Люди

Анфан террибль партии консерваторов Борис Джонсон. Что мы о нем знаем?

Нет на британской политической арене более яркого и одновременно более неоднозначного политика, чем Борис Джонсон, бывший мэр Лондона и бывший глава Форин Офиса. Его можно любить или ненавидеть – но к нему невозможно относиться равнодушно.  Он то выступит с провокационной статьей, то попадет в смешное положение, из которого тут же играючи выйдет, кажется, практически без ущерба для репутации, то ляпнет что-нибудь, что неделю потом не сходит с первых полос всех газет.

В Лондоне его имя неформально носят система общественного пользования велосипедами, новые двухэтажные автобусы и малоиспользуемая канатная дорога. «Если любой политик застрянет во время церемонии открытия на проводе канатной дороги, подвешенный как шарик с флажками, – сказал о нем однажды бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон, – это будет полный провал карьеры. Но в случае с Борисом получился, наоборот, триумф».   

Половина депутатов от Консервативной партии требует его отставки, а другая половина прочит его в премьеры. Однажды он уже чуть не стал лидером партии, а в другой раз был отправлен из первых рядов на «задние скамейки», где сидят наименее влиятельные члены палаты общин.

Настоящее имя

До 14 лет его звали Алекс (домашнее имя – Ал), а его настоящая фамилия не Джонсон, а Пфеффель-Джонсон. Его полное имя – Alexander Boris de Pfeffel Johnson. Среди его предков были мусульмане, иудеи, христиане разных конфессий; по национальности – турки, черкесы, немцы, евреи русского происхождения, англичане, американцы. Имя Борис он получил в честь русского мигранта, которого его будущие родители повстречали во время совместного путешествия в Мексику.

Младенец с белой копной и черными пятками

Борис родился 54 года назад в богатой британской семье в Нью-Йорке и сразу получил двойное гражданство – американское и британское. Его отец, Стэнли Джонсон, работал в то время во Всемирном банке.

Стэнли рассказывал, что за время долгих  родов первенца он проголодался и заказал себе пиццу. Доставщик принес ее к главному входу госпиталя, и пока Стэнли ходил за своим ужином, Борис не только уже родился, но и был отправлен в палату новорожденных. В эту палату посторонних не впускали, и Стэнли мог только посмотреть на сына через окно. «Я увидел четыре или пять пар торчащих из-под одеял черных пяток, и напряженно спросил у медсестры: «И какой же из этих темнокожих детей – мой сын?». Она расхохоталась: оказывается, в госпитале, чтобы не перепутать младенцев, сразу после рождения брали у них отпечатки. А поскольку отпечатки пальчиков у них слишком маленькие, чтобы различить линии, у них брали отпечатки обеих стоп, которые мазали перед этим специальными чернилами.

Известно также, что Борис родился со своей знаменитой копной белых волос, с которой он живет всю жизнь.

Его родители развелись, когда Борису было 11 лет. Его мать Шарлотта была художницей со своим уникальным стилем, и написала около тысячи картин. Борис тоже хорошо рисует, но в отличие от матери для него это хобби. Борис любит рисовать миниатюры на крышках деревянных коробочек из-под сыра – камамбера или бри. 

В 2016 году, став членом британского правительства, Борис отказался от американского гражданства.

Королевский стипендиат

Он не просто учился в элитном Итонском колледже, он был королевским стипендиатом, то есть элитой этого колледжа. Таких в Итоне бывает не более 70 из примерно 1300 студентов (не более 14 человек на каждом году обучения). Для того, чтобы стать королевским стипендиатом, надо блестяще сдать специальный экзамен, получить стипендию (во времена Джонсона она покрывала все школьные расходы, теперь – только 10%) и быть принятым на жительство в самый старый дом на территории школы, который так и называется – Колледж. В этом доме живут только королевские стипендиаты. У них особая униформа – черные мантии.

Поступив в Итон в 14 лет, Джонсон отказался от домашнего имени Алекс и стал называться Борисом, а также начал разрабатывать свой имидж англичанина-эксцентрика, способного на внезапные выходки. «Умный парень, который прикидывается дурачком, чтобы выиграть», – так он сам определил свою новую модель поведения. В Итоне он отказался от католической веры, которую унаследовал от матери, и крестился заново в англиканской церкви.

Он блестяще сдал выпускные по английскому языку и классическим дисциплинам (литература, история, философия, языки и археология Древней Греции и Древнего Рима), возглавлял клуб дебатов и был главным редактором газеты «Хроники Итонского колледжа». Борис обожает латынь. После колледжа он поступил в Оксфордский университет на ту же классику.

Стажер «Таймс», которого выгнали за вранье

После окончания Оксфорда его по знакомству приняли на работу в качестве стажера в газету «Таймс» и почти сразу уволили за то, что он использовал в своей статье выдуманную им цитату известного современного историка Колина Лукаса, который был к тому же его крестным отцом. Выдуманная цитата касалась археологической находки во дворце Эдварда II, историк якобы прокомментировал отношения покойного короля и его любовника-гея.

После этого Борис стал корреспондентом газеты «Дейли Телеграф» в Брюсселе, писал скептические и забавные статьи про работу штаб-квартиры Евросоюза и сделал блестящую карьеру в СМИ. Шесть лет он работал главным редактором влиятельнейшего политического журнала «Спектейтор» до того, как полностью ушел в политику. Даже будучи мэром Лондона, он продолжал раз в неделю писать колонки в «Телеграф».

Член клуба богатых хулиганов

Учась в Оксфорде, Борис вступил в неформальный, тайный и абсолютно мужской Буллингдонский клуб для очень богатых студентов. Главным развлечением членов клуба были ужины, сопровождавшиеся отвязными ритуалами и разгромом оксфордских ресторанов, а главной фишкой – плата наличными прямо на месте за нанесенный предприятию общепита ущерб. Другом Джонсона в это время был младший брат принцессы Дианы Чарльз Спенсер, будущий 9-й граф Спенсер. Дэвид Кэмерон и Джордж Осборн (выпускники Итона) также были членами Буллингдонского клуба, но в отличие от Бориса они этот факт своей биографии не выпячивают.

Во время учебы в Оксфорде Джонсон был вовлечен в центристскую социал-демократическую партию, распущенную в 1988 году.

Мэр Лондона

Борис был мэром Лондона два срока, с 2008 по 2016 год. В свой первый срок он запретил употребление алкоголя в общественном транспорте, ввел в Лондоне систему общественного пользования велосипедами (‘Boris bikes’) и заказал для столицы новые двухэтажные автобусы (‘Boris buses’). Последние были на 250-300 тысяч фунтов за штуку дороже прежних и имели один недостаток: в них не открывались окна, что превращало их летом в душегубку. Но зато благодаря Борису лондонская Олимпиада 2012 года прошла с большим успехом.

Когда он покинул пост главы городской администрации, новый мэр Лондона лейборист Садик Хан отказался от закупки дорогих двухэтажных автобусов и похоронил идею строительства чрезвычайно дорогого пешеходного моста Garden Bridge через Темзу в центре Лондона (это был один из последних противоречивых проектов Бориса на посту мэра).

Известно, что Борис чрезвычайно суеверен, что он любит читать Библию в минуты отдыха, интересуется всеми мировыми религиями и что он не ест яиц, особенно ненавидит белок. С девяти лет он постоянно читает журнал «Экономист».  Борис Джонсон сам написал несколько книг, в том числе о Черчилле, о Лондоне, о Риме и об автомобилях и сатирическую политическую фантазию под названием «Семьдесят две девственницы».

Вице-президент партии, наказанный за вранье

В 2001 году Борис впервые стал членом парламента, а в 2004 году стал министром теневого кабинета консерваторов по вопросам искусства и вице-президентом партии. Почти сразу же он потерял оба этих поста и отправился на «заднюю скамейку» для маловлиятельных депутатов после того, как выяснилось, что у него был четырехлетний роман с журналисткой Петронеллой (Петси) Уатт, которая забеременнела от него и сделала аборт. Мать Петси рассказала эту историю прессе. Борис, у которого было четверо детей от второго брака, сначала категорически отрицал любовную связь, потом вынужден был признать ее. Тогдашний лидер партии наказал его не за роман, а за ложь о нем.

В 2005 году Борис вернулся на передние скамейки парламента и в теневой кабинет Тори в качестве министра образования. В 2006 году снова появились публикации о его романе уже с другой женщиной, но Дэвид Кэмерон, возглавивший к тому времени партию, не счел стал снова отправлять Бориса в задние ряды. После победы консерваторов на выборах Джонсон получил пост уже в реальном коалиционном правительстве. 

Его первой женой была его первая любовь, юная модель, которая снялась для обложки Tatler; его вторая жена – барристер, адвокат по правам человека, газетный колумнист Марина Уиллер. Совсем недавно Марина Уиллер и Борис Джонсон выпустили совместное заявление о том, что расстались после 25 лет брака и находятся в бракоразводном процессе. Их супружеские отношения были в кризисе уже дважды:  в 2004 году после четырехлетнего романа Бориса с Петронеллой Уатт и в 2010 году, когда арт-консультант Хелен Макинтайер родила от него внебрачную дочку. Марина Уиллер для Бориса не только жена и мать четырех детей, но и важный союзник и консультант по политическим вопросам. Супруги знакомы с раннего детства.

Евроскептик

В феврале 2016 года Борис, который всегда был евроскептиком, возглавил кампанию по выходу Британии из состава Евросоюза. Рука об руку с министром юстиции Майклом Гоувом он вел успешную борьбу со сторонниками Евросоюза, соблазняя избирателей придуманными фактами и взятыми из воздуха обещаниями. 23 июня 2016 года 52% участвовавших в голосовании британцев выбрали «Брекзит».
Сразу после этого тогдашний лидер консерваторов Дэвид Кэмерон, приверженец Евросоюза, подал в отставку, освобождая пост премьер-министра страны. Борис считался фаворитом среди кандидатов на этот пост и очень хотел его. Однако за несколько часов до наступления дедлайна по выдвижению кандидатов в лидеры партии его ближайший соратник Майкл Гоув внезапно выдвинул собственную кандидатуру. Британские СМИ назвали этот поступок «ножом в спину» Борису.

На полной драматизма пресс-конференции, буквально за нескольких минут до наступления дедлайна, Борис снял свою кандидатуру, просчитав, что без поддержки Гоува ему не победить. В результате премьерство упало в руки Терезе Мэй, которая, по всеобщему мнению, была до того самым плохим в Британии министром внутренних дел.

Мэй дала ему пост министра иностранных дел в своем Кабинете, несмотря на возражения высокопоставленных членов партии. Перед началом партийной конференции 2017 года он опубликовал несколько статей, в которых требовал гораздо более радикальных шагов по выходу из Евросоюза, чем предпринимала премьер-министр и назначенный ею специальный министр по делам «Брекзита». В партии и СМИ это было расценено как новая заявка на лидерство у консерваторов. Считается, что Мэй опасалась его увольнения, чтобы руки его оставались связанными, однако Борис сам подал в отставку в начале июля 2018 года в знак протеста против «слишком мягкого» и компромиссного плана «Брекзита», объявленного Терезой Мэй.

Любитель сказать ерунду

Британские СМИ раньше с удовольствием сравнивали Бориса с президентом Трампом, однако если что и делает их похожими, то только цвет волос и неуклюжесть высказываний. В отличие от Трампа, Борис плохой бизнесмен: многие его проекты, включая мост-сад через Темзу, лондонские автобусы и канатную дорогу, были затратными и неокупаемыми; по поводу трат на мост ведется расследование, а его идея построить новый аэропорт в дельте Темзы путем создания искусственного острова («Boris island»?) так и не получила развития.

Однако перлам Бориса Трамп мог бы и позавидовать. Джонсону, в частности, принадлежит высказывание о том, что ливийский город Сирт, пострадавший от боевиков ИГИЛ, может стать «вторым Дубаем, когда его улицы очистят от трупов» или что мусульманки в бурках «похожи на почтовые ящики». Он предпочитает экспромты, поэтому его заявление о том, что имеющая двойное ирано-британское гражданство Назанин Захари-Рэдклифф, заключенная в Иране во время поездки к родителям в тюрьму как шпионка, на самом деле «поехала туда учить журналистике», стоило Назанин второго тюремного срока.

В мае нынешнего года Джонсон 18 минут разговаривал по телефону с российскими пранкерами, считая, что ведет беседу с премьер-министром Армении, и эта запись была выложена на Youtube.

Призывая голосовать за партию консерваторов, он однажды сказал: «Голосование за Тори повышает ваши шансы на то, что у вашей жены будет большая грудь, а вы сами станете обладателем BMW M3».

Будущий премьер?

Сам Борис ранее говорил: «Мои шансы стать премьер-министром примерно так же велики, как обнаружить Элвиса на Марсе или что после реинкарнации я стану оливкой».

Британские политики и журналисты не перестают спорить о его фигуре. Его обвиняют в том, что он постоянно подстраивается и меняет свою точку зрения и что он «лжет как дышит». Многие считают, что если Борис поведет кампанию лидерства, то это расколет партию консерваторов. Почти все аналитики сходятся в одном: вряд ли смена руководства тори произойдет до того, как истечет срок для выхода Британии из состава Евросоюза, то есть до марта следующего года. Скорее всего, Борис будет выжидать до этого времени, чтобы на Терезе Мэй, а не на нем лежал груз неудачного «Брекзита» – скорее всего, без заключения какого-то договора с ЕС, что будет серьезным ударом по британской и, возможно, по мировой экономике. Вот тогда, вероятно, и появится спаситель партии и страны Борис Джонсон, ведь со стороны лейбористов ему будет противостоять «неизбираемый» Джереми Корбин.

«Борис – самый крупный и наиболее политически неразборчивый оппортунист, марширующий на политической арене Британии со времен Дэвида Ллойда Джорджа. Он авантюрист, тот тип, которому элита обычно не доверяет, как Ллойду Джорджу и, конечно, Черчиллю. Только отчаянные времена […] могут вытолкнуть этот тип на самую вершину. И мы и находимся сейчас в отчаянном положении», – пишет газета «Индепендент».

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: