Актуально

Бывший сотрудник Cambridge Analytica рассказал, как устроена компания и чем ее деятельность опасна для демократии

Cambridge Analytica

Газета “Гардиан” провела публичную встречу с главным источником по делу о Cambridge Analytica, бывшим сотрудником этой компании Кристофером Уили, и репортером Кэрол Кадвалладр, которая расследует это дело.

Встреча с человеком, который уже успел принести многомиллиардные убытки крупнейшей социальной сети в мире, заставил Марка Цукерберга извиняться перед Конгрессом и Сенатом США, а также поставил под вопрос легитимность итогов референдума о “Брекзите”, проходила под пристальным вниманием юристов, которые защищают газету “Гардиан” от многочисленных исков. Участники даже заранее извинились, что не смогут отвечать на вопросы из зала, чтобы избежать юридических рисков. Но встреча оказалась на редкость живой, несмотря на все ограничения.

Как это работает

Про Cambridge Analytica написано уже столько, что не ждешь ничего нового, но Уили смог через несколько зарисовок ярко объяснить, чем занималась эта компания. “Представьте, что вы на первом свидании, – говорит Уили, – но вы знаете очень многое о человеке, с которым встречаетесь. Например, какую музыку и кино он любит, как проводит свободное время, какие у него политические взгляды, в какой среде он вырос… Вам будет очень легко подстроить свою коммуникацию так, чтобы понравиться этому человеку, чтобы он быстро пришел к выводу что вы именно тот, кто ему нужен. Отсутствие баланса в уровне знаний между теми, кто встречается открывает пространство для манипуляций. Это происходит потому что вы не знаете, что другой человек знает о вас”.

Представьте, что вы на первом свидании, но вы знаете очень многое о человеке. Какую музыку и кино он любит, как проводит свободное время, какие у него политические взгляды, в какой среде он вырос… Вам будет очень легко понравиться этому человеку.

Почему это опасно

По словам Уили, психографический анализ которым занималась компания «Кембридж Аналитика» и ассоциированные с ней структуры позволяли использовать этот информационный дисбаланс, чтобы манипулировать мнением людей. Чтобы показать, чем такой метод отличается от традиционных методов политического убеждения, Уили использовал другой пример:

“Обычный формат политического убеждения – это когда человек выступает перед большой аудиторией, и все одновременно слышат, что он им говорит. В этой ситуации у всей аудитории формируется единая картина реальности относительно той или иной политической силы.

Когда человек выступает перед большой аудиторией, все одновременно слышат, что он им говорит. А теперь представьте, что спикер знает что-то про каждого человека, по очереди подходит к каждому и шепчет ему что-то на ухо. 

А теперь представьте себе ситуацию, когда спикер знает что-то про каждого человека, который пришел в зал, по очереди подходит к каждому и шепчет ему что-то на ухо. Это могут быть совершенно разные вещи, в зависимости от того, что убеждающий знает о том или ином человеке. В этой ситуации политическое убеждение теряет элемент прозрачности, а индивидуальная манипуляция позволяет достичь положительного эффекта на базе абсолютно разных мессаджей”, – рассказал Уили.

По его словам, в демократическом обществе политическая пропаганда должна проходить в открытом пространстве и быть доступна для общей критики. Иначе политика превращается в искусство манипуляторной мимикрии и дезинформации граждан. Уили считает, что новые возможности политических манипуляций должны быть законодательно отрегулированы:

“Так же, как политические партии сообщают о полученных пожертвованиях, они должны сообщать, какие данные и методы они используют в рамках таргетированных кампаний”, – считает Уили. Вместе с тем он сомневается в компетенции современных политиков и их способности решить этот вопрос. По его словам, выступления Марка Цукерберга перед конгрессменами и сенаторами США показали, что американские политики на базисном уровне не понимают, что такое интернет.

Как состоялась публикация

Сам Уили чем-то напоминает Сноудена. Это тоже человек из сердца системы, применение знаний и умений которого пошли вразрез с его ценностями и нормами. Этот конфликт привел к тому, что человек сделал шаг, который покачнул всю систему, и резко заставил ее меняться.

Впрочем, интересно, почему именно он пошел на контакт с журналисткой из “Гардиан”. По его словам, на него и до этого выходили многие журналисты, но это были поверхностные контакты, когда представители СМИ хотели сразу получить от него что-то конкретное. Кэрол Кадвалладр, которая стала главным автором расследования, не является экспертом в области интернета. В газете она занимается написанием features, длинных репортажей, а не сложными расследованиями, требующими знаний в сфере высоких технологий. Но именно ее незнание, живой интерес, персональный подход и готовность к длительному общению стали причиной, почему Уили пошел на контакт и решил поделиться тайной информацией Cambridge Analytica, включая внутренние документы и информацию о том, как компания участвовала в борьбе за выход Великобритании из Евросоюза.

А главное Уили решил раскрыть свое лицо и имя. По словам Кадвалладр именно тот факт, что Кристофер Уили решил отказаться от анонимности, и позволил публикации состояться. Иначе, если бы “Гардиан” получила документы, но не смогла бы назвать источник, журналисты не смогли бы преодолеть юридические барьеры на пути к сенсационной публикации.

Цитаты спикеров в этой статье приводятся по памяти близко к смыслу, но дословными не являются

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: