Досуг

“Русский криминал – сильнейший бренд, но на самом деле он уже не русский”. Британские ученые – о сериале “МакМафия”

7 февраля в University College London встретились специалисты по российской политике и международной преступности. Они обсуждали нашумевший сериал “МакМафия” – что в нем правда и в чем его успех. Дария Конурбаева побывала на этой дискуссии и узнала, что российский криминал – сильнейший бренд, но в реальности современную организованную преступность русской (или какой-либо другой) считать нельзя.

В воскресенье, 11 февраля, на BBC выйдет в эфир последний эпизод сериала «МакМафия». Чем закончатся разборки нескольких преступных группировок – до конца не ясно, но из анонса очевидно, что фоном для развязки станут московские пейзажи: все персонажи собираются в границах МКАДа.

За несколько дней до показа финального эпизода соответствие художественного вымысла сценаристов реальности обсудили в UCL специалисты по российской политике и международной преступности.

В панели под названием «McMafia: The Reality» приняли участие доктор Марк Галеотти (Senior Research Fellow, the Institute of International Relations, Prague), доктор Филиппа Хетерингтон (Modern Eurasian History, UCL), доктор Александр Купатадзе (King`s Russia Institute & Department of European and International Studies) и профессор Алена Леденева (Politics and Society, UCL).

Главное, в чем сошлись все эксперты: российский криминал – сильнейший бренд как в реальном, так и в художественном мире. На многих стереотипах и построена «МакМафия»: женщины в мехах, черная икра и водка так тесно переплетены в общественном сознании с образом России, что невозможно снимать сериал об организованной преступности без этих деталей.

Преступность уже не кланы и банды

По словам доктора Галеотти, сериал очень точно отображает состояние сегодняшнего криминального мира. Это уже не отдельные банды и не мафиозные кланы в духе «Крестного отца». Современная логика рынка доминирует и в организованной преступности, которая объединяет всех участников в единую индустрию. «Вы не воспринимаете маленький магазин на углу как часть большой торговой индустрии, но он ей является. Так же и маленькая банда из трех человек, которая сбывает кокаин в неблагоприятном районе любого мегаполиса, – уже не отдельная группировка, а часть единой огромной системы с поставщиками, перевозчиками и продавцами этого кокаина».

При этом русские остаются в этой системе одними из самых успешных участников. Бренд российского криминала родился не из воздуха, а из 1990-х: «В эти годы Россия пыталась переосмыслить себя, старалась стать капиталистической страной, – объясняет доктор Галеотти. – Но пошла по довольно спорному пути: не ввела никаких регулирующих законов и правил, а просто открыла свободную торговлю для всех желающих. Так что в глазах общественности капитализм стал равен «зарабатыванию денег», причем не всегда честным путем. Плюс ко всему в тот период в России сильно размылись границы между бизнесом, криминалом и властью».

Русские преступники больше не бандиты в татуировках

Чуть позже эта новая российская преступность начала экспансию в Восточную Европу: сериал BBC наглядно демонстрирует, как русские «держат» почти всю Прагу. Но постепенно запал и желание захватывать новые страны кончился, дальше на Запад русские без особой на то необходимости (вроде вынужденной эмиграции) не продвигались, зато раскинули свои сети так далеко по миру, что переродились из исполнителей в посредников.

Во второй серии «МакМафии» Вадим уточняет у партнеров: «Это наши люди торговали на площади, когда их забрала полиция?» Современный преступный мир работает как паутина, и русские заняли в нем нишу поставщиков услуг и «решал» в духе: «хотите кокаин, женщин, киллеров? У нас есть люди, которые смогут для вас это организовать». Русские не торгуют наркотиками на улицах самостоятельно, а работают менеджерами, создают логистику и систему, удобную для использования, нанимают местных поставщиков и обслуживающий персонал.

За этим перераспределением функций произошла и смена облика. «МакМафия» точно изобразила и главных действующих героев преступной системы. Те, кто управляют сегодня организованной преступностью, – уже не бандиты в татуировках, а бизнесмены, люди в дорогих костюмах, с широкой палитрой интересов.

Важная черта криминального мира, отраженного в сериале, – идея глобализации. «МакМафия» позиционирует себя как сериал о российских преступниках, но их на экране в лучшем случае половина. Главный герой Алекс сотрудничает с мексиканцами и евреями, летает в Прагу, общается с огромным количеством международных партнеров. «Так почему мы говорим о них как русских? – задается вопросом профессор Алена Леденева. – Как русская, я могу ответить на этот вопрос: мы все еще говорим о сильнейшем бренде, лейбле, который в реальности не имеет с большинством русских ничего общего».

В чем успех “МакМафии”

Успех сериала Алена Леденева объясняет просто: «Сейчас у всех есть время для Твиттера, но нет времени для большого е-мейла. Так и с историей о криминальном мире: у вас есть время для развлекательного сериала, но никто не будет читать умную книжку академиков о ворах в законе». BBC точно поймали тренд: на волне историй о русских хакерах и «руке Кремля», запущенной по всему миру, интерес к российскому криминальному подполью только растет, но аналитические статьи в Telegraph и Guardian никогда не получат того охвата и общественного резонанса, как сериал в прайм-тайм.

Лондон – это случайность

Спикеры упомянули интересную деталь: «МакМафия» позиционирует себя как «London based drama», но среди главных героев нет ни одного британца. А Лондонский Сити и виды столичного парка, в котором герой Алексея Серебрякова кормит уток, – лишь декорации. «МакМафия» и тут вполне правдива: преступность сегодня не зависит от места на карте, это сеть, запустившая свои корни во все страны и на все континенты.

Именно поэтому такой сетью не может управлять один мега-мозг. Вертикальная структура власти в сложном современном обществе уже не работает, и преступный мир устроен не как иерархичная пирамида, а как группа друзей в Facebook. Партнерство и договороспособность становятся новыми козырями: сильнее не тот, кто смог всех запугать, а тот, кто смог найти партнеров в разных сферах ответственности, потому что каждый местный “эксперт” будет знать свой рынок в разы лучше приезжих. По этой причине преступность в глобализованном мире больше не может быть только “русской”, “итальянской” или любой другой национальности.

Однако стереотипы все еще сильны, и поэтому в последней серии зрителей ждут разборки в России: много водки, икры, видов суровой Москвы – и кровавых убийств, конечно.

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: