Досуг

Как иммигранты создавали Британию. Часть I: кровавая каша из топора

Как иммигранты создавали Британию

Культурологи и досужие любители решать судьбы народов когда-то любили выражение «плавильный котел». Так особенно любили говорить о США: мол, суешь в этот котел все что хочешь – а на выходе все равно получится американец.

Мы решили разобраться, как нам в этом смысле называть Британию. И пришли к выводу, что самым подходящим будет замечательное русское выражение «каша из топора», где топором мы назначили коренное население, говорившее на кельтских языках. И рассказываем о других «ингредиентах» этой каши, как и при каких обстоятельствах они появились на острове и что принесли с собой.

Римляне (с I века н.э.)

Выражение ‘Bloody immigrant’ по отношению к современному человеку очень несправедливо. Как правило, современный иммигрант приезжает на остров с мирными целями.

А вот самые первые волны иммиграции были воистину кровавыми. Времена были темными и суровыми, и если какие-то отважные люди пускались в путь в дальние края, то вовсе не затем, чтобы искать там работу или убежище. Их больше интересовал грабеж, шкуры, металлы, охотничьи собаки, рабы и прочие коммодитис, которые можно было выкопать, украсть или изловить в полудикой стране.

Первыми такими иммигрантами в Британии были римляне, которые позарились на этот суровый, но перспективный край при императоре Клавдии. Несмотря на то, что покорять дальние рубежи было делом опасным и рискованным, на острова их прибыло довольно много: в I веке н.э. солдат в гарнизоне насчитывалось до 55 тысяч, а в последующие века — от 10 до 20 тысяч. А вместе со всеми прочими иммигрантами их могло насчитываться до 125 тысяч — около 3% населения островов, которое тогда составляло 4 млн человек.

Барельеф с изображением римских воинов

Чем обогатили

Само слово «Британия» — римского происхождения.

Но главное даже не это, а то, что римские власти научили местных жителей строительству из камня. Не сказать, конечно, что те не умели вообще ничего строить: сооружения вроде Стоунхенджа у них все-таки получались. Но качественные технологии строительства принесли с собой именно кровавые римские иммигранты (а много лет спустя их подвиг повторят польские и литовские рабочие). К сожалению, после их ухода этот ценный навык был забыт на долгие века.

После римлян в стране остались такие замечательные объекты, как например, Адрианов вал и другие военные укрепления. А также приятные мелочи: первые каменные дороги, первые бани и первые города. Так вышло, что Камулодун (нынешний Колчестер), Лондиний (да-да) и еще пара десятков славных городов были основаны иммигрантами.

Среди других римских достижений иногда называют то, что римляне в IV веке разрешили местным жителям исповедовать христианство. Но для справедливости надо сказать, что они же в предыдущие столетия им его и запрещали.

Англы и саксы (с V века)

Свято место пусто не бывает, и не успели еще острова покинуть римляне, как сюда двинулись иммигранты из других стран Европы. Из тех мест, которые много лет спустя будут зваться Дания, Германия и Нидеранды. Это были германские племена, которым не было счастья у себя дома, и они отправились за ним через пролив.

Ученые до сих пор ломают голову, как так получилось, что в одно и то же время сразу несколько племен решило сменить место жительства. Возможно, дело было в изменении климата. А может, по какой-то другой причине. Времена были неспокойные: в это время вся Европа переселялась. Народы и племена как будто играли в «Музыкальные стулья».

Но ни англы, ни саксы, ни примкнувшие к ним юты и фризы, конечно, не могли и помыслить, что много лет спустя их подвиг будет повторен. В 2015 году штурмовать Евротуннель вновь будут сразу несколько народов: сирийские беженцы и сочувствующие им соседи из других стран ближнего Востока, которым тоже по каким-то причинам хотелось пожить в Англии.

Шлем англо-саксонского воина из Британского музея

Чем обогатили

Кровищи при англах и всей прочей компании, разумеется, было очень много. А вот позитива было меньше: германские племена были дикие и бань и дорог не строили. На островах начались темные века.

Но зато именно эти иммигранты подарили нам английский язык. Точнее, его основу. Смесь языков этих племен стала почвой, которую потом удобрили еще многие проезжие молодцы (о них ниже). Если современный английский язык сжать до размеров пиццы, то язык диких англов и саксов будет тестом.

Также они внесли вклад в здешнюю топонимику. Вы уже, кажется, догадываетесь, что и сама страна Англия, и регион East Anglia называ.тся так не в честь русскоязычной газеты, а из-за племени англов.

Саксы тоже не ударили в грязь лицом и подарили стране «-секс»: все графства, в названиях которых он есть (Essex, Sussex и прочие), раньше были их землями.

Из более материального: именно они ввели в оборот денежную единицу – серебряный пенни. А еще они одарили Англию первым классовым обществом и привезли с собой с родины такие понятия и термины, как «олдермены», «эрлы» и «лорды».

Ну а если вы разыщете в фейсбуке автора этих строк и напишете ему в личку, какие современные английские слова произошли от англосаксонских ‘Cyng’ и ‘Cwen’, то автор вызовет вас на пинту эля*.

Кстати, «эль» тоже англосаксонское слово.

Викинги (IX-XI вв.)

Об этих товарищах многие имеют неправильное представление, и на них стоит остановиться подробнее.

Традиционно викинги считаются весьма жестокими завоевателями. Но некоторые считают, что они не были принципиально кровавее предшественников, просто у них был плохой пиар. Человечьи тулова они рубили топорами и мечами не с большей яростью, чем те же англы или саксы. Одна лишь была у них проблема: они не были христианами.

Англы и саксы — те хотя бы частично поклонялись римскому папе (ну хотя бы делали вид). А викинги — нет, они были честными язычниками.

А так уж повелось, что общественным мнением в Европе и в те, и последующие столетия владели именно христианские публицисты. И ничего удивительного, что именно викингов в исторических источниках чехвостили особенно немилосердно.

Вероятно, все эти Рагнары Рыжие, Эрики Толстые и Гуннары Противные очень удивились бы, если бы узнали, что в XXI веке их судьбу повторит другой народ — русские. Судите сами: русские тоже принципиально не кровавее англов и саксов, но в газетах почему-то ругают в основном русских. Уж не потому ли, что они противопоставляют себя либерально-демократическому мейнстриму?

Кстати, совпадение или не думаю, но слово «русские» тоже варяжского происхождения.

Рыжебородые викинги

Чем обогатили

Лучшее, что есть в Англии из скандинавского — это, конечно, IKEA. Но она пришла уже потом и к миграции IX-XI столетий отношения не имеет (это были просто две секунды рекламы).

А непосредственно от викингов нам в наследство достался, например, город Йорк (бывший Jarvik) и некоторые другие города, основанные или развитые заезжими скандинавами. Вы ведь знаете населенные пункты, названия которых заканчиваются на ‘-by’? Их особенно много на северо-востоке Англии: Coningsby, Manby, Corby, Grimsby. Эти названия — наследие викингов, «by» на языке викингов означало «деревня».

Присутствие викингов осталось и в современном английском языке. Прольем для начала немного воды на мельницу варягофобии: да, многие из них связаны с насилием и смертью: ’slaughter’, ‘hell’, ‘skull’, ‘club’, ‘berserk’ ‘die’, ‘knife’, ‘gun’.

Но будем и справедливы: других тоже было немало. Например, ’Law’ (“закон”)— это искаженное викингское ‘lagh’. Викингам английский язык также обязан словами ‘skill’, ‘scale’, ‘husband’, ‘loan’, ‘egg’, ‘cake’, ‘wing’, ‘window’ и еще доброй сотней привычных слов, о которых вы и подумать не могли, что их когда-то привезли на остров иммигранты из северных европейских окраин. Даже ‘get’ и ‘give’ — древнескандинавского происхождения.

А еще скандинавам англичане обязаны некоторыми названиями дней недели. Самый очевидный — четверг, Thursday («день Тора»). Но языковеды торгуются и за другие дни: некоторые из них считают, что и среда (Wednesday) — это день Водана (он же Один), и вторник — день Тива (он же Тюр).

Норманны (с XI века)

Последние из кровавых иммигрантов — норманны, прибывшие с севера Франции. Эту историю все обычно хорошо знают или из учебников истории, или из брошюрок по подготовке к тесту Life in the UK, поэтому подробно пересказывать ее не будем. Отметим лишь, что последняя кровавая волна была особенно удачная в плане перемен. Нормандское завоевание повлияло на формирование Англии в большей степени, чем все предыдущие завоевания вместе взятые.

Фрагмент гобелена из Байе с изображением Вильгельма Завоевателя

Чем обогатили

Тут, ей-богу, даже не знаешь, с чего начать — все такое вкусное.

Главное — это, конечно, государственное устройство. Еще при самом Вильгельме Завоевателе страна начала путь в светлый мир феодализма (с): основы английского государства заложила именно эта иммигрантская волна. Вильгельм Завоеватель и его кровавые друзья привезли из Франции на остров французские социальные институты, правовую систему и культуру. Ушла в тень англосаксонская военная знать, и ей на смену пришло феодальное рыцарство. Так началась английская аристократия, которая в последующие столетия исправно забывала англосаксонский язык — он оставался языком общения для публики попроще и победней. А для общения между собой и управления страной новая знать использовала нормандский диалект французского. Слова старофранцузского происхождения и сегодня составляют порядка 30% английского словарного запаса.

Старая Англия была упразднена, а новая стала частью Западной Европы и постепенно становилось такой, какой мы знаем ее сегодня.

Только надо понимать, что все эти процессы длились не одно столетие, и если начали их иммигранты — прибывшие из-за моря французы, то продолжали уже вполне себе коренные жители — дети, внуки и правнуки этих французов. В какой-то момент они и вовсе пошли войной против исторической родины — так началась Столетняя война. Так что в целом строительство государства иммигранты (как класс) себе в CV записывать права не имеют. Но сказать, что мы с вами сегодня живем в стране, основанной иммигрантом Вильгельмом, будет вполне справедливо.

Его в этом смысле можно сравнить с Петром Первым: между Англией до норманнов и после — примерно такая же пропасть, как между допетровской Русью и Россией. С той лишь разницей, что Петр все-таки был рожден в стране, которую изменил до неузнаваемости, и окно в Европу для нее прорубил изнутри. А Вильгельм был чужеземцем и окно рубил снаружи.

После Нормандского завоевания в Англию с огнем и мечом больше никто не приходил — вот уже почти тысячу лет остров не знал ноги чужеземного захватчика. Но зато было очень много мирных волн иммиграции — и мы про них расскажем в следующий раз.

*Но это не точно

Больше статей об Англии – у нас в телеграм-канале

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: