Актуально

Владислав Иноземцев: «Когда распадется Российская империя? Да никогда!»

3 апреля в лондонском клубе «Открытая Россия» (the Open Russia Club) прошла лекция экономиста и социолога  Владислава Иноземцева, посвященная Российской империи и ее историческому становлению. Также Иноземцев поделился мнением и о ее нынешнем состоянии. Даем конспект.

Владислав Иноземцев — экономист, социолог, политический деятель.  В 1996 году основал и с тех пор возглавляет некоммерческую организацию «Центр исследований постиндустриального общества». В разные годы преподавал в МГИМО, в Высшей школе экономики, в МГУ имени М.В. Ломоносова. С 2012 года был приглашенным научным сотрудником Института гуманитарных наук в Австрии, Центра стратегических и международных исследований в США,  Немецкого общества внешней политики и других международных исследовательских институций. Автор более 300 работ, опубликованных в России, Франции, Великобритании и США, в том числе 15 монографий, четыре из которых переведены на английский, французский, японский и китайский языки. Лауреат премии «Политпросвет».

«Постараюсь поделиться своими некоторыми размышлениями. Ответы в моем выступлении даны не будут, скорее, будут поставлены вопросы», – начал свое выступление экономист.

Как пояснил Владислав Иноземцев, история Российской империи — главная тема его недавних статей в изданиях Independent  и «Новой Газете». Этой же теме будет посвящена его следующая книга.

Чем Россия похожа на Запад?

В.И.: «Российская империя всегда считалась особенным уникальным государством, но есть сходства и различия с Европой. Говоря о сходствах в историях государств, в своей колониальной экспансии Россия очень тщательно повторяла европейские методы – и с точки зрения хронологии, и с точки зрения методов.

Если мы посмотрим хронологически на формирование империи Нового времени, то оно началось практически одновременно — и в Западной, и в Восточной Европе. Активная колонизация началась в начале XVI века. Формально русские проводили такую же колониальную экспансию, как и Запад. Более того, первоначально и экспансия западноевропейских держав, так же как и российская, была «выплеском» населения.

Методы колонизации России и Запада также были вполне схожи.  Россия – вполне европейская страна, и то, что ее империя в советском варианте распалась в относительно небольшом историческом отдалении от европейских империй, тоже подтверждает ее некоторое сходство.  Кроме того, были похожи и направления колонизации: Восток-Запад – в период XVI-XVIII веков, и Север-Юг – в период XIX века».

Чем Россия отличалась от Запада?

В.И. : «Отличий российской империи от западной очень много. Во-первых, посмотрим на западноевропейские государства — Португалию, Францию, Великобританию и други. Перед тем, как они начали колониальную экспансию, сначала стали едиными политическими объединениями, с языком, культурой и национальной принадлежностью. Например, взять Францию — она стала абсолютной монархией в начале XVI века. Когда испанцы завоевали Латинскую Америку, а потом потеряли ее, Испания не перестала существовать как культура и как единая нация.  

Когда британцы колонизировали будущие Соединенные Штаты, а потом потеряли их, Британия тоже не потеряла свою идентичность. То есть речь идет о том, что там была очень четкая метрополия с национальной идентичностью, а империя была ее “extention”. И оно могло, как бьющееся сердце, развиваться, сокращаться и снова расширяться, возможно, несколько раз.

В России не было четкого национального ядра, к которому страна могла бы вернуться в случае провала экспансии.

Россия же собиралась в разных направлениях, и собирал ее центр – московское государство. И в этом отношении я не думаю, что можно говорить о стране как о Российской империи, единой с XVII века. Это была именно Московская империя, на мой взгляд — и это очень важный момент. Речь о том, что некое государство, которое имело гораздо большую религиозную идентичность, чем национальную, создало огромную поселенческую империю на востоке, колонизировав территорию. То есть в России не было четкого национального ядра, к которому страна могла бы вернуться в случае провала экспансии. Если Англия не перестала быть Англией после потери независимых Соединенных Штатов, то что бы произошло с Московией, если бы  в середине XVII века восточные колонии разъединились, никто не знает. Так или иначе, наша страна сохранилась как империя, созданная московским царством.

Второй момент – в том, что московская империя, в отличие от европейских, изначально имела очень странный  характер – назову его «компенсаторным». Франция или Великобритания две тысячи лет назад были провинциями Римской империи, но к тому моменту, когда началось становление французского, испанского и британского государств, не существовало никакого тяжелого или радостного воспоминания о Римской империи. То есть эти центры формировались как центры национальных государств, которые не рассматривали себя как периферию какой-то другой части Европы.

На мой взгляд, центр российской империи (Москва, или Восточная Русь) – странный территориальный центр этой империи, потому что он был окраиной самой Руси (исторически), окраиной Византии (идеологически), и окраиной монгольского ханства (политически).

То есть когда имперское движение началось как продолжение свержения монгольского ига, то во всех отношениях это движение было в значительной мере компенсаторным. Двигаясь к империи, русские не просто расширяли свое жизненное пространство (как делали англичане, например), а самим себе, может быть, неосознанно доказывали, что лучше других и что могут завоевать территорию. В этом плане в российском имперском проекте всегда было какое-то фундаментальное ощущение неполноценности. И через имперскость происходило доказательство миру, что мы – великая страна и государство, что можем то-то и то. Такой истеричности и показушности в европейских имперских проектах было намного меньше, хотя я могу ошибаться.

Через имперскость происходило доказательство миру, что мы – великая страна и государство, что можем то-то и то. Такой истеричности и показушности в европейских имперских проектах было намного меньше.

Наконец, третий фактор отличия — это религиозный или православный. Он делает Россию уникальной страной в том отношении, что империи присущ некий символизм религии, которую она считала только своей. Россия, воспринимала себя как в первую очередь православное государство, поэтому идея религиозной идентичности была сильна. Соединенность политической власти с пространством единой православной религии было серьезным отличием российского имперского проекта от Европы. Тогда как европейцы несли собственную цивилизацию, и христианский мир у них находился за пределами метрополии».

Ждет ли Российскую империю распад?

В.И.: «Когда приезжаешь на Украину, первый вопрос в любом обсуждении: когда Россия, наконец, распадется? Скажем, из-за санкций, из-за Крыма, или еще из-за чего-либо.

Да никогда. Поводов для этого не вижу – не считая Северного Кавказа, но остальной территории фактически гарантировано существование в нынешних границах.

Выйти из состава РФ практически невозможно. Я предполагаю, что центростремительные тенденции будут сохраняться. Национализм, конечно, будет существовать, но та же российская элита подавляет национализм и делает это правильно и осознанно. Потому что Россия — это империя. А в империи национализм никогда не приветствовался по причине того, что он угрожает имперскости. И империя — это о том, как одна нация доминирует над другими, но не обязательно подчеркивает свое преимущественное положение, подавляет их и так далее. Поэтому лично я сегодня не вижу ни возможности распада территорий, ни перестройки какого-либо сегмента внутри империи».

В Лондоне много интересных событий. Мы пишем о них в нашем телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: