Люди

Зураб Церетели крупным планом: выставка в галерее Saatchi

Открытие выставки Зураба Церетели в Saatchi Gallery. Фото India Roper-Evans

В Лондоне, как в калейдоскопе, одно событие сменяет другое. Одним из главных светских событий для русского сообщества в Лондоне стало открытие выставки Zurab Tsereteli: Larger Than Life («Зураб Церетели: крупным планом»), состоявшееся 22 января  в знаменитой галерее Saatchi. Выставка организована московским музеем современного искусства MMOMA при участии Tsukanov Family Foundation и приурочена к 85-летнему юбилею скульптора, художника, преподавателя и президента Российской академии художеств. Это первая его ретроспектива в Великобритании. 

Благодаря усилиям французского куратора Эрве Микаэлофф, Церетели предстал перед зрителями с новой, несколько неожиданной стороны. Пожалуй, мы привыкли его воспринимать как мастера монументальных, даже гигантских скульптур. Кстати, одна из них, под названием «Разрушить стену недоверия», была в 1990 году установлена в лондонском Сити. Однако выставка в Saatchi имеет более личный, камерный характер. Здесь представлены работы в разных техниках и разных лет, начиная с 1960 по 2018 год, так что можно было проследить, как менялись стиль и мироощущение художника.

Открытие выставки Зураба Церетели в Saatchi Gallery. Фото Dan Weill

Довольно интересны были произведения, вступающие в диалог с известными художниками-авангардистами, такими как Пикассо и Шагал. Их обоих Зураб Константинович впервые встретил в 1964 году во время своей поездки в Париж, предпринятой по приглашению живших там родственников. В Париже он жил три месяца и посвятил все это время изучению французского искусства. Интересно, мог ли он представить, что через 56 лет там же, в Париже ему вручат Орден Почетного легиона?

Марк Шагал и Зураб Церетели, 1984. Фото из архива ММОМА

Самым запоминающимся эпизодом пребывания в Париже для Церетели стало посещение ателье Пабло Пикассо. Тогда, по словам художника, его восхитило то, с какой легкостью Пикассо переходил от живописи к скульптуре, и от скульптуры к керамике и рисунку. Для него это стало идеалом настоящего художника. Данью Пикассо можно смело считать картину «Инесса» (1968), а также «Пиросмани – Пикассо» (1987), которая служит данью почтения и другому мастеру, оказавшему влияние на Церетели, – Нико Пиросмани. В свой первый визит в Париж Церетели встретился и с Марком Шагалом и его женой Вавой. Впоследствии Шагал навещал его в Москве четыре раза. Церетели до сих пор очень тепло отзывается о нем, но, пожалуй, самой лучшей данью памяти Шагалу служит серия работ «Иерусалим» 1992 года. Другими, важными для его художественного становления мастерами, Церетели считает Матисса и Сезанна, работы которых он с увлечением изучал во время своего первого визита в Париж.

«Пиросмани-Пикассо», 1987

Как  считает куратор Эрве Микаэлофф, «при несомненном влиянии Пикассо и Шагала на работы Церетели, в них также очень много грузинского колорита, и когда вы приезжаете в Грузию, видите работы грузинских художников, то обнаруживаете еще один источник творческого вдохновения Церетели. Моей задачей было прежде всего представить лондонской публике грузинского художника, очень талантливого и свободного в своем творческом выражении. Он – часть того мира, о котором аудитория на Западе практически ничего не знает».

Церетели общался со многими известными художниками на всем протяжении своего творческого пути. Еще в детстве он общался с  Давидом Какабадзе, Серго Кобуладзе, Учей Джапаридзе – все они были друзьями семьи и часто приходили в гости.  В пору студенчества в Тбилисской академии художеств Зураб Церетели представил свой дипломный проект «Песня о Тбилиси», содержавший яркие этнические мотивы,  который похвалил Мартирос Сарьян, армянский художник с мировым именем. Впрочем, проект пришлось переделывать, поскольку Церетели обвинили в «условности». В качестве диплома тогда был представлен «Потртет спортсмена». Тем не менее, по мнению куратора, Церетели удалось избежать тяжелого идеологического давления благодаря тому, что он работал в Грузии, которая находилась на удалении от советского административного центра. «Советский период – один из этапов его жизни, и не более того. Ему не требовалось становиться советским художником, чтобы иметь возможность творить», – считает куратор выставки Эрве Микаэлофф.

О раннем периоде творчества Церетели сейчас российской публике мало что известно, а западной – и подавно.  Эту лакуну и попытались восполнить организаторы выставки и ее куратор. Своей задачей он видел показать разные аспекты творчества Зураба Церетели, включая не только живопись, но и мозаичную скульптуру, а также инсталляции, выполненные из керамики. Магнитом для посетителей выставки весь вечер была новая скульптура «Цветочное дерево», покрытая разноцветной эмалью. По словам Зураба Константиновича, оно символизирует нечто вроде райского древа, и со временем он бы хотел изобразить рядом Адама и Еву.

«Цветочное дерево», 2018

Наше особое внимание привлекла мозаичная скульптура «Кинто» (2018) . В ней угадываются и национальные грузинские мотивы, и цветовые эксперименты парижских авангардистов, таких как Роберт и Соня Делоне, и перекличка с работами  Ники де Сант-Фаль. Интересна и картина «Музыка» (1990), в которой переплетаются мотивы русского и европейского авангарда.

Интересны были и рисунки, и альбомы набросков, представленные на выставке. В них, с одной стороны, ощущается влияние живописи и рисунков Пикассо 1920х годов, а с другой стороны – национальной грузинской школы. Некоторые представляют живые, непосредственные сценки из уличной жизни или типажи, которые так любит изображать Церетели.

«Музыка», 1990

В 1970-е годы Зураб Константинович снискал известность художника-монументалиста.  Еще во второй половине 60-х  Церетели обратился к мозаичным панно – благо в те годы СССР вел массовое строительство общественных зданий. Начинал он с оформления мозаиками курорта в Пицунде, но самым известным стал его проект для санатория в Адлере в 1972 году. В том же году мексиканский художник-монументалист Давид Сикейрос публично похвалил мозаики Церетели и предложил тому участие в художественном проекте в Мексике. Об этом аспекте творчества Церетели рассказывает видео, которое демонстрируется на выставке.

Так что перед Эрве Микаэлофф, независимым куратором из Франции, который в последнее время консультирует и курирует выставки LVMH Group, стояла очень непростая задача: ему требовалось охватить достаточно большой период времени и представить наиболее яркие, интересные и характерные аспекты творчества Церетели. По его словам, он знаком с художником более десяти лет и не раз посещал его музеи в Москве и Тбилиси. Несомненно, многолетнее знакомство помогло в формировании экспозиции, которая была составлена за несколько месяцев интенсивной работы.

«Кинто», мозаичная скульптура, 2018

В свое время Церетели был одним из немногих советских художников, которым удалось свести содержание пропаганды в своих произведениях к минимуму, сохраняя  индивидуальность стиля и выбирая интересующую его тематику. Он был фигурой международного значения: общался с Пикассо и Шагалом, пригласил Раушенберга приехать в Москву, а также путешествовал в Бразилию, Сирию, бывал в большинстве европейских стран. Несомненно, эти поездки перевернули представления Церетели об искусстве и роли художника. «Как историка искусства, меня прежде всего интересуют истоки творчества художника, и я посвятил значительное количество времени исследованию русского авангарда и развитию советского искусства. То, чего достиг Зураб, весьма впечатляет, потому что он оставался свободным художником, для которого прежде всего была важна свобода самовыражения и развитие собственного стиля. Многие на Западе до сих пор придерживаются мнения, что в советские времена художнику было невозможно самовыразиться. Но, как мы видим на примере Церетели, это было не так», – подытожил Микаэлофф.

Выставка служит напоминанием заслуг Церетели, о котором в последнее время можно найти весьма скептические отзывы в прессе, а также упреки в том, что он не вписывается в мир современного искусства. Как бы то ни было, не будем забывать, что именно Церетели стал основателем первого музея современного искусства MMOMA, который знакомит российскую публику с талантливыми молодыми и признанными современными художниками. Мы, в свою очередь, приглашаем вас, хотя бы даже из любопытства, посетить выставку Zurab Tsereteli: Larger Than Life, которая продлится до 17 февраля, и по-новому взглянуть на творчество давно знакомого нам мастера.

Фото автора (где не указано иное)
Больше о Лондоне – у нас в телеграме: t.me/zimamagazine

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: