Актуально

Что за юбилей отмечает «юбилейный» ЛГБТ-прайд в Лондоне. И почему это не только о геях, а о всех нас

6 июля на Трафальгарской площади в Лондоне пройдет ежегодный гей-парад Pride in London, но на этот раз у него «юбилейная» тематика – 50 лет со времен Стоунволлского бунта в Нью-Йорке. Это был первый случай в истории, когда геи оказали сопротивление полиции, оказавший большое влияние на общество, в том числе и на британское, где в последние 50 лет тоже шла активная и нелегкая борьба за права ЛГБТ-сообщества.

Рассказываем подробнее, что отмечается в этом году, а заодно – про то, как в эти полвека менялось отношение к ЛГБТ в Великобритании.

«Самое важное событие в истории ЛГБТ»

В этом году лондонский гей-парад Pride in London связывают с юбилейной цифрой «50 лет» и называют «юбилейным», но на самом деле местному прайду пока еще 47 лет. Все дело в том, что в этом году исполняется 50 лет со дня Стоунволлского бунта – пожалуй, самого важного события в истории ЛГБТ. Кстати, дату для первого официального парада в Лондоне (1 июля 1972 года) году выбирали по принципу: ближайшая суббота к Стоунволлскому бунту.

На Стоунволлском бунте стоит остановиться подробнее – именно он сыграл определяющую роль в том, как ЛГБТ-сообщество начало бороться за свои права в США, в Британии и во всем мире. Это первый в истории случай, когда геи вступили в конфликт с полицией. Тогда в США геев преследовали на законодательном уровне, и 28 июня 1969 года полиция ворвалась в самый популярный гей-бар Нью-Йорка Stonewall Inn с рейдом – и получили отпор.

Для мирового ЛГБТ-сообщества Стоунволлский бунт стал некой точка отсчета. Права и свободы геев ущемлялись давно, но именно в этом месте и в этот день чаша терпения переполнилась: толпа бросилась на полицейских. В баре было всего 205 человек, но к ним присоединились прохожие. А дальше начались стихийные беспорядки по всему району Гринвич-Виллидж. 

Начало борьбы

Стоунволлский бунт стал началом борьбы гомосексуалов за свои права, а главное, дал им чувство уверенности, что эти права у них есть. Во многом благодаря этому восстанию мы знаем прайды такими, какими они являются сегодня. Именно поэтому в этом году лондонский гей-парад – трибьют Стоунволлскому бунту. 

Кроме того, по традиции на Pride in London уделяют много внимания жертвам гомофобии в разных странах мира: вспоминают геев, подвергшихся преследованиям в мусульманском сообществе, а также погибших в Орландо во время массового расстрела. Обязательная часть прайда – шествие с флагами стран, в которых ущемляют права геев. Флаг России после принятия закона о запрете пропаганды гомосексуализма проносят в этой колонне каждый год. 

Организатор первого гей-парада в Лондоне: «В нас бросали мусор»

В том же 1969 году, когда произошел Стоунволлский бунт, в Британии собралась первая группа активистов Campaign for Homosexual Equality – они боролись за равные права для представителей ЛГБТ. Первый гей-парад был организован уже тремя годами позже: на улицы вышли около 1000 человек по маршруту от Трафальгарской площади до Гайд-парка. 

В 2015 году Pride in London собрал миллион (!) человек и стал седьмым самым крупным гей-парадом в мире. В нем принимают участие не только геи, но и все, кто их поддерживает, приходят в том числе и семьи с детьми. Среди спонсоров мероприятия крупные британские банки, супермаркеты, авиакомпании, Amazon, Facebook и другие. Многие компании в этот день меняют цвета своих логотипов на радужные. 

 

В 1972 году все было иначе. Как вспоминает ЛГБТ-активист Питер Тэтчелл, который помогал в организации первого парада, он не знал, чего ожидать: «Было неизвестно, придет ли кто-то вообще. В это время все гомосексуалы прятались, никто не хотел публично показывать свое лицо. Когда на прайд пришла тысяча человек, мы были очень удивлены. Атмосфера была карнавальная, но в то же время парад транслировал политический посыл о равных правах и свободах. Что до реакции публики, то треть была настроена очень враждебно – в нас бросали мусор, монеты, выкрикивали оскорбления. Но была и другая треть, которые были изумлены, что ЛГБТ-движение не побоялось выйти на улицы. Многие приветствовали нас, хлопали – одним словом, мы поддерживали». 

Британские полицейские: он ненависти до любви 

На первом гей-параде в Лондоне присутствовало очень много полиции – на каждого из участников приходилось почти по одному офицеру. Как вспоминают активисты движения, полицейские тоже вели себя враждебно, оскорбляли представителей ЛГБТ и в целом относились к ним как к преступникам. Хотя гомосексуальные отношения декриминализировали в 1967 году, полиция продолжала арестовывать геев за «непристойное поведение», и число осужденных после декриминализации резко выросло. Поцелуй на улице между людьми одного пола считался ‘criminal conviction’: дальше суд, штраф или даже тюрьма.

На первом гей-параде в Лондоне было много поцелуев. Полицейские не могли одновременно задержать такое количество людей – поэтому агрессия оставалась их единственной опцией.

Сейчас полицейские продолжают присутствовать на гей-парадах. Но теперь они не только охраняют порядок, но и принимают в них участие. Например, несколько лет назад офицер Metropolitan Police во время прайда сделал предложение своему бойфренду. Тот сказал «да», а Metropolitan Police завела себе  отдельный «радужный» Твиттер. Там полицейские-геи делятся фотографиями полицейских машин, раскрашенных в яркие цвета, рассказывают о своем участии в жизни ЛГБТ-коммьюнити, показывают однополых пар-офицеров. 

Статья 28, прогрессивная Тэтчер, принцесса Диана без перчаток

С 1972 года количество участников лондонского прайда продолжало расти. В 1987 году их было уже 15 000.

А в 1988 году консерваторы приняли закон Local Government Act, в котором была статья 28, предписывавшая местным властям не поддерживать однополые отношения, в том числе в школах, получающих господдержку. В числе прочего статья запрещала называть такие отношения семейными.

На Pride in London это произвело эффект разорвавшейся бомбы – разозлились даже те, кто до этого не выходил маршировать и только робко нащупывал границы новой реальности. Из-за закона в 1988 году на улицы вышло вдвое больше людей: уже не 15 000, а 30 000. С тех пор прайд начал стабильно набирать в количестве участников – и так до рекордного 1 000 000 в 2015 году.

Нельзя сказать, что после принятия закона о запрете пропаганды однополых отношений число участников гей-парада увеличилось только из-за их энтузиазма и чувства несправедливости. Со стороны правительства тоже происходили либеральные подвижки. Так, премьер-министр Маргарет Тэтчер сделала заявление, в котором сказала: «Детей, которых мы хотим учить уважать традиционные моральные ценности, нужно учить, что быть геем – их неотъемлемое право». 

Статья 28 была упразднена только в 2000 году в Шотландии и в 2003 году – по всему Соединенному Королевству.

Королевская семья и ЛГБТ

Вместе с ростом лондонского гей-парада расширялся и круг вопросов, к которым привлекалось внимание. Участники прайда стали больше говорить о ВИЧ и системе здравоохранения. Это привело к тому, что в 1987 году принцесса Диана лично открыла первую палату для пациентов с ВИЧ. Этот момент запомнился тем, что она пожимала руки каждому инфицированному. Без перчаток. 

А в 2019 году принц Уильям побывал в благотворительном центре помощи бездомным молодым людям из квир-сообщества, где он сказал, что «абсолютно нормально отнесется к тому, что кто-то из его детей – ЛГБТ». Так он стал первым в истории представителем британской королевской семьи, открыто признавшим свое лояльное отношение к ЛГБТ. 

Что такое прайд сегодня и почему он не только о геях, а о нас всех 

Гей-парады уже давно не только о гомосексуалах. Прайды скорее отмечают общечеловеческие ценности свободы и справедливости. Например, в 60-х годах вместе с ЛГБТ-сообществом за свои права боролись феминистки, чернокожие и другие люди, чьи права ограничивались из-за их пола, происхождения или убеждений. Идеи у них были разными, но цель была одна: право быть другим или другой. 

Во время первого лондонского гей-парада шествие поддержали случайные прохожие, хлопая и скандируя – они аплодировали не чьей-то ориентации, а смелости бороться за свои права всем вместе. Это давало надежду на перемены всем: домохозяйке, уставшей сидеть в декрете, рабочему, которому не оплачивают сверхурочные часы. Радужная карнавальная атмосфера прайда при этом сообщала: перемены – это праздник. 

Сколько из тех сотен тысяч людей, которые выйдут на прайд в этом году, будет принадлежать к ЛГБТ-сообществу, проверить невозможно, да и не нужно. Если отбросить разговоры об ориентации, то это были люди, нарисовавшие радугу на щеке и вышедшие на улицу, чтобы слиться в едином порыве с тысячами самых разных людей, согласных в том, что если бороться за право быть собой, то жить становится лучше.

Фото Кати Никитиной (Pride in London, 2016)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: