Истории

Кража трупов, поедание грехов, лечение «бешенства матки» и другие интересные профессии Британии XIX века

Почти у всех нас есть знакомые инженеры, учителя или бухгалтеры. У многих найдется приятель-доктор. Но «воскресителя» или «грехоеда» в нашем круге общения нет.

А вот в Британии XIX столетия это были вполне обыкновенные профессии — не очень массовые и не всегда абсолютно легальные, но и удивления не вызывавшие. Рассказываем, чем можно было заработать на жизнь в XIX веке.

Выкапывать свежие трупы из могил

Кадр из фильма «Берк и Хэйр» (2010)

Одна из таких «профессий» — Ressurectionist, то есть «воскреситель». Так называли представителей нелегального бизнеса по выкапыванию из могил свежезахороненных покойников. Тело подпольно продавали докторам для обучения учеников. Дело в том, что в старые времена вскрытие считалось посмертным глумлением и отказом умершему в христианском погребении. Это было тяжким грехом, за который требовалось приносить церковное покаяние. Но медика невозможно выучить исключительно теоретически, поэтому вскрытия все же проводились. Вскрывать разрешалось только невостребованные тела казненных преступников, и их жестоко не хватало. В результате многие доктора (не разделявшие трепета перед мертвыми в ущерб живым) покупали трупы нелегально.

Дошло до того, что в 1828 году в Эдинбурге два ирландских иммигранта по имени Уильям Берк и Уильям Хэйр убили 16 человек и продали их тела прежде, чем их на этом поймали. Скандал вышел страшный, и под давлением общественности в 1832 году был принят «Анатомический акт», который разрешал использовать для учебы тела умерших в работном доме. Умирали в этих заведениях часто, трупов стало хватать с избытком, и эта «профессия» исчезла. 

Resurrectionists (1847), by Hablot Knight Browne

Стеречь свежие могилы

Гробокопательство породило еще одну профессию — личный сторож могилы. Чтобы избежать посмертного надругательства, родственники умерших боролись с гробокопателями самыми разными методами: заваливали могилу камнями вместо песка, замуровывали тела в саркофаг, часовню или склеп (поэтому на кладбищах XVIII-XIX века их всегда очень много), нанимали за счет прихода ночного сторожа на кладбище и т.д. Одним из самых действенных способов борьбы было нанять личного сторожа. Мертвое тело годится для вскрытия только 7-8 дней после похорон, дальше оно разлагается и становится непригодно для обучения. Поэтому многие просто нанимали на неделю охрану. Личные могильные сторожа исчезли вместе с гробокопателями после принятия «Анатомического акта», а вот профессия кладбищенского сторожа сохранилась. Еще сохранились сторожки — маленькие домики на входе на некоторые старинные английские кладбища.

Поедать грехи

С похоронами было связано еще одно ныне экзотическое занятие — работа «грехоеда». Как и в других христианских странах, в Британии исповедь и отпущение грехов перед смертью считались обязательными, и если кто-то тяжело болел, то к больному торопились вызвать священника. Но иногда случалось, что люди умирали внезапно, без отпущения грехов. Для избежания этого церковь рекомендовала ходить к исповеди почаще, а вот народ придумал более радикальное средство. Если человек умирал без исповеди, его родные готовили какое-то горячее блюдо, перекладывали его в тарелку и ставили ее на труп — а затем приглашали поедателя грехов, чтобы он эту еду съел. Считалось, что вместе с едой он съедает грехи умершего, компенсируя тем смерть без покаяния. В поедатели грехов приглашали обычно какого-нибудь бродягу, который не мог себе позволить отказаться от бесплатной горячей еды, даже такой. Традиция существовала вплоть до конца XIX века, и примечательно, что в эту дикую чушь верили и образованные сословия. Религиозного обоснования под нею нет никакого: церковь осуждала «грехоедение» как пережиток язычества, но всерьез с ним никогда не боролась, считая стремление к очищению от грехов благим намерением.

Подметать улицу перед богатой дамой

Карикатура из журнала Punch (1856)

Не все занятия были такими мрачными. Например, вот Crossing Sweeper — подметальщик переходов. Звучит вполне современно — дороги убирают и сейчас. Но подметальщики подметали не все переходы, а только перед конкретным лицом — кто заплатит, и только там, где этому лицу захотелось пересечь дорогу. Улицы в ту пору чистили редко, и даже в богатых кварталах они были покрыты грязью и навозом. Подметальщик (обычно мальчик-подросток или старик) дежурил возле какого-то места, где много состоятельных дам — например, напротив модной лавки. Когда дама подходила к краю дороги, он предлагал ей свои услуги и персонально для нее выметал грязь там, где она хотела перейти улицу, не испачкав подол дорогого платья. Подметальщиков было много, и иногда перед стоящей на дороге леди разгоралась настоящая драка между желающими заработать таким образом несколько пенсов. 

Будить людей на работу

Или вот — Knocker-up, то есть «стучальщик». Эта профессия появилась в ту пору, когда часы стоили дорого и имелись далеко не в каждом доме. Необходимость приходить или приезжать куда-то к определенному времени, встав рано утром, тем не менее, присутствовала. Для этого состоятельные горожане требовали побудки от собственной прислуги, а народ победнее пользовался услугами «стучальщика». Тот приходил в оговоренный час и будил жителей определенного дома — колотил в двери окованной железом палкой, пока ему не открывали либо дверь, либо окно. Этакий «живой будильник». Услуга была популярная, «стучальщики» работали в рабочих кварталах Лондона даже в XX веке и будили на смену заводских рабочих.

Собирать что угодно на дне реки

«Грязевыми жаворонками» (mudlarks) называли в Лондоне речных работников, которые, дождавшись отлива Темзы, приходили на открывшийся берег и собирали появившееся из-под воды добро. Тогда вдоль Темзы тянулся большой порт, поэтому в воду падало огромное количество всего. «Жаворонки» собирали дерево (на дрова), куски веревок и парусины (их покупали судоремонтники), железные части от судов, барж и лодок, товары, упавшие за борт при разгрузке и погрузке, ссыпавшийся с барж уголь — словом, все что угодно. «Жаворонок» должен был быть физически крепким и уметь хорошо плавать — иначе работать нельзя, утонешь. Занимались этим обычно подростки (для взрослых работников находились занятия поденежней), и собирательство считалось хорошей работой для мальчишки — оно приносило больше денег, чем многие другие доступные детям занятия. «Мадларки» до сих пор существуют, но сейчас это хобби: нынешние «жаворонки» выходят на берег искать исторические реликвии — старинные монеты и предметы.

Собирать что угодно на улице

Родственные «мадларкам» тряпичники (rag-and-bone men) тоже собирали разное добро вроде ветоши и костей животных – но только на улицах. Тряпки они продавали бумажным фабрикам, кости – производителям клея, а кое-что из найденных вещей могли и продать – таким же беднякам, какими были они сами. 

The Bone-Grubber by Richard Beard (1851)

Лечить «бешенство матки»

Вам приходилось слышать слово «истеричка»? Сейчас оно скорее разговорное, а вот в XIX столетии это был официальный медицинский диагноз. Истерией считали все болезни, сопровождавшиеся перепадами настроения, склонностью к слезам, раздражительностью или бессонницей. Этот удобный диагноз при желании можно было поставить почти любому человеку, чем медики и пользовались.

В результате в викторианскую эпоху появилась новая профессия — Hysteria Doctor, врач, специализирующийся на лечении истерии. Считалось, что вызывают истерию нарушения положения или работы матки (отсюда историческое название истерии — «бешенство матки»), так что мужчины ею официально не болели. А для женщин существовало лечение самое разное: от привязывания к кровати до массирования гинекологической зоны душем. Оргазм в этом случае не считался чем-то предосудительным.

Выглядит смешно, но на самом деле это не весело. Под бессмысленный диагноз «истерия» подпадало огромное количество настоящих болезней — серьезных эндокринологических, неврологических и сердечных. Ни одно из них не вылечить душем, а другого лечения не предлагалось.

По мере развития медицины диагноз «истерия» исчез, и докторам тоже пришлось переквалифицироваться.

Кадр из фильма «Истерия», 2011

Собирать пиявок

Еще одна профессия тоже связана с медициной и тоже исчезла по мере ее развития — это  leech collector, то есть собиратель пиявок. 

Увлечение пиявками досталось медицине от древнего убеждения, что все болезни вызваны нарушением тока телесных жидкостей. В викторианскую эру пиявками лечили все — от той же истерии и ушибов до инфарктов и инсультов. А вот поставкой пиявок аптекарю как раз и занимался «собиратель». Добывал он их очень просто: заходил в воду до коленок и ждал, когда к его коже присосется пиявка, аккуратно снимал ее, а затем продавал. Помогает это старинное средство очень ограниченно, и со временем пиявок сменили более эффективные средства.

Больше статей об Англии – у нас в Телеграме: t.me/zimamagazine

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: