Актуально

Британское всё. Теннисистка Ольга Морозова – о духе и традициях «Уимблдона»

Главное спортивное событие британского лета – теннисный турнир «Уимблдон». В этом году он пройдет с 1 по 14 июля. А 2 июля мы собираемся в ресторане ZIMA на встречу с теннисисткой и тренером Ольгой Морозовой, которая, выступая за Советский Союз, трижды выходила в финал «Уимблдона» в 1960–1970-х годах, а в 1965 году стала победителем турнира среди юниоров.

Ольга Морозова

Ольга Васильевна почти 30 лет живет в пригороде Лондона и, естественно, не пропускает ни одного «Уимблдона». В интервью для летнего выпуска ZIMA Magazine мы начали с нею разговор о том, каким турнир был раньше и какой он сейчас. А продолжим его уже на встрече 2 июля.

Про первый «Уимблдон»

Я помню свой первый «Уимблдон». Главное ощущение – мурашки по телу буквально от всего происходящего. Ведь раньше же все было по-другому. Представляете, мы жили в самой дешевой гостинице на Earl’s court. Там и сейчас иногда страшно, а тогда было еще страшнее. И к этой гостинице за тобой как за участником приезжает Rolls-Royce или Bentley. Тебе 16 лет, ты выползаешь из этого отеля – и вдруг подъезжает такая красота, открывается дверь, выходит водитель в специальной кепке и белых перчатках. У тебя уже ощущение королевское! Приезжаешь, а на территории невероятная кухня. И вообще все другое: раздевалки, каких у нас никогда не было, где тебе могут почистить ботинки, постирать форму. 

Но вся эта рутина – ерунда по сравнению с тем, что ты ощущаешь как игрок. Потому что на кортах «Уимблдона» действительно есть какая-то намоленность. Все это ощущают, не только я одна.

Прогресс не останавливается, и сейчас Центральный корт совсем другой. Все новое, свежее, но ощущение тенниса на самом высоком уровне присутствует всегда.

Английская публика и корзинки для пикников

«Уимблдон» отличается от всех стадионов мира тем, что это клуб. Именно клуб, а не просто стадион. Ты приходишь в теннисный клуб – и так в нем и играешь. Да, чуть больше народу, но это все еще довольно камерное событие. 

По всей территории всегда красота невероятная и цветы, которые обязательно будут в тонах клуба: сиреневый и белый. Я, кстати, недавно играла на «Уимблдоне» и в первый раз увидела, что где-то на клумбе были цветы не того цвета. Единственный раз за все эти годы! 

Другие турниры «Большого шлема» стараются тянуться за этой уникальностью и изяществом «Уимблдона». Французы на Roland Garros делают красиво, но хотя корты и расположены в живописном лесу, до уровня английского турнира атмосфера не дотягивает. US Open проходит за городом, на территории все каменное, огромное. Говорят, что новый отремонтированный Australian Open красивый, но я не была. В прошлый мой приезд в Австралии мне не очень понравилось: жарко и много камня.

Теннис любят везде, но в каждой стране по-разному. В Америке самое главное происходит ночью, в вечерние слоты матчей. Эта ночная нью-йоркская публика невероятно заводит игроков. Многие даже не могут играть под таким давлением! А здесь публика очень понимающая. Ведь билеты на «Уимблдон» распределяют через теннисные клубы, и многие зрители сами играют, осознают, что происходит на корте и насколько это все нелегко. 

Ты чувствуешь, что зрители очень хорошо понимают ситуацию. И, конечно, они очень любят своих. Я помню, как в 2001 году Тим Хенмен в полуфинале играл с Иванишевичем. Тим вел по ходу матча, но вдруг пошел дождь. Крыши тогда еще не было, и матч перенесли. И когда на следующий день я пришла на стадион, на нем стояла гробовая тишина – настолько был нервный момент. Когда я играла с Вирджинией Уэйд свой полуфинал, на стадионе в какой-то момент тоже все замолчали. Они никак не ожидали, что Вирджиния может проиграть. 

Когда я приехала сюда, то не до конца понимала, почему местные так любят крикет и теннис. Оказалось, что англичане любят смотреть все долго. Они хотят сесть на холм перед большим экраном и смотреть на всю эту красоту.

Но в то же время за хороший удар тебя всегда похвалят и поблагодарят. Так что, конечно, англичане болеют хорошо и вдумчиво.

Когда я приехала сюда, то не до конца понимала, почему местные так любят крикет, любят теннис. Оказалось, что англичане любят смотреть все долго. Они приезжают на «Уимблдон» с пикниковыми корзинками (конечно, если им разрешают, потому что в последние годы секьюрити становятся все серьезнее). И многим из них уже и не надо на Центральный корт: они хотят только сесть на холм перед большим экраном и смотреть на всю эту красоту, есть свои собственные сэндвичи. То же самое происходит с крикетом. Три дня это смотреть – ни один русский не может такого выдержать. А местные это обожают.

Интриги «Уимблдона-2019»

В этом году на «Уимблдоне» будет много нового. Главное: открывают Первый корт с новой крышей. Еще на нем обещают какой-то новый дизайн: вокруг высадили деревья, и якобы его не будет видно. 

Мне же очень интересно посмотреть, как сыграют наши ребята. Я их нашими считаю, хотя многие выступают не за Россию: Александр Зверев, Стефанос Циципас. Наши Даниил Медведев и Андрей Рублев. Есть же еще Карен Хачанов. Как играл классно, выиграл турнир во Франции. Все эти ребята  разные, у всех разный теннис. 

Очень волнуюсь, что Даша Касаткина никак не заиграет на своем уровне. Что будет с Машей Шараповой – тоже неизвестно. Столько травм, сколько было у нее, – ее уже жалко. Есть молодая Анастасия Потапова и другие девочки. 

Но самое главное – мальчики! Настолько интересно, как они сыграют. Там же еще Денис Шаповалов из Канады. Все наши! И все девочки, которые были в сборной Советского Союза, – это мамы этих детей. Крылова, Сальникова, Зверева – они все были в сборной. Поэтому, конечно, их сыновья мне все как родные. Я то ли в прошлом году, то ли в позапрошлом была в Италии на первенстве страны, и там играл Саша Зверев. Конечно, с папой и мамой его мы встретились. И это такие прекрасные воспоминания! Мы же говорим на одном языке. Я имею в виду на спортивном своем языке. 

Потом мне очень хотелось, чтобы восстановилась Света Кузнецова. Нельзя сказать, что она у нас прямо самый первый игрок, но она талантлива, она сильная, она может. В прошлом году не очень хорошо получилось, но сейчас, надеюсь, получше будет. Может, она что-то покажет, тоже приятно будет.

Закрытый клуб игроков

Сейчас на всех турнирах «Большого шлема» есть традиция, которая пошла как раз с «Уимблдона». Это закрытый клуб игроков, которые в любой год вошли в восьмерку сильнейших на турнире. Как член этого клуба ты имеешь право приезжать на любой матч, у тебя всегда есть билет и пропуск на Центральный корт. Так ты навсегда становишься частью Уимблдонского клуба. 

И вот на территории «Уимблдона» есть небольшое место, где мы все можем собираться. Мы там друг с другом болтаем, спрашиваем, у кого как внуки, у кого что болит. Туда приходят даже большие звезды вроде Рода Лейвера. Этот человек выиграл два «Больших шлема». Казалось бы, у него есть билет в королевскую ложу, он может быть где угодно, но он каждый год приходит к нам, потому что ему хочется поговорить со своими старыми приятелями. 

Я сама часто езжу играть на корты «Уимблдона». Буквально на прошлых выходных играла на крытом, все-таки трава еще не готова. Но на траве последний раз играла осенью, и ощущения ровно те же самые, что и сорок лет назад.

А трава на кортах сейчас другая! Не такая низкая, как раньше. Покрытие другое, да и многое другое. Сейчас опять будут что-то менять: «Уимблдон» купил гольф-клуб напротив, и они будут расширяться, хотя я даже пока не знаю, что еще можно придумать и построить. 

«Уимблдон» – британское «наше все»

Теннис, конечно же, один из главных видов спорта в Англии. И был момент, когда говорили, что «Уимблдон» могут продать в частные руки. Так тут практически было восстание! Потому что «Уимблдон» – это их «наше все». 

При этом турниру удается сохранять традиции и не отставать от прогресса.

Это единственный турнир «Большого шлема», у которого практически нет рекламы. Они сами делают очень большие деньги, которых им хватает.

«Уимблдон» – это ведь две организации. Само соревнование принадлежит английской Федерации тенниса, а клуб принадлежит, соответственно, клубу «Уимблдон». И у них за годы выросла отличная комбинация: клуб делает деньги, а английская федерация – игроков. 

Клубная принадлежность ставит «Уимблдон» на вершину: у него очень сильный комитет руководителей. Это традиционные англичане, но все хорошо понимают бизнес и мировые тенденции. Благодаря им финансовое положение «Уимблдона» в очень хорошем состоянии. Ведь это единственный турнир «Большого шлема», у которого практически нет рекламы. Они сами делают очень большие деньги, которых им хватает.

Must-do на турнире

Если у вас есть возможность достать билет на «Уимблдон», то я советую обязательно сходить на турнир в середине – конце первой недели. Это то уникальное время, когда можно посмотреть на всех игроков, многие из которых играют на самых простых кортах. Это очень волнительный момент, когда все равны. Это потом турнир разгоняется, главные игроки выходят на Центральный и Первый корты. Но вначале ты можешь живьем почувствовать игрока. Ведь на большинстве кортов даже нет трибун, ты стоишь рядом с теннисистами и чувствуешь, как они дышат!

Центральный корт – это престижно. Но настоящие ценители знают: чтобы почувствовать «Уимблдон», надо приходить на первую неделю – и как-нибудь посидеть на холме, конечно.

Обязательно зайдите в магазин, потому что сувенир с «Уимблдона» должен быть у каждого. Даже я если куда-то еду, то своим подружкам обязательно покупаю чашки с эмблемой турнира, и они безумно счастливы. 

На самом турнире всегда дают маленькие сувенирные наборы, в которых все в белых и сиреневых цветах. Невероятно, насколько все продумано. Например, тарелки: белые с маленькими фиолетовыми ракетками по краям. И даже на бумажных салфетках фиолетово-зеленые полоски!

Эти детали часто не замечаешь, но особенно начинаешь их ценить, когда видишь контраст. В 2012-м на «Уимблдоне» проходили Олимпийские игры, которые оказались невероятным разочарованием. Это был какой-то очень странный турнир на задворках. Даже те же салфетки: ты настолько привыкаешь к тому, что по ходу «Уимблдона» все традиционное, что когда я на Играх в пресс-центре увидела вместо салфеток чуть ли не рулоны с бумагой, то расстроилась невероятно. Это уже был не «Уимблдон». 

Или безопасность: на самом турнире феноменальный уровень секьюрити, но они работают так осторожно, что их почти не замечаешь. А на Играх все ломовое было! И я знаю, настолько члены клуба были расстроены тем, что этот имидж «Уимблдона» был в какой-то степени испорчен, хотя, казалось бы, Олимпийские игры. Но Энди Маррей выиграл, и слава богу. Он все скрасил.

Светская жизнь

«Уимблдон» – часть «светского сезона», и публика там зачастую соответствующая. Но в один год было очень много дождя, и в ход пошло воскресенье на первой неделе, в которое обычно матчи не играются. Тогда турнир открыли для всех зрителей, сразу проявилась разница в аудитории. На корты ворвалось огромное количество людей, которые никогда в жизни не могли попасть на «Уимблдон». Контраст был неожиданный и сильный.

В 2012-м на «Уимблдоне» проходили Олимпийские игры, которые оказались невероятным разочарованием. Это был какой-то очень странный турнир на задворках по сравнению с «Уимблдоном».

Сейчас турнир старается миксовать зрителей. Есть люди, которые просто безумно любят теннис. Они ночами стоят в очереди за простыми входными билетами, сидят на том самом холме. И есть высший свет. В самые высокие ложи тебя в джинсах не пустят, соблюдение дресс-кода обязательно. И когда ты в такие ложи приходишь, это так здорово! Тебя встречают военные, тебе дают красивый цветок, проводят в ресторан. Все невероятно красиво!

И ты понимаешь, что смешение это происходит, но происходит органично. Кто-то приходит выпить Pimm’s, кто-то – посмотреть матчи звезд, но все знают, что теннис – это приятно. 

Фото Валентины Корабельниковой

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: