Люди

«В Крыму нужно провести референдум с тремя вариантами ответа». О чем Ксения Собчак говорила с кембриджскими студентами

Спустя меньше чем полтора месяца после заявления Ксении Собчак о том, что она собирается участвовать в президентской гонке, тележурналистка нашла в своем напряженном графике время приехать в Кембридж, чтобы поговорить со студентами о российской политике на английском языке.

В то время как Ксения только успевает раздавать интервью самым разным медиа-ресурсам – как оппозиционным, так и федеральным – и вступать в политические дебаты с другими телеведущими, встреча кандидата в президенты с русскими, живущими за границей, прошла раньше, чем с основным электоратом, то есть с жителями регионов собственно России. Тем более странно звучал призыв Ксении голосовать за нее, учитывая, что в зале вместимостью 130 человек около 30 процентов даже не говорили по-русски. Впрочем, Ксения так и обратилась к аудитории: те из вас, у кого есть российские паспорта.

Краткий экскурс в российскую политику

Поездка Собчак в Лондон получилась насыщенной. В субботу 26 ноября Ксения ответила на вопросы на площадке «Открытой России», на следующий день обсудила российскую политику в Кембридже, а на момент написания этой статьи общалась со студентами в Оксфорде.

И если первое обсуждение проходило на русском языке, то на втором Собчак с ходу перешла на английский, извинившись за то, что подзабыла его за долгие годы после университета, и лишь изредка сбиваясь на русский в поиске подходящего перевода. Хотя не обошлось и без курьезных моментов, как, например, с упавшим курсом рубля, который весьма метафорично превратился в обломки («rubble» вместо «rouble»).

Изначально воскресное мероприятие заявлялось для студентов, состоящих в русском сообществе Кембриджа (Cambridge University Russian Society), в том числе и для иностранцев. По словам организаторов, их главной задачей было предоставить платформу для обсуждения актуальных вопросов, связанных с Россией, и подобные мероприятия часто проводятся на английском, поскольку на них также приходят профессора и студенты, не говорящие по-русски, но интересующиеся российской культурой, историей и политикой.

Вероятно, именно на последних и ориентировалась Собчак, ответы которой представляли собой краткий экскурс в политическую ситуацию в современной России. Все это больше походило на интервью иностранному телеканалу – возможно, это стало своеобразной подготовкой Собчак к предстоящим беседам с журналистами CNN и BBC в качестве кандидата в президенты. Ксения подробно объяснила, кто такой оппозиционный кандидат Алексей Навальный и почему его скорее всего не допустят до выборов, в чем разница между федеральными каналами и «Дождем», а также почему люди не доверяют российским судам. Когда Собчак забыла, как будет слово «наблюдатели» по-английски, и зал ей дружным хором помог, она удивленно воскликнула: «О, так много людей говорят по-русски!»

С другой стороны, собравшаяся публика задавала Собчак все те же самые вопросы, на которые она уже не раз отвечала на протяжении последних недель – с тех пор как объявила о своем решении баллотироваться в президенты: почему вы решили участвовать в выборах, что вы сделаете в первую очередь, если станете президентом, что будете делать с Крымом и когда вы последний раз виделись с Путиным. На случай, если вы не следили за последними выступлениями Собчак, мы собрали для вас самые интересные цитаты со встречи.

Зачем пошла на выборы

«Что касается вашего вопроса о том, почему я иду [на выборы]. Единственный честный и настоящий ответ – потому что никто больше из оппозиции не идет. Никто не может. Я была бы рада, если бы были другие варианты, но, к сожалению, ситуация с российской политикой довольно сложная, и не все кандидаты смогут принять участие в этих выборах. Некоторых не допускают по глупым причинам, из-за сфабрикованных дел».

«Раньше моя жизнь была совсем другой. Десять, двадцать лет назад я была совсем другим человеком. На разных этапах я преодолела много трудностей. Но однажды ты понимаешь, что ты столько всего сделала, у тебя есть профессия, успех, деньги. Но сделала ли ты то действительно важное, что могла?».

«Почему я? Ну, потому что – а кто еще?»

«Путин представляет собой большую угрозу. Это не игры… В моем доме были обыски. Уже сейчас, после того, как я высказалась про Крым, у меня начались проблемы, Генпрокуратура проверит мои слова».

«А я не боюсь. Пожалуй, это самое важное во мне – я не боюсь сложившихся обстоятельств и последствий, к которым эти выборы могут привести. Ведь это огромный риск, и не многие готовы на него пойти. Не то чтобы выстроилась очередь из людей, готовых пожертвовать тем, что они имеют ради того, чтобы бороться с Путиным».

Что сделает, если станет президентом

«Я считаю, что выборы в России нелегитимные, поскольку у кандидатов не равные возможности. Они [выборы] захвачены одной фигурой, у которой вся власть над медиа и вся поддержка сил КГБ — не знаю, как правильно сказать».

«Конечно, идя на эти выборы, я понимаю, что у меня нет шансов победить, поскольку победитель всегда один и тот же уже 18 лет. Не будет никаких сюрпризов. Но мы должны показать, что люди против, это важно».

«Каждый следующий президент в России должен находиться у власти 4 года, максимум два срока. Не два срока по 6 лет, а потом чей-то друг займет это место, а затем снова я».

«Самая главная проблема России в том, что мы можем менять политическую систему, можем совершить коммунистическую революцию, затем поменять систему на демократию, но в конечном итоге мы всегда оказываемся с царем».

«Второе, что я бы поменяла — это [сделала бы] свободные медиа. Нужно понимать, что сейчас все средства массовой информации в России управляются государством… СМИ должны принадлежать различным частным группам».

«Третье, что очень важно — это независимые суды. Сейчас в России нет независимых судов. Все решения принимаются внутри государственной системы — как по политическим делам, так и по экономическим, не имеющим никакого отношения к Путину».

Что делать с Крымом

«Это не монархическое решение – взять или отдать. Там живут живые люди, это аморально думать о них так, как будто их можно просто отдать кому-то».

«Мы должны провести честный референдум с независимыми наблюдателями. На мой взгляд, референдум в Крыму был незаконным. Прежде всего, нельзя проводить референдум только с одним вопросом… Должно быть три вопроса: хотите ли вы быть частью России, хотите ли вы быть частью Украины или третий вариант, который, на мой взгляд, будет конкурировать с вариантом Россия, — хотите ли вы быть независимыми?»

О войне в Сирии и на Донбассе

«Донбасс – это уловка… Ситуация с Донбассом была создана только для того, чтобы отвлечь внимание от Крыма, чтобы сказать, что Крым — это решенный вопрос, это часть России, и это не обсуждается».

«Я считаю, мы должны остановить войну и перестать помогать сепаратистам».

«Я не поддерживаю войну в Сирии, не поддерживаю войну на Донбассе. Я думаю, что нам следует сконцентрироваться на проблемах внутри страны… Сначала нужно создать демократическое общество и сильную инновационную экономику, которая сможет конкурировать с американской, а затем уже мы сможем обратиться к тому, что происходит в Сирии и других регионах».

Могут ли ее не пустить на выборы

«Они [правительство] всегда взвешивают риск, насколько недемократично то, что они собираются сделать. Они думают: «Ну ладно, давайте дадим ей поучаствовать, она – глупая блондинка, как Пэрис Хилтон. Она все равно не наберет много голосов. Лучше уж она, чем Навальный. Пусть идет». И, на самом деле, я на это и надеюсь».

«Я надеюсь, что они недооценят меня. Всю мою жизнь люди меня недооценивали в России, и меня это вполне устраивало. Такова Россия: меня всегда недооценивают, потому что я – женщина, потому что у меня в прошлом была карьера в индустрии развлечений; у них много причин недооценивать меня. И это нормально, я привыкла к этому, и я привыкла использовать это. Именно это я и собираюсь сделать».

«Я собираюсь заниматься политикой [после выборов]. Это серьезное решение. Я здесь надолго. Поэтому я приняла решение присоединиться к партии «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева… Мы хотим поменять ситуацию так, чтобы на следующих выборах у нас был реальный шанс победить».

О женщинах в политике

«Мы все еще обсуждаем, может ли женщина стать успешным политиком, или, может быть, ей лучше сидеть дома с детьми. У нас очень патриархальное государство, многие люди очень консервативны… Это та реальность, в которой мы живем… Таким дискуссиям не место в 21 веке, но они все еще имеют место в России».

«Я могу себя назвать феминисткой, в том смысле, что я борюсь за равные права… Быть женщиной в политике – это нормально. Мужчины и женщины, если им есть что сказать, если у них есть программа и они хотят участвовать в политике, должны заниматься ею независимо от пола».

Об отъезде из России

«К сожалению, я не рассматриваю такой вариант. Здесь слишком дорого жить. Я успешный человек, но не настолько».

«Я не хочу никуда уезжать. Я хочу, чтобы они уехали. Это моя цель. И я сделаю всё, чтобы этого добиться. Потому что я верю, что при жизни увижу новую Россию, Россию моей мечты – инновационную, демократическую и либеральную страну, члена Европейского Союза и НАТО, страну, которая станет частью Европы».

О взаимоотношениях России и Запада

«Я не знаю, как России наладить отношения с Западом при Путине. Я думаю, это сможет сделать только человек, который придет ему на смену. Это как взаимоотношения супругов, долго живущих вместе, которым очень трудно найти компромисс, потому что накопилось так много проблем и обид, которые не забыть».

О кандидатуре Бориса Титова

«Сегодня есть новый так называемый «кандидат от бизнеса», Борис Титов, который много лет поддерживал Путина, а теперь выступает его соперником. Я считаю его кампанию спойлером… Но мне не важно, я верю, что люди умные и разберутся, кто есть кто на выборах».

«Я верю, что русские люди не глупые, им не нравится эта система, им не нравится то, что происходит, и миллионы придут и проголосуют – не за меня, а за перемены в моем лице, в лице «против всех».

Фото: Cambridge University Russian Society