Карьера

Пригодился ли вам в Британии диплом, полученный на родине? (Отвечают русские лондонцы)

Вузы России и других стран бывшего СССР часто хвастаются перед своими студентами, как их диплом ценится за границей. Но действительно ли «корочка» российского университета станет серьезным плюсом при поиске работы или получении образования в Британии? Приравняет ли NARIC (национальное агентство, которое переводит и расшифровывает иностранные дипломы) специалитет к бакалавриату или к магистратуре? Важен ли диплом для людей творческих профессий?

ZIMA поговорила с русскоязычными лондонцами самых разных профессий о том, помог ли им диплом, полученный на родине, в построении карьеры в UK.

Не забудьте и вы рассказать нам о вашем опыте – опрос есть в конце статьи.

Английское признание

Наталья Маркланд, филологический факультет МГУ

25 лет назад инвестиционная часть банка Barclays называлась BZW (Barclays de Zoete Wedd) и для того, чтобы поступить к ним на Graduate Training Programme, достаточно было диплома о высшем образовании по любой специальности из хорошего вуза. Их совершенно не смутило то, что я гуманитарий и закончила филфак МГУ. Тем не менее и Corporate, и Project Finance Departments, где я потом работала, смотрели также на набор A-levels у кандидатов: предпочтение отдавалось тем, кто сдавал математику и физику.

Сочетание высшего образования и школьные экзамены по точным дисциплинам, по мнению банка в то время, говорило о том, что кандидат сможет выполнять нужные финансовые расчеты, но при этом проявит креативный подход к проблемам.

Список предметов наших выпускных экзаменов после 10-го класса привел их в полный восторг. Не забывайте, что в 1993 году из бывшего СССР тут практически никого не было. Мы поговорили о разнице в образовании, о принципах работы электростанций, а также о русской литературе. И математика, и физика затем мне очень пригодились в работе: после 2 лет Graduate Training Programme я пошла работать в отдел проектного финансирования, где мы вовсю писали финансовые модели, а знание индустрий было большим плюсом.

Кстати, моя школьная учительница по математике, узнав, что я собираюсь поступать на филфак, говорила мне, что к математике я обязательно вернусь. Поступив на работу в банк, я написала ей письмо, подтвердив, что она была права. Все мои дети обязательно сдают математику как один из A-levels.

Антон Гуревич, СПбГУ

Я в сентябре проходил примерно 20-25 собеседований. На стадии разговора с HR всех просто интересовал факт наличия профильного образования. На следующих стадиях обычно уточняли, что за университет: подавляющее большинство СПбГУ не знает, но некоторые расспрашивали, позитивно реагировали на то, что это второй по значимости вуз в России.

В нескольких случаях собеседники с сильным техническим бэкграундом СПбГУ знали. Не уверен, насколько сильное это производило впечатление, но на тех собеседованиях мне задавали сильно меньше вопросов о базовых знаниях математики: видимо, подразумевалось, что после приличного университета их проверять не обязательно.

Разговор про образование занимал небольшую часть интервью. После университета у меня было четыре места работы в индустрии, и именно фактический опыт был основной темой разговора. Но в компаниях, где СПбГУ знали, я везде в результате получал оффер, а вот в остальных – не везде. Так что диплом известного вуза – это красивый бонус, но в вопросе поиска приличной работы в Лондоне каждый маленький бонус очень полезен.

Елена Домарацкая, РГПУ им.Герцена

На интервью на мою первую работу (преподаватель университета в 2005 году) вице-президент по науке с явным удовольствием обсудил мое педагогическое образование из Питера. Он знал, что Герценовский – старейший педвуз России, основанный внебрачным сыном Екатерины II. Правда, не знаю, это мне помогло при получении работы или диплом магистра Оксфордского университета и тот факт, что профессор тоже там учился. Подозреваю даже, что в моем случае вице-президенту было просто интересно со мной познакомиться: у него какой-то предок дезертировал из царской армии и убежал в Англию.

В Британии главное – попасть на первую работу. Дальше работодатель ориентируется на послужной список в резюме, а не на образование (хотя в академической среде, разумеется, важны уровни и степени, где бы они ни были получены).

В электронных системах некоторых университетов при подаче заявления на работу есть варианты выбора университетов разных стран, в которых потенциальный кандидат мог учиться. Набор довольно странный: Герценовского там, к примеру, нет, хотя есть какие-то малопрофильные вузы, о которых я сама никогда не слышала.

Что касается бэкграунда в целом, тенденции в британской академии сейчас скорее обратные. Я точно знаю, что на пару работ меня не взяли, потому что у меня два PhD, а у потенциального босса была только магистратура. Выпускников Оксфорда и Кембриджа тоже любят не везде. То есть, если ты не суперакадемик с целым рядом опубликованных книг, то лучше помолчи про свой Оксфорд, если хочешь получить работу.

Что касается работы в академии с российским дипломом, у меня бывшая однокурсница из Герцена работает преподавателем русского в University of Warwick. Это 20 лет упорной работы в разных лингвоцентрах, но у нее и специальность – русский язык и литература, а я зарубежница. Так что если преподаешь русский и учился в России, то вполне реально с нашим дипломом тут достичь приличных высот.

Дина Баясанова, Российский государственный университет нефти и газа им.Губкина

В Британии на все дипломы вроде маркетинга, менеджмента и прочего бизнеса работодателям чаще всего наплевать. Мой такой «бизнесовый» диплом и здесь, и в России не были никому интересны. Что касается индустриальных, высоко специализированных вузов типа медицинских, нефтегазовых, инженерных, то здесь их, конечно, знают.

Сразу оговорюсь, я никогда не искала здесь работу по резюме, но в процессе работы образование очень помогло. Когда в работе с нефтянкой речь заходит о моем образовании, то Губкина, конечно, все знают и сразу начинают по-другому с тобой разговаривать.

Губкинский здесь очень уважают, это крупнейший нефтегазовый вуз не только в СНГ, но и в мире. Он один из многих университетов узкой специализации, который очень хорошо себя зарекомендовал на западном рынке. В последнее время в Губкина приезжает очень много студентов по обмену. 

Нефтегаз – большая индустрия для всей Великобритании, особенно для Шотландии. Я очень много знаю выпускников и моих бывших коллег, которые работают по специальности в BP, в Shell и банках, которые консультируют этот бизнес. Знаю академиков из Губкина, которые преподают и делают исследования в университетах Абердина, Данди и Оксфорда – это три центра, которые занимаются энергетикой в Британии. В последние годы King’s Russia Institute тоже фокусируется на нефти и газе, выпускники Губкинского есть и там.

Наш диплом – шаг к британскому образованию

Наташа Ахметова, Уфимский государственной авиацинно-технический университет

Я закончила университет по специальности «инженер-механик сварочного производства и оборудования». В UK это посчитали аналогом бакалавра в инженерии (bachelor in engineering).

Диплом пригодился для поступления в британскую магистратуру на специальность MSc in environment and sustainability. Для поступления был необходим диплом в науке, и мой как раз соответствовал требованиям. Думаю, даже если бы я был биологом или химиком, то это тоже засчитали бы как научную специальность.

На работе же никогда не было вопросов к диплому. Одного работодателя интересовало, могу ли я как инженер чертить в AutoCAD, но в остальном я не работала по университетской специальности, и необходимости в дипломе не было. Разве что для получения визы пригодились баллы за бакалавриат.

Мария Ллойд, Саратовская академия права

15 лет назад я начала узнавать, по какому пути мне нужно пройти, чтобы продолжить мою юридическую карьеру в Британии и получить квалификацию юриста. Отправила нотариальный перевод моего диплома и вкладки с оценками в Law Society: попросила их оценить мой диплом и дать рекомендации по дальнейшей учебе.

В ответ получила письмо и Certificate of Academic Standing, где мой диплом Саратовской Академии Права признавался эквивалентом документа о высшем образовании в Британии, но для работы практикующим юристом мне нужно было пройти дополнительную учебу. Они подробно написали какие именно курсы нужно пройти и какие университеты скорее всего меня примут.

Я выбрала BPP Law School в Манчестере. В то время я одновременно училась, работала и воспитывала одна маленького ребенка, так что учиться пришлось part-time и все затянулось на четыре года (на full time успела бы за два).

После для получения полной квалификации Solicitor (адвокат) пришлось три года проработать на training contract, тоже part-time (при работе full time можно было бы завершить этот процесс за полтора года). Кроме того, я параллельно с учебой работала как paralegal (помощник юриста) в юридических фирмах – на такой позиции в местных компаниях можно работать без британского юридического образования.

Сложности перевода

Сергей Смирнов, Рижский технический университет

Я приехал в Англию в 2010 году с дипломом ‘Software engineer’ и искал работу через сайты объявлений вроде Totaljobs. 99% вакансий там публиковалии рекрутеры, которые сразу воротили нос, узнав что диплом из какой-то там Латвии. При этом на тот момент у меня было уже четыре года опыта в индустрии, но и их рекрутеры называли ненужными, так как не могут проверить латвийские стандарты.

Пробовал устроиться в Barclays bank на позицию ‘developer’, но и их не устроил диплом из Латвии, как и еще несколько больших корпораций. А вот мелкие компании, если к ним идти напрямую, а не через рекрутера, не видят в происхождении диплома никаких проблем: им только галочку нужно поставить, что у человека есть образование, а откуда оно и какое – им без разницы.

В итоге я пошел учиться в University of East London, на ту же специальность, что уже получил в Латвии. Закончил в 2013 году и был так рад, что первому же рекрутеру, спросившему про образование, закричал: «Да, у меня английский диплом!» Он мне ответил: «Ок» – и на этом дискуссия про образование закончилась.

Сейчас уже 2019, я поменял за это время пять различных фирм, сейчас работаю в одной довольно большой – и ни разу мне не пришлось физически показать свой диплом или как-то его подтвердить. Даже нынешняя компания делала ‘background check’, в который входила проверка образования, но насколько я знаю, они тоже не проверяли сам диплом: я просто написал в предложенной анкете, что он у меня есть.

Николай Николаев, Эстоно-американская академия (Таллин)

Я закончил университет по специальности PR и маркетинг, 5 лет работал в PR, занимался организацией благотворительных мероприятий, внештатно писал на русскоязычный портал. Даже открыл компанию по продаже мыла ручной работы.

Когда приехал в Лондон, пытался рассылать CV и надеялся сесть в офис. Однако, ничего не вышло. На CV отвечали редко и в основном были два ответа: ‘I’m sorry, but we are looking for a native speaker»‘ и ‘You have experience in eastern european market, we are looking for local market specialist’.

После двух месяцев безуспешных попыток я решил пойти работать, и друг порекомендовал кухню, на мойку посуды. Никаких бумаг для этого не надо было. Спустя 5 лет, я работал на позиции Head chef/kitchen manager, год назад окончил колледж по профессии ‘professional cookery’. Обратно в PR и маркетинг так и не вернулся.

Люба Симакова, Вильнюсский технологический университет

Я закончила университет (бакалавр по инженерной информатике) в 2010 и сразу уехала в Лондон. На тот момент опыта в сфере информатики у меня было три месяца бесплатной практики в никому неизвестной фирме.

В Лондоне сразу устроилась в работать в кафе, но с первого дня искала работу по профессии. Английский был совсем базовый, и казалось, что именно это мне мешает найти работу. Но на самом деле, сколько бы я ни отправляла CV, мне никто даже не звонил. Только один раз позвали на собеседование, но там я просто не подошла по компетенциям: надо было хорошо программировать, а я без опыта с совсем базовыми знаниями.

Параллельно с поиском работы пошла на курсы в местный колледж на графический дизайн. Отучилась два года, получила диплом: не бакалавр, но по уровню – предуниверситетское образование.

Дальше искала уже работу в сфере графического дизайна, но предлагали только бесплатную практику. В итоге найти работу не вышло даже во Франции: там только хвалили мое образование, но опять же работу по специальности не предлагали. Все это время я занималась фрилансом и однажды поехала на каникулы домой в Литву, отправила одно CV и меня тут же взяли по специальности в дипломе.

Наверное, если бы у меня был опыт по приезде в Лондон, может быть это помогло бы устроиться. Но диплом сам по себе для работодателей не показатель.

Лилия Вард, Казанский университет

До переезда в Англию я была доцентом в Казанском университете.

Здесь же по моему опыту к России в целом и нашему образованию в частности отношение несколько предвзятое. Я училась здесь в магистратуре и до сих пор помню, как преподаватель на лекции, рассказывая об одном эксперименте, сказал: «Не уверен, что можно доверять его результатам, так как эксперимент был проведен в России». Мне тогда духа не хватило спросить о том, что он думает о российской науке.

Я работаю частным учителем у русского работодателя. Раньше подавала на вакансии преподавателя русского языка в университетах, но они предпочитают своих с квалификацией Russian Studies, то есть не верят, что русскоязычный филолог и лингвист сможет преподавать русскую литературу и культуру. Пару раз я ходила на собеседования в университеты, чтобы преподавать на вечерних курсах: меня записывали в пул преподавателей, и на этом все.

Сейчас я уже не дергаюсь даже в том направлении. В последние годы преподавать русский стало очень невыгодно, так как студентов стало меньше. Раньше бизнесмены хотели русский изучать, теперь бизнесы из России ушли, интереса к языку меньше.

Дополнительные экзамены и британские профессиональные ассоциации

Наталья Ортынская, РЭУ имени Плеханова

В РЭУ я закончила бакалавриат и магистратуру, но диплом для устройства на работу в английский PWC нужен был просто для галочки, больше смотрели на опыт работы и рекомендации. В моем случае маленьким плюсом был опыт учебы в Европе (аж 4 месяца). А в целом Англии свысока смотрят на любое небританское образование, по крайней мере в финансах (возможно, не без оснований).

Но надо сказать, что мой диплом мне и на родине не очень пригодился, если говорить о знаниях. Всю магистратуру пришлось учиться на отдельных курсах и уезжать по обмену в Швецию, чтобы получить именно те навыки, которыми до сих пор пользуюсь.

Здесь гораздо больше спрашивают про профессиональные квалификации: в финансах отдельно сдают кучу экзаменов в местной ассоциации бухгалтеров. При приеме на работу я еще не ходила на интервью, но уже разговаривала об этих квалификациях.

Кстати, при сдаче этих экзаменов ассоциация оценивает имеющийся диплом. В зависимости от его качества дают освобождение от некоторых экзаменов. Всего их 14: если у тебя более или менее профильный вуз – освобождают от трех. Мой молодой человек учился в Ирландии – у него восемь освобождений. Это для сравнения: как котируются российские дипломы и европейские.

Нина Сафонова, факультет физики Челябинского государственного университета

Диплом в Англии, конечно, смотрят, но очень многое зависит от должности, наличия гражданства и того, идешь ли ты работать по профессии в дипломе или нет. Как и в России: я работала в крупной корпорации – там никто не заморачивался с дипломом и не спрашивал. Но если бы пошла по профессии, то, конечно, спросили.

В Великобритании я являюсь членом Института физики, для членства в котором нужно было предоставить все дипломы и квалификации чтобы взяли. Важно, какую исследовательскую работу ты вел.

Для работы с детьми и преподавательской деятельности везде обязательно требуют дипломы. Все работодатели мой диплом смотрели, читали, просили подтверждение. Более того, мне пришлось ездить в Россию, чтобы восстановить диплом, когда его потеряла.

Моя российская магистратура приравнивается к магистратуре Великобритании. Я могу преподавать в негосударственных школах без сдачи PGCE (обязательная в UK квалификация для преподавательской деятельности – прим. авт.). К слову сказать, родители моих учеников тоже часто тоже спрашивают, какой у меня диплом и что я заканчивала.

Но система перевода российских дипломов на британские уровни все равно не до конца прозрачная и понятная. Например, я долго разбиралась, первой у меня категории диплом или второй. Возникают случаи, когда это принципиально: при обсуждении размера гранта или зарплаты. Практики, зачеты – все наши оценки и типы экзаменов британская система понимает не всегда.

Инна, литовский диплом (общая стоматология)

Я училась сначала в России, потом перевелась в Литву, поэтому в итоге диплом у меня литовский, но с приложением. Училась общей стоматологии, без специализации. На момент подачи документов на лицензию в General Dental Council опыт был всего месяц, на момент подачи в NHS – меньше года. Диплом ЕС признавался, а вот с подтверждением знания английского были сложности. Дело в том, что я училась на английском, но никого это не волновало. Не жил или не работал в англоговорящий стране — будь добр сдать стандартный экзамен (в моем случае IELTS) на хороший балл.

NHS не очень охотно дает лицензии, хотя со стоматологами в стране напряг. Гораздо проще приехать работать стоматологом в [частном] секторе, чем в [смешанном] или полностью NHS. Но для этого надо быть опытным специалистом или быть готовым работать в клинике для нацменьшинств, вроде литовской клиники для литовцев.

Работодатель мой диплом, кстати, даже и не видел, так как очевидно, что лицензию без него не выдали бы. И скорее всего ни один работодатель в нашей сфере не поинтересуется, где базовое образование получено.

Но вот для врачей со специализацией все же по-другому. Английские университеты предпочитают своих выпускников, дают им гранты и так далее. Поэтому в этой [ситуации], будь у меня специализация именно в местном вузе, диплом имел бы вес.

Юлия Морозова, МГУ

Меня с дипломом МГУ приняли в Британское психологическое сообщество. Я перевела диплом, предметы, которые мы изучали, отправила в BPS и они подтвердили мою квалификацию на уровне бакалавра. В России в мое время не было деления на бакалавриат и магистратуру: мы учились 5 лет, и это называлось «специалист». Но здесь признали только минимум образования: бакалавр.

Специальности у меня две: психолог и преподаватель психологии. Членство в сообществе – приятный и престижный бонус для статуса, местное подтверждение, что ты психолог и под «крышей».

Игорь Марьяш, Ташкентский политехнический университет

У программистов при приеме на работу очень редко спрашивают, какой университет они заканчивали. Гораздо большее значение имеет предыдущий опыт работы. Сейчас я честно в CV пишу ‘5 years university course’ без указания степени диплома – вопросов никогда не было, но и университет я закончил в 1990-м.

Но в 2001-м я хотел переехать в Австралию по балльной миграционной программе. Факта наличия диплома им вполне хватило, но еще пять баллов давали за членство в профильной организации, в моем случае – British Computer Society. Организации как раз нужен был подтвержденный NARIC диплом. И вот тут вышел подвох: они сказали, что первые два года из пяти считают как местные sixth form, то есть колледж. Плюс, на их взгляд, в дипломе оказалось много непрофильных предметов, это минус еще год.

В итоге засчитали только два из пяти лет обучения, мой диплом посчитали эквивалентом Higher National Diploma — level 5 британской системы образования, ниже бакалавра. Я подавал на апелляцию, но ее отклонили.

В итоге эти пять баллов за членство в British Computer Society не понадобились, я тогда уже зарабатывал достаточно много, чтобы набрать нужные баллы.

Художников судят по портфолио

Катерина Патрашку, МПГУ им. Ленина

Фото Wikimedia Commons

Образование у меня высшее, музыкальный факультет, дирижерско-хоровое отделение, специализация «учитель музыки». Я могу преподавать фортепиано и вести хоровой класс.

Музыкальное образование в Британии и без диплома нарасхват. Но для преподавательской деятельности, например, в колледже нужно подтверждать свой диплом. Возможно, даже сдать экзамены для подтверждения уровня. Я переехала в декретом состоянии и пока не занималась этим, но подтвердить свой диплом, даже сдав экзамены, не чувствую проблемы, так как я еще и концертирующий музыкант в прошлом.

Практиковать же без преподавания можно без проблем. В пабах как минимум на выходных всегда проходят выступления групп: договориться и выступить легко и без диплома, но с записями и рекомендациями от других пабов. Легко начать в местных районных комьюнити: часто вижу там музыкантов, которые даже продают свои записи после выступлений. Я же играла в группе на клавишах и пела в аранжировке Бобби Макферрина и ColdPlay. Схема маркетинга в этом случае очень схожа по всему миру, а в Англии она даже кажется мне проще: не нужно таких «особых» знакомств для того, чтобы подняться, как в России. Умеешь – в путь!

Наталья Федорова, Щукинское театральное училище

Я закончила аспирантуру в Щуке как педагог по сценическому движению и режиссер по пластике: в Британии это называют movement director. В Англию переехала по семейным обстоятельствам, работу педагога по движению в Rose Bruford college нашла через полтора месяца, но завкафедрой движения в этом колледже видел мой мастер-класс в Москве, и в моем резюме стояло 15 лет преподавания в Школе-Студии МХАТ, в Гарварде и в Карнеги-Мэллон, так что мое интервью заняло 15 минут.

Через год меня по той же схеме позвали преподавать в Royal Central School of Speech and Drama: руководитель программы видел, как я преподаю в Москве и как работала с его студентами, когда они приезжали в Школу-Студию МХАТ на стажировку. В Royal Central School моего диплома до сих пор никто не видел, кстати.

Я работала еще в трех театральных институтах в Лондоне и Брайтоне, все – сарафанное радио, позвонили и предложили. Диплом Щукинского театрального попросили лишь в одном месте, и только на пятый год работы, потому что у колледжа была переаттестация.

Плюс параллельно я перевела на английский две книжки по театральному образованию для Routledge – самого большого издателя  книг по искусству в Англии. При этом у меня нет диплома переводчика и образования тоже нет, только большой опыт устного и письменного перевода в Москве и в США.

Юлия Сомина, МГХУ памяти 1905 г.

У меня не высшее образование, я закончила Московское художественное (нынче государственное) училище памяти 1905 года – очень уважаемое, старинное и высоко котируемое заведение. В России это официально среднее профессиональное образование, хотя училась я дольше, чем учатся в британских ВУЗах (четыре года), и уровень дают сильнее местного.

Я понимала, что как университетское образование мне его не зачтут, но когда в итоге зачли с уровнем GCSE, это было просто оскорбительно. Я пыталась понять почему, но у них там реально какая-то своя шкала ценностей. Просто автоматический перевод слов какой-то. Может, уже что-то изменилось: я занималась переводом диплома лет 20 назад. К счастью, в моей профессии диплом никто никогда не спрашивал, хотя я упоминаю его в биографии, если просят. Художника судят по портфолио: и здесь, и в России.

Ирина Кара, ВГИК

Вы удивитесь, но в западном киномире (а также в театральном) мало кто в курсе, что такое ВГИК. Знают единицы, но даже им это название не дает полной картины российского кинообразования. Они не понимают нашей системы обучения,  удивляются тому что такое четыре года full time studies на актерском факультете. Чему можно обучать актера четыре полных года? Уровень диплома ВГИКа приравнивается к уровню любой актерской школы, если не ниже.

Сейчас в кино актеры без образования снимаются не менее успешно,  чем дипломированные специалисты, и то же самое происходит в театре. Я работаю в некоторых проектах профессиональной театральной группы «Хамелеон» и, разговаривая со зрителем после спектаклей, понимаю, что для них нет разницы между актерами с образованием или без. Уровень подготовки зрителя – очень разный. Люди из больших городов с большими знаниями о театре еще могут отделить качественные проекты, но в основной массе зритель имеет небольшой театральный опыт.

Гораздо важнее для работы в Британии не диплом, а знание языка, особенно если хочешь работать в большом кино. Хотя русских актеров, даже с безукоризненным английским языком и произношением,  все равно используют как типажи на русскоговорящие роли.

Опыт решает все

Ольга Иванова, инженер по специальности «вычислительные машины комплексы системы и сети»

До переезда у меня было 10 лет опыта в IT, так что в Англии никто про университет уже не спрашивал. Да и в России, кстати, на последней работе тоже не интересовались. У мужа диплом аэрокосмического университета и 12-летний опыт в IT: в Англии он сменил уже четыре работы и ни на одной его не спросили про образование. Я подозреваю, что не в IT и не с таким большим опытом, скорее всего, спрашивают.

Елена Колерова, Вильнюсский университет

Фото Wikimedia Commons

Я пять лет отучилась на факультете экономики и в Англии после конвертации диплома стала магистром экономики. Насколько помню, никто из работодателей дополнительно ничего не уточнял. Кстати, поначалу диплом даже мешал, поскольку я искала почти любую работу, а в ответ часто сообщали, что я overqualified для этой позиции.

Но всегда значение имело наличие продолжительного опыта в области, в которой предлагали должность. Одной из моих первых работ в Англии стала должность в корпоративной бухгалтерии: не экономист, но опыт работы в экономике пригодится.

Андрей Сизинцев, Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма

У меня довольно стандартная история: закончил РГУФК, получил приложение к диплому на английском языке. Здесь же отец знакомого англичанина был главным тренером в St. Francis Xavier college, узнал, что я тоже тренер и работал в Литве. После собеседования попросили предоставить диплом: посмотрели на него и оформили без проблем. Чем наконец-то подтвердили слова декана о том, что за границей он будет действителен. Хотя были на этот счет сомнения.

Юлия Овчинникова, факультет психологии МГУ

Я психолог и психотерапевт, и после переезда в Лондон решила получить еще одну психотерапевтическую квалификацию. При подаче документов на обучение нужно было предоставить документы о профильном образовании и опыте работы. Проверяли сданные предметы и количество учебных часов: в итоге диплом МГУ и диплом Института психоанализа и практической психологии засчитали, «пересдавать» ничего не пришлось.

Для многих русскоговорящих клиентов диплом МГУ оказывается одним из решающих факторов в выборе психотерапевта. Хотя, по правде говоря, образование на факультете психологии имеет косвенное отношение к психотерапии. Большое значение играет «сарафанное радио» и рекомендации коллег.

В этом смысле мне повезло: и английские коллеги в Лондоне, и московские видят во мне хорошего специалиста и направляют клиентов. Наверное, половина клиентов моей практики – если не больше – вышли на меня по такой рекомендации. Кроме того, русскоговорящих специалистов немного, а психоаналитиков – и вовсе единицы (я одна из них).

Ксения Умарбек, Российский университет дружбы народов

Я по образованию журналист-международник с 10 годами опыта работы в России в рекламном копирайтинге: Saatchi&Saatchi, Bates, Grey / G2.

На этом уровне всех уже интересует только портфолио, клиенты, отзывы клиентов. Но иногда на местных собеседовании спрашивали, где я училась. Здесь непривычно, что журналист уходит работать в рекламу, но я объяснила, что такова была специфика рынка конца 90-х: реклама в России только зарождалась, и иностранные агентства в Москве брали на работу лингвистов/журналистов и обучали их в ходе работы. Профильных специалистов тогда почти не существовало. А многим студентам интересно было попробовать новую индустрию: многие диплом защищали уже на кафедре рекламы и PR, это была дерзкая и необычная сфера приложения писательских талантов.

Кроме того, первые креативные и PR-директораэпохи «Поколения Пи», особенно из области политического пиара,  были личностями известными (Ситников, Грымов, режиссер Бекмамбетов). Мы записывались всеми правдами и неправдами к ним на лекции и курсы, чтобы послушать и чему-то научиться. Так вот и попали многие из нас в рекламу. В арт-директора шли выпускники Строгановки и МАрхИ, в копирайтеры – МГУ, Мориса Тореза и РУДН.

Так что если в Англии заходит разговор про образование, я спокойно рассказываю местным нанимателям: мы жили в жесткую эпоху перемен, рынок трясло, ну и нас с ним.

Дмитрий, выпускник МГУ и специалист кадровой службы

У меня самого в активе – диплом МГУ (магистр, экономическая география) + малоизвестное MBA из Москвы + кандидатская по экономике Китая. А профессия – HR, так что разобраться, кого именно будет интересовать мой диплом и какой именно, сложно.

Интервью (как соискатель) в западных компаниях я начал проходить примерно с 2008 года.  Само МГУ не интересовало вообще никого. Иногда спрашивали про специальность: экономику/экономгеографию, удивлялись, как это HR произошел из economic background. На кандидатскую вообще не смотрели.

На 2008 год у меня уже было 10 лет опыта, поэтому я бы сказал что после 5-6 лет работы (и нескольких мест работы) смотрят только на опыт. Но это актуально только для общих офисных специальностей. Для узких специалистов расклад немного другой. Там более важен фактор фундаментального образования. Поэтому не исключаю, что для математиков/программистов/data scientists будут больше смотреть на университет. Там круг этих людей существенно уже, и в целом в мире не так много достойных фундаментальных вузов.

В сфере науки и прикладной науки (например, фармакологии) тоже немного по-другому, чем для офисного планктона – там большее значение имеют академические аспекты: тема работ, какие исследования проводили ну и конечно где.

Ну а в сухом остатке самая большая польза от Ph.D. – выбить максимальное количество баллов по иммиграционным программам. Для UK это уже не актуально, но в других странах принцип остался таким же: чем выше уровень образования, тем легче пройти по баллам. В этом для многих и есть основная цель учебы.


 
Больше статей о жизни и работе в Британии – у нас в телеграме.
 
Фото Shutterstock (если не указано иное).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: