Дети

Помочь ребенку привыкнуть после переезда. Истории родителей и комментарии психолога по адаптации детей

Помочь ребенку привыкнуть после переезда. Истории родителей и комментарии психологаМоя старшая дочка пошла в детский сад, не умея говорить по-английски. Она знала отдельные слова, но потока речи не понимала. Меня все успокаивали, что через две недели, максимум через месяц она адаптируется, заговорит, найдет друзей и будет болтать так, что от англичан не отличишь. Но прошел месяц, два, полгода… Ситуация не менялась. В садике ребенку было плохо. Сначала она плакала, потом плакать перестала, но шла с видом покорным и печальным, чем еще больше разрывала мне сердце. В отчаянии я обратилась к психологу.

Психолог два часа задавала мне вопросы, рассматривала дочкины рисунки. Заключение было таким: английский тут ни при чем. Ребенок, уверенный в себе и окружающем мире, адаптируется к новому языку и незнакомому детскому коллективу быстрее. Если адаптация проходит долго и сложно, то дело в чем-то еще. Решить нашу проблему удалось довольно быстро. Я сосредоточилась, как это ни парадоксально, расширением общения на русском.

Дочка веселела на глазах, в группе у нее постепенно стали появляться друзья. Сначала такие же “неговорящие”, как она, а затем и местные. К reception-классу ее речь уже было не отличить от разговора английских одноклассников. Потом я узнала, что многие родители, приезжающие в Великобританию с детьми “сознательного” возраста, специально ищут русскоязычные группы — именно для лучшей адаптации после переезда к местной действительности. Абсурд? Но многие родители поступают так же.

Театральная студия и русскоговорящие друзья для адаптации ребенка после переезда

“Я видела, что улыбка на фотографиях моего ребенка с некоторых пор изменилась, – делится Александра, которая перевезла свою дочку Катю в Голландию, когда ей было 10 лет. – Я быстро поняла, что мне нужно действовать. Стала искать друзей, с которыми бы Катя могла говорить по-русски. Чтобы хоть что-то было у нее в этой новой стране знакомое”. Так нашлась театральная студия.

В результате в театр Катя ходила целых пять лет. Очень важно, говорит Александра, было найти близких по увлечению людей и делать что-то вместе. В театре дети не только играли, но и сами рисовали декорации, придумывали костюмы, помогали режиссеру. “Не могу сказать, что мы нашли там друзей. Все жили друг от друга далеко, встречались всего раз в неделю на четыре часа. Но важно было то, что они вместе делали настоящее большое дело, которое их всех зажигало”.

По наблюдениям Александры, даже через несколько лет, когда ее дочь уже без затруднений общалась по-голландски и английски, качественное, глубокое общение было возможно только на русском.

В голландском языке нет слов “тоска” или “ностальгия”. Эти чувства можно описать только по-русски. Катя делилась со мной, что никогда не знаешь, понял ли тебя иностранец, дошел ли до него весь тот смысл, который ты вкладывал в свои слова

“Моей дочке в плане адаптации после переезда в самом начале помогла русскоговорящая девочка из параллельного класса, – рассказывает Ирина, которая приехала с дочкой, когда ей было 6 лет. – Сейчас они не так близки, не стали лучшими подругами. Но поначалу та девочка здорово поддерживала мою дочь, переводила ей все”.

Екатерина, мама Полины и Юли (приехали в Лондон в 7 лет и 4 года), для более мягкой адаптации отдала дочек в международную частную школу в Кенсингтоне. Там все были иностранцами, а в Кенсингтоне живет много русских. Поэтому русскоязычные друзья нашлись сами собой. В школе комплекса из-за несовершенного английского тоже не возникало – он был неродным у всех. Привыкнуть к новой стране им помогло и то, что они изначально все время были вдвоем. Интересно, что очень скоро, обсуждая школьные дела, они полностью перешли между собой на английский. Тут уже маме пришлось озаботиться
сохранением русского языка…

Когда причина проблем в чем-то другом

У семьи Натальи из Лондона своя история. Дочку привезли в страну в 4 года. Сначала она общалась на площадках на придуманном ею “английском” и не чувствовала никаких проблем. Вскоре мама отдала Сашу в садик. “Я думала, это поможет подготовиться немного к школе, но в садике ей не нравилось совсем. Сейчас я уже точно могу сказать, что у нее была сложная адаптация после нашего переезда с элементами депрессии”, – делится Наталья.

Скорее всего, это была вина школы: девочка не могла общаться, а воспитатели не особо пытались ее интегрировать в коллектив. Хуже всего было во время игр и прогулок.

“Однажды я увидела из окна, как на прогулке дочка стоит в сторонке и душит в себе слезы», – вспоминает мама.

Когда Саша пошла в школу, родители даже специально наняли репетитора. Но и это не помогло. Несмотря на то, что в школе девочке было лучше, чем в садике (ей нравилась молодая и красивая учительница), она не разговаривала и друзей сама не заводила.

По словам мамы, негативный опыт садика очень сказался на Сашиной уверенности в себе. Переломить ситуацию получилось только когда мама специально познакомилась с мамой другой русскоязычной девочки, они стали общаться и подружили дочек. До того момента девочки не разговаривали, хотя и учились в одном классе. Новая подружка стала для Саши помощником и переводчиком в играх. После этого и учеба быстро пошла в гору. Месяцев через пять Саша начала хорошо говорить по-английски.

Семья Оксаны переехала во Францию, когда ребенку было четыре года. “Мы нашли русскоговорящего преподавателя, чтобы научить дочку общаться с детьми по-французски. Со мной были только слезы, что никто не понимает и не хочет играть, – рассказывает Оксана. – Занимались около трех недель — больше просто общались для комфорта ребенка”. Параллельно девочку отдали в субботнюю русскую школу. Как ни парадоксально, это помогло. Застенчивая малышка, которую никто не понимал во французской школе, нашла друзей, с которыми можно было и поиграть, и пообщаться. “Это в значительной степени помогло. Ребенок успокоился и во французскую школу стали ходить без слез и с интересом”, – вспоминает мама.

Два подхода, два типа родителей

Я работаю с детьми в русском клубе уже шесть лет и видела много разных случаев. Есть два типа родителей. Одни считают, что лучше всего ребенка сразу поместить в английскую среду, моментально лишив его возможности говорить по-русски. Так сказать, отрубить хвост сразу. Вторая категория родителей не гонится за быстрым результатом, а старается создать ребенку максимально комфортные условия. То есть, найти русскоязычных друзей, а иногда – кружки, занятия на русском, русскую школу. “Пусть не сразу заговорит по-английски, зато так спокойнее”, – считают такие мамы и папы.

Какой у вас случай?

Хочу заметить, что все дети разные, и кому-то больше подходит первый способ, а кому-то второй. По моим наблюдениям, это не зависит от возраста и пола. Среди моих знакомых были дети, которые, даже приехав в 12 лет, практически без английского, быстро заводили друзей и чувствовали себя как рыба в воде. А были и такие, кто в 3 года (когда считается, что ребенку “все равно, на каком языке играть”) переживали и тосковали по дому.

Бывает, даже два ребенка из одной семьи реагируют на переезд по-разному. Реакцию детей предвидеть заранее трудно. Идея найти русскоязычный коллектив для ребенка, чтобы адаптировать его в английскую действительность, многим кажется абсурдом. На самом деле, именно такой вариант часто становится лучшим или даже единственным решением проблемы.

Что думают психологи? Мнение Светланы Охотниковой, детского и семейного психолога

Переезд для любого человека, а, тем более, для детей — огромный стресс, особенно если мы говорим о переезде в страну с другим языком. Все вокруг новое и чужое, и ведя ребенка в русскую школу или русский кружок в новой стране, мы смягчаем адаптацию, потому что остается хотя бы родной язык. При этом мы демонстрируем ребенку свою поддержку и воссоздаем знакомую обстановку. Такой же эффект поддержки мы оказываем, когда везем с собой любимые книжки и игрушки, готовим привычную еду. Чем больше поддержки будет, тем проще ребенок адаптируется к новой обстановке.

Многое зависит от черт характера ребенка. Кому-то общение настолько нужно само по себе, что язык имеет вторичное значение. Такие ребята быстрее привыкают к новой среде и заводят друзей независимо от языка. А есть дети-интроверты. Им не так важно общение, но они стремятся к привычному образу жизни. Сам же язык среды дети впитывают очень быстро.

Я знаю случай, когда британская пара удочерила 4-летнюю девочку из России. Несмотря на то, что сначала она ходила в русский садик, в reception-классе уже через 3-4 месяца русский забылся полностью.

Безусловно, максимальная забота и отсутствие форсированного погружения в новую среду – наиболее рекомендованный способ. Чутко следите за психологическим и эмоциональным состоянием ребенка. Понять его состояние порой легче как раз воспитателям русских кружков и людям с русской ментальностью. Если же вы решили, что сжигаете мосты насовсем (например, вы беженец и четко знаете, что переехали навсегда и родной язык не нужен), то постарайтесь оценить всю ответственность такого шага.

Фото: pixabay.com

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: