Люди

Как англичанин Кит Бикет создал в России бизнес и почему он не спешит возвращаться в Лондон

28-летний лондонец Кит Бикет переехал в Россию еще студентом. Там он начал работать в образовательном проекте, обрел друзей и теперь не торопится возвращаться домой. Гульнара Сапаргалиева спросила у него, как ему живется в России, чем он занимается и что ему нравится и не нравится в чужой стране.

Почему Россия?

Про русских очень много странных стереотипов. В Европе некоторые до сих пор думают, что русские – это коммунисты и «совки». Мне захотелось составить собственное мнение о России. 

Первым русским городом для меня стал Питер. Я снял комнату у местной бабушки в квартире у Финского вокзала. Питер мне так понравился, что я решил вернуться [в Россию]. Но в следующий раз я поехал дальше: в Томск. Я знал, что там никто не говорит на английском, и это было необходимо для прокачки моего русского. Потом я перевелся в воронежский вуз вслед за своим сокурсником из Бата. Мы сняли квартиру и зажили веселой студенческой жизнью. Я научился играть в русский бильярд, стал смотреть постановки по Чехову в местном театре, обрел новых друзей. Русские очень гостеприимные, открытые. Особенно в провинции. 

Как ты оцениваешь русское образование?

У вас до сих пор царит викторианский стиль, где учитель – это ментор, который знает правильные ответы, и студенты должны за ним повторять. Никакого собственного мнения! Студентам не дают возможности спорить, критически и творчески мыслить. Они боятся думать вслух и показаться неправыми. Благодаря обучению в российских вузах у меня и появилась бизнес-идея. 

Из Воронежа я переехал в Москву, где организовал компанию Futuresay. Мы обеспечиваем образовательный сервис для русских бизнесменов. Мы обучаем английскому, деловой переписке, корпоративной этике, учим свободно говорить. Русские иногда используют странные или неуместные конструкции на английском, не учитывая языковых нюансов. Люди годами делают одни и те же ошибки и даже не подозревают об этом. 

А самая большая проблема – это языковой барьер. Удивительно, что когда в русском офисе появляется англичанин или американец, то русские начинают жутко стесняться говорить на английском, хотя у многих он есть, как минимум, на уровне intermediate. Люди бояться ошибиться и выглядеть глупо. С этим определенно нужно бороться, иначе не будет языкового прогресса. Для этого я и создал свою компанию.

У вас есть офис в Лондоне?

Там мы пока занимаемся только частными уроками. Я в курсе, сколько в Лондоне живет русскоговорящих людей, поэтому планирую возвращаться и развивать бизнес. Я надеюсь, что к нам, компании, которая была открыта в Москве, будет больше доверия. Мы понимаем Россию изнутри и знаем, с какими языковыми проблемами могут столкнуться русские за границей. 

Кто ваши клиенты?

В основном это бизнесмены. Это либо русские компании, либо западные организации, у которых есть офисы в России. У наших клиентов довольно сносный английский, но для выхода бизнеса на международный уровень этого недостаточно. Наши тьюторы подбирают программу обучения под нужды клиентов, помогают постичь языковые и культурные тонкости. Кроме частных уроков у нас также есть приложение, где можно отслеживать свой прогресс. 

Многие русские, давно живущие в Англии, все равно говорят на английском плохо или вообще не говорят. Это ваши потенциальные клиенты?

Если человек способен признаться себе, что его знаний недостаточно, что ошибаться не зазорно, то мы сможем ему помочь. Не все готовы признаться себе в том, что их английский неидеален. Людям часто лень, поэтому им проще тусоваться среди русских и не ассимилироваться. У меня такая же история с русским. 

На каком уровне у тебя русский?

Я могу поддержать разговор, но не могу говорить так же свободно, как на родном языке. Я поставил себе цель: выучить язык, коль уж я здесь живу. Русский для меня – это каждодневная борьба. Он слишком живой и, скорее, состоит из исключений, чем из правил. На русском надо дышать, чтобы понимать его. Только спустя два года в России у меня появился какой-то базовый уровень. В последние года полтора я наконец перестал переводить в голове на английский. 

Мне нравится, что русские поддерживают иностранцев, изучающих их язык. Благодаря этому я и стремлюсь говорить лучше. Но чтобы зазвучать как «нейтив-спикер», надо провести в России минимум лет десять. В какой-нибудь Испании я уже через пару лет буду говорить, как носитель. Русский требует больше времени.  

Русские грубые?

Когда я понял, что русская грубость – это просто прямота, мне стало легче вас понимать. В этом есть много смысла. Я даже заставляю своих английских друзей говорить напрямую.

Но вот русский сервис бывает ужасен. Иногда складывается ощущение, что тебе не хотят продать товар, а хотят наказать. В местах, где ты платишь, к тебе вроде бы должны относиться с уважением. Но я часто сталкиваюсь с тем, что у официанта плохое настроение или ему не до меня. В России нет понимания, что клиент прав. Иногда ты обращаешься в какой-нибудь сервис с вопросом, а тебе отвечают: «Это не моя обязанность, это мой коллега за это отвечает». Но ведь клиента это не должно волновать! Сотрудники представляют компанию, а не самих себя. Важно, чтобы клиент остался доволен.

На наших курсах мы обучаем профессиональному общению, мы учим требовать хороший сервис и выражать жалобу корректно. Умение грамотно общаться – первостепенная задача для бизнеса.

А как тебе сервис в русском посольстве?

Неплохо. Мне, конечно, помогает, что я говорю в посольствах на русском. Я там частый гость, приходится много возиться с документами. Но, зная, как тяжело русским получить визу в Англию, я не жалуюсь. 

Ты следишь за политическими новостями в России? 

Я стараюсь особо не вовлекаться: я, в основном, на бизнес настроен. Очень легко критиковать такую сложную страну, как Россия, но в каждой стране есть свои проблемы. Из последнего, что меня поразило, – это дело Голунова. Я был удивлен, что медиа так скооперировались и встали на защиту журналиста. Для Запада это нормальная практика, но то, что это произошло в России и что это в итоге сработало, мне кажется победой. 

Что тебе кажется в России странным?  

То, что мусор не утилизируют. Это меня по-настоящему расстраивает. Чтобы правильно выбросить мусор, надо куда-то ехать, и еще не факт, что его в итоге утилизируют грамотно. Людям почему-то все равно. Я думал, что все должны переживать, что происходит с нашей планетой. 

Планируешь ли ты возвращаться?

В Лондоне у меня семья и друзья. А в Москве – бизнес и друзья. Я обожаю Москву: людей, еду, огромное количество возможностей. Правда, каждый февраль я думаю: «Все, это точно моя последняя зима здесь». А потом наступает лето, и я снова никуда не хочу уезжать. Я думаю вернуться в Лондон, когда бизнес окрепнет, и я смогу вести дела из Англии. 

Что общего между русскими и британцами?

Юмор и сарказм. Я знаю, что среди русских британский юмор считается несмешным, однако над моими шутками русские смеются. В Испании, например, мой юмор не понимали. Также и русские, и британцы довольно высоко ценят «культуру пития». Неизвестно, кто пьет больше (смеется).  

Что ты полюбил из еды?  

Сырники со сметаной и вареньем. По ним я даже скучаю, когда уезжаю надолго из Москвы. Пельмени мне тоже нравятся, но они похожи на равиоли.  Еще я обожаю кавказскую и среднеазиатскую кухню, все эти пловы и хачапури. Жаль, что в Лондоне эти кухни не так популярны. 

А по английской еде скучаешь?

Я скучаю по воскресным ростам. В основном потому, что обычно это про коллективные посиделки с семьей и друзьями. В России люди редко едят в компаниях. Я часто ем один, а если ко мне присоединяются друзья, то они могут ничего не есть, а просто так сидеть и разговаривать со мной. Мне нравится английская традиция есть вместе. 

Что ты скажешь о русских женщинах и культуре ухаживания в России?

В России сильны патриархальные традиции, которые распространяются и на отношения полов. У русских женщин более традиционный взгляд на гендерные роли, чем, например, у европейских женщин (смеется).