Полезно

Десять самых красивых описаний снега и зимы в английской литературе

Пока страна пытается оправиться от снегопада, мы хотим обратить внимание на то, что для английских писателей снег не только не был неприятностью, но и служил источником вдохновения. Выбрали для вас самые красивые описания снега и зимы в английской литературе (точнее, тут не только англичане. Есть и легионеры. Мы не могли отказать себе в удовольствии подшить к делу красивые строки Джорджа Мартина, Джека Лондона и Роберта Бернса).

Чарльз Диккенс, “Рождественская песнь в прозе” (1843)

“Было утро, рождественское утро и хороший крепкий мороз, и на улице звучала своеобразная музыка, немного резкая, но приятная, – счищали снег с тротуаров и сгребали его с крыш, к безумному восторгу мальчишек, смотревших, как, рассыпаясь мельчайшей пылью, рушатся на землю снежные лавины.

На фоне ослепительно белого покрова, лежавшего на кровлях, и даже не столь белоснежного – лежавшего на земле, стены домов казались сумрачными, а окна – и того еще сумрачнее и темнее. Тяжелые колеса экипажей и фургонов оставляли в снегу глубокие колеи, а на перекрестках больших улиц эти колеи, скрещиваясь сотни раз, образовали в густом желтом крошеве талого снега сложную сеть каналов, наполненных ледяной водой. Небо было хмуро, и улицы тонули в пепельно-грязной мгле, похожей не то на изморозь, не то на пар и оседавшей на землю темной, как сажа, росой, словно все печные трубы Англии сговорились друг с другом – и ну дымить, кто во что горазд! Словом, ни сам город, ни климат не располагали особенно к веселью, и тем не менее на улицах было весело, – так весело, как не бывает, пожалуй, даже в самый погожий летний день, когда солнце светит так ярко и воздух так свеж и чист”.

Перевод Т. Озерской

Уильям Блейк, “Снег” (1908)

Зимою увидел я снежную гладь,
И снег попросил я со мной поиграть.

Играя, растаял в руках моих снег…
И вот мне Зима говорит: – Это грех!

Перевод С. Маршака

Джек Лондон, “Зов предков” (1903)

Отрывок, где собака Бэк впервые увидел снег

“…Ступив на ее холодную поверхность, Бэк почувствовал, что его лапы погрузились в какую-то кашу, очень похожую на белую грязь. Он зафыркал и отскочил назад. Такая же белая каша падала сверху. Бэк отряхнулся, но она все сыпалась и сыпалась на него. Он с любопытством понюхал ее, потом лизнул языком. Она обжигала, как огонь, и сразу таяла на языке. Это поразило Бэка, он лизнул опять — с тем же результатом. Вокруг загоготали, и ему почему-то стало стыдно, хотя он не понимал, над чем эти люди смеются. Так Бэк впервые увидел снег”.

Перевод З. Вершининой

Уильям Вордсворт, “Люси Грей, или Одиночество” (1800)

Отрывок из баллады о девушке, исчезнувшей во время снежной бури

…Отец и мать спешат вперед.

До пояса в снегу.

Следы идут, идут – и вот

Они на берегу.

 

На сваях ледяной нарост,

Вода стремит свой бег.

Следы пересекают мост…

А дальше чистый снег.

 

Но до сих пор передают,

Что Люси Грей жива,

Что и теперь ее приют –

Лесные острова.

 

Она болотом и леском

Петляет наугад,

Поет печальным голоском

И не глядит назад.

Перевод Д. Мина

Роберт Бернс, “В полях, под снегом и дождем…” (1796)

В полях, под снегом и дождем,
   Мой милый друг,
   Мой бедный друг,
Тебя укрыл бы я плащом
   От зимних вьюг,
   От зимних вьюг.

А если мука суждена
   Тебе судьбой,
   Тебе судьбой,
Готов я скорбь твою до дна
   Делить с тобой,
   Делить с тобой.

Пускай сойду я в мрачный дол,
   Где ночь кругом,
   Где тьма кругом, –
Во тьме я солнце бы нашел
   С тобой вдвоем,
   С тобой вдвоем.

И если б дали мне в удел
   Весь шар земной,
   Весь шар земной,
С каким бы счастьем я владел
   Тобой одной,
   Тобой одной.

Перевод С.Маршака

Уильям Шекспир, Сонет 97

Мне показалось, что была зима,

Когда тебя не видел я, мой друг.

Какой мороз стоял, какая тьма,

Какой пустой декабрь царил вокруг!

За это время лето протекло

И уступило осени права.

И осень шла, ступая тяжело, –

Оставшаяся на сносях вдова.

Казалось мне, что все плоды земли

С рождения удел сиротский ждет.

Нет в мире лета, если ты вдали.

Где нет тебя, и птица не поет.

А там, где слышен робкий, жалкий свист,

В предчувствии зимы бледнеет лист!

Перевод С. Маршака

Джордж Р.Р. Мартин, “Битва королей” (1998)

— Холод, — отвечал Гаред с железной уверенностью. — Прошлой зимой я видел, как замерзают люди, видел и позапрошлой, когда был еще наполовину мальчишкой. Все говорят о снегах глубиной в сорок футов, о том, как ледяной ветер, воя, налетает с севера, но главным врагом является холод. Он добирается до тебя бесшумнее, чем Уилл, и сперва ты только поеживаешься и стучишь зубами, а потом топаешь ногами и мечтаешь о подогретом вине с пряностями и чудесном жарком очаге. Мороз жжет. Ничто не обжигает, как холод. Но лишь поначалу. А потом он проникает внутрь тела, наполняет тебя, пока у человека не остается сил сопротивляться. Легче просто сесть и уснуть. Говорят, что, замерзая, перед концом не чувствуешь никакой боли. Просто слабеешь и тихонько засыпаешь, все словно блекнет, а потом как будто проваливаешься в море теплого молока, в мир и покой.

Перевод Н. Виленской

Эмили Дикинсон, “Без остановки снег идет…” (1868)

Без остановки снег идет

пахучий, мимолетный.

Он только раз бывает в год,

такой вот, как сегодня.

 

Его так много среди крон

под звездным небом вьется.

Припав к ногам, винится он

и февралю клянется:

 

прошла пора суровых дней,

теперь любую муку

заглажу нежностью своей,

но только не разлуку …

 

Когда б сладка среди зимы

была любая замять,

тогда б не чувствовали  мы,

как близко боль и память.

Перевод А. Пустогарова

Дилан Томас, отрывок из стихотворения  “Сказка Зимы” (1945)

Это сказка зимы

Пробивается свет сквозь метель,  над озерами

И поля уплывают от фермы вдаль, в чашу долин.

Пар дыхания стад поднимается там, над просторами,

Словно призрачный парус, неясно мелькнувший вдали.

 

И звезды замерзшие падают

В запах сена под снегом, сова пролетит вдалеке,

И повеет тревога, как ветер с заснеженных гор.

Там, над фермами дым, словно овцы, стремится к реке,

Где прощальную сказку зимы им поведает водный узор.

                                

И однажды состарился мир.

В вере чистой, как будто подаренный, утренний хлеб,

Яркой, будто бы снега сиянье, человек развернул

Полыхающий свиток судьбы, своих будущих лет,

Но остался на ферме, как прежде, на свиток взглянув,

 

На равнине. Где огонь очага,

Окруженный, как остров, летящего снега метелью,

И укрытые инеем белым, навозные кучи дворов,

И насесты для кур, зябко ждущих рассвета за дверью,

И крик петуха, и скребки, и неясные  звуки шагов

 

Работников сонных.

Просыпались стада, тихо крался за мышкою кот,

Птиц, взьерошенных, стая искала зерно, а доярки  

По белому снегу, что похож был на облако и небосвод,

Осторожно скользили, и день показался особенным, ярким.

Перевод И. Турчиной

Сэмюэл Кольридж, отрывок из “Сказания о Старом Мореходе” (1798)

Без мачты, под водою нос,
Как бы спасаясь от угроз
За ним спешащего врага,
Подпрыгивая вдруг,
Корабль летел, а гром гремел,
И плыли мы на юг.
И встретил нас туман и снег
И злые холода,
Как изумруд, на нас плывут
Кругом громады льда.

Страна льда и пугающего гула, где не видно ничего живого.
 
Меж снежных трещин иногда
Угрюмый свет блеснет:
Ни человека, ни зверей, —
Повсюду только лед.
Отсюда лед, оттуда лед,
Вверху и в глубине,
Трещит, ломается, гремит.
Как звуки в тяжком сне.

Перевод Н. Гумилева

Фото Pixabay.com

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: