Искусство

Лондонские адреса Люсьена Фрейда

Люсьен Фрейд
Отражение, 1985

Автор рубрики «Арт-ликбез» Мария Березанская продолжает знакомить читателей с лондонским искусством. 

А вы знаете, что внук Зигмунда Фрейда был не менее известен, чем его легендарный дедушка? Люсьен Фрейд – один из самых дорогих и эпатажных художников современности, его картины стоят миллионы долларов и находятся в коллекциях лучших музеев мира от Tate Modern до Metropolitan в Нью-Йорке. О его жизни ходят настоящие легенды. Ему позировали Кейт Мосс, Елизавета II и татуированные с ног до головы сливки лондонского андеграунда. Его окружали бесчисленные любовницы и огромное количество детей. (Сколько точно было детей, затрудняются сказать даже биографы, по некоторым оценкам, около 40!). Картины Фрейда шокируют и приводят в замешательство даже видавших многое ценителей искусства.

Несмотря на эпатаж, Фрейд был чрезвычайно консервативен в быту. Он годами завтракал в одном и том же ресторане и почти всю жизнь прожил на западе Лондона. Лондон был для художника неслучайным местом, он искренне любил этот город и неохотно выезжал за его пределы. Названия многих картин начинаются с почтового кода – так важно было художнику указать на связь с местом, где происходили события.

Сегодня я приглашаю вас прогуляться по лондонским адресам Люсьена Фрейда и узнать, что творилось за закрытыми дверями его мастерской.

NW8 – St. James Wood

В Лондон семейство Фрейдов во главе с основателем психоанализа Зигмундом Фрейдом перебралось в 1930-е годы. Фрейды были евреями и бежали от пришедшего к власти нацистского режима. Семейство отца Люсьена обосновалось на северо-западе Лондона в районе Сент-Джеймс-Вуд, где жило много евреев-эмигрантов.

Вспоминая о своем детстве в Берлине, Люсьен Фрейд рассказывал, что однажды он увидел на улице Гитлера. «Он показался мне маленьким человечком, окруженным огромными охранниками», – вспоминал художник. Именно такой образ нацизма как маленького человечка, окруженного охранниками, остался в его памяти.

W9 – Paddington

В 1940-е годы художник ютился в съемных квартирках в Паддингтоне. Во время войны район сильно пострадал от бомб, часть зданий была разрушена. В сохранившихся домах обитали довольно сомнительные личности: мошенники, убийцы, воры. Частенько они оставляли в квартире Фрейда «на сохранение» оружие, а потом в благодарность за услугу позировали художнику. О том времени напоминает пронзительный портрет грабителя банков с дочерью («Человек с дочерью», 1964). Опасный преступник, чье лицо изуродованного шрамами, предстает здесь в совершенно удивительном амплуа. Он заботливый отец, нежно прижимающий девочку с огромным белым бантом. Фрейда совершенно не интересовало криминальное прошлое героя, он видел в нем не просто преступника, а человека, личность, отца, друга.

Пустырь с домами, Паддингтон.1972

Замкнутый и неразговорчивый, Люсьен Фрейд неохотно допускал людей в свою жизнь. Он придирчиво выбирал свое окружение и никому не давал номер телефона. Зато те, кому все-таки удавалось растопить сердце Фрейда, становились моделями для его картин. Фрейд любил повторять: «Мои работы абсолютно автобиографические. Они обо мне и моем ближайшем окружении». И действительно, он предпочитал рисовать только тех, кого хорошо знал: жен и возлюбленных, маму, детей, друзей и помощников.

Интерьер в Паддингтоне. 1951

От своих моделей художник требовал пунктуальности и терпеливости. Терпеливость им действительно была нужна. Сессии длились в течение многих часов и продолжались в течение нескольких месяцев (а порой – и лет!). Впрочем, модели редко жаловались. Попасть на картины Фрейда было огромной честью.

W11 – Notting Hill

Последнее пристанище Фрейда располагалось в дорогом лондонском районе в центре – Нотинг-Хилл, на верхнем этаже дома. Фрейд никогда не ездил к своим моделям домой, а приглашал их в свою студию. Ему было важно работать в привычном окружении, мастерская для Фрейда стала настоящим святилищем. Обстановка была, на первый взгляд, непритязательна: потрескавшееся и разорванное кожаное кресло, гора грязных тряпок в углу, заляпанный краской пол и записи о встречах прямо на стенах мастерской. Но именно здесь нелюдимый художник чувствовал себя дома, да это и был его дом.

Человек с дочерью, 1964

На видавшем виды кожаном кресле его модели сидели часами. Позирование нужно было художнику не только для того, чтобы лучше рассмотреть портретируемого, но и для того, чтобы лучше его понять. Фрейд никогда не разрешал присутствовать посторонним людям во время работы над картиной – в комнате оставались лишь художник и модель. Фрейду удавалось создавать такую атмосферу интимности и доверия, что портретируемые без стеснения позировали обнаженными. И более того – они чувствовали себя настолько комфортно в присутствии художника, что иногда даже засыпали у него на диване! Во сне с его героев спадали все маски и социальные роли, они оказывались перед художником тем, кем они являются на самом деле. Портреты спящих людей Фрейда – самые пронзительные и настоящие в истории искусства.

Социальный смотритель спит, 1995

SW1 – St. James’s Palace

Хотя Фрейд никогда не работал за пределами своей студии, для одной модели ему все-таки пришлось сделать исключение. В 2001 году Люсьен Фрейд начал писать портрет самой королевы Елизаветы II. Этот портрет не был заказным – художник сам вызвался его написать как подарок к юбилею.

Ехать в студию королева отказалась, поэтому сеансы позирования проходили в Сент-Джеймском дворце. Позирование длилось полгода, и в декабре Фрейд наконец представил широкой публике свой портрет. Разразился скандал – пресса была в бешенстве. От художника ждали очередной «иконы», а получили живого человека. Вместо привычного открыточного образа  королевы Фрейд показал обычную уставшую пожилую женщину. Но это только первое поверхностное впечатление, для человека хорошо знакомого с творчеством Фрейда портрет королевы выглядит настоящим откровением!

Люсьен Фрейд Ее величество королева Елизавета II. 2001

Этот портрет напоминает пронзительную серию портретов матери художника, написанную в 1970-1980-х годах. В 1970 году, когда умер отец Фрейда, его мать впала в депрессию и даже пыталась покончить с собой. Весь мир потерял для нее смысл в этом огромном горе. И тогда Люсьен Фрейд начинает рисовать ее портреты. Это была ода любви и нежности к матери, и одновременно своего рода психотерапии и для матери, и  для сына. Запираясь на долгие часы в мастерской они могли поговорить или просто помолчать вместе. Поэтому сходство портрета Елизаветы II с портретами матери художника – это настоящее признание в любви английской королеве.

 

Мать художника. 1972

Еще про искусство:

Пять причин не пропустить выставку Эдварда Берн-Джонса в Tate Britain

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: