическое — оно постоянно засасывает в себя детей. Вряд ли мы стали бы сюда специально приезжать из какого-нибудь Кройдона, но когда находишься от садов в сотне метров, то сопротивляться их гравитации тяжело.

В связи с этим мы часто прогуливаемся до Музея Виктории и Альберта, Музея естествознания и Музея науки — все это места, в которых можно бывать несколько раз в год, не уставая от них. Если выбираться куда-то специально — то часто мы выбираем музей Wallace Collection. Это, с одной стороны, памятник частному коллекционерскому сумасшествию: тамошняя экспозиция — это просто смесь всего на свете в промышленных масштабах. При этом там есть несколько залов на нижнем этаже со старыми доспехами и оружием. Когда это собрано в таком количестве и находится в такой сохранности, то производит впечатление более сильное, чем аналогичные вещи в Британском музее.
Летом мы плаваем от Челси до Гринвича на корабле. Лондон с Темзы совсем другой. Становится понятно, что это морской, портовый город, открытый в мир.

Константин Попандопуло, врач-стоматолог

Анна, одиннадцать лет, Иван, пять лет, и Пенелопа, три года

Наша семья живёт в пригороде графства Surrey. Мы любим рыбалку в National Trust Runnymede Magna Carta и долгие пешие прогулки в Surrey Hills. В Лондон с детьми мы выбираемся не очень часто, но в Музей естествознания за последний год ходили трижды. Особенно интересна детям оказалась выставка, посвященная динозаврам, и последняя выставка про китов. После выставки про динозавров мы начали собирать игрушечные скелеты древних ящеров, также дети выжигали их из дерева и раскрашивали гипсовые фигурки.

Потом старшая дочь увлеклась историей, а сын — солдатами и военными сражениями. Динозавры уступили свое место в играх средневековым замкам, воинам, крепостям и историческому быту. Мы стали ездить во дворцы: Hampton Court, Kew Gardens, Gothic Tower и Ruined Abbey Painshill. Прогулки по этим местам подстегивают фантазию детей настолько, что они начинают строить свои крепости из конструкторов или возводят их на песке. Крепости в песке они строят из деревянных брусков, а потом втроем разыгрывают сражения и сидят в долгих осадах, запасшись едой, водой, дровами, сеном для лошадей и бинтами для раненых. Деревянную катапульту они снабжают камнями, обернутыми бумагой. Потом поджигают эти снаряды, те летят через стены крепости и тушатся песком. Эта игра занимает все воображение детей — до следующего похода в новое место.

Фото Кашина, Пинаева и Попандопуло: Евгения Басырова
Фото Зимина: Алина Агаркова