StartUp

Кто такая ANNA и как она помогает предпринимателям бороться с финансовой рутиной

В сентябре 2017 года российские предприниматели Эдуард Пантелеев и Борис Дьяконов объявили о запуске финансового помощника для предпринимателей в Британии – ANNA Money. Сервис, в создании которого также приняли участие Никита Филипов, Вячеслав Акулов, Андрей Пачай и Далджит Сингх, рассчитан на владельцев малого бизнеса и обещает снять с них рутинные задачи, связанные с финансами. Спустя семь месяцев после запуска сервиса ZIMA пообщалась с его CEO (Эдуардом Пантелеевым) и кофаундером (Борисом Дьяконовым).

Для Пантелеева и Дьяконова ANNA – не первый совместный банковский проект. Будущие партнеры познакомились в 2008 году в Екатеринбурге. Пантелеев тогда был вице-президентом Пробизнесбанка, а Дьяконов – совладельцем екатеринбургского «Банка24.ру».

Пантелеев вспоминает, что знакомство произошло в очень неудачный для него вечер. Он приехал договариваться о покупке одного из крупнейших на тот момент в Свердловской области банков –  «Северная казна», но его владелец Владимир Фролов предпочел сделку с Альфа-банком («Потому что Альфа-банк круче, чем ты, и серьезнее, и солиднее», – цитирует Фролова Пантелеев).

Расстроенный Пантелеев ехал по Екатеринбургу с коллегой, когда тот предложил ему заглянуть в «Банк24.ру», которому, по его словам, как раз нужна была помощь. Несмотря на время, близившееся к полуночи, в офисе они застали Бориса Дьяконова. Тот воспринял идею возможного партнерства с москвичами скептически, но на следующее утро перезвонил и предложил ее обсудить. «Потом, – вспоминает Пантелеев, – мы стали обсуждать, долго-долго обсуждали по телефону. А потом заключили сделку. Сложная была сделка, так и познакомились». В результате этой сделки Пробизнесбанк стал собственником екатеринбурского банка.

В 2013 году предприниматели вместе с Антоном Сизовым, Евгением Кобзевым и Андреем Завьяловым запустили новый проект – сервис «Кнопка». Проект обещает: «Берем на себя бухгалтерию, юридические вопросы, общение с банками и налоговой, вы – развиваете бизнес». Через год у «Банка24.ру», которым управляли Дьяконов с Пантелеевым, отозвали лицензию, и бизнес перезапустился под новым именем – «Точка». Он стал первым в мире digital-банком, использовавшим Facebook-ботов для осуществления банковских платежей. В России он так и позиционируется: «банк для предпринимателей».

Эдуард Пантелеев – сооснователь Anna Money
Эдуард Пантелеев 

Знакомьтесь, ANNA

Идея британского сервиса похожа на российские «Точку» и «Кнопку». ANNA помогает переводить средства (пока только в британских фунтах), получать деньги на свой счет, пользоваться корпоративной картой со всеми базовыми атрибутами и выставлять счета. Она также следит за оплатой инвойсов и напоминает про сроки сдачи налоговых деклараций. Полное название новой компании – Absolutely No Nonsense Admin Ltd. 

Работа над проектом в Британии началась в 2016 году. До этого его хотели реализовать в Южной Африке.

«На нас вышел африканский Standard Bank с идеей делать digital-банк. Мы сначала не очень поверили в эту историю, но потом встретились с этими людьми и решились, – рассказывает Пантелеев. – Общались около девяти месяцев, встречались то в Йоханнесбурге, то в Лондоне, то в Екатеринбурге. Уже даже согласовали коммерческие условия. У меня были билеты, я должен был лететь в Африку и искать офис, с семьей договорился, что мы переезжаем. А потом произошла встреча с руководителем группы, который сказал, что надо выполнить определенные условия. Он не хотел доставлять проблем, но эти условия были просто невыполнимы. Так бывает. Но ребята, которые занимались этой историей со стороны глобального Standard Bank, предложили запустить проект в Лондоне. Мы с Борей тоже об этом думали, но сначала не решались. Начали присматриваться к Лондону, и эта идея нам стала все больше нравиться. Мы поняли, что здесь мы по крайней мере можем говорить с клиентами, понимать их, нам не нужен переводчик».

Пять тысяч пользователей и британский юмор

Сегодня у ANNA порядка 5000 пользователей. Сервис представляет собой эмуляцию банковского счета с дебетовой корпоративной картой. Только карта еще и «мяукает» (издает соответствующий звук при оплате). «Эту фишку придумали уже не мы, мы были не способны на столь тонкий британский юмор», – говорит Борис.

По словам руководителей ANNA, в их команде много креативщиков, и именно в этой тусовке родилась идея с мяуканьем.
Сама ANNA тоже больше тяготеет к креативной индустрии. «Дизайнеры, youtube-продюсеры, контент-продюсеры, рекламщики – это большой сектор, огромный, очень быстро растущий, – объясняет Эдуард. – Их модель потребления наших сервисов самая адекватная. Они много «транзачат», используют нас так, как им нравится». Дьяконов добавляет: «Нам нравятся именно такие клиенты, но приходят все. И дог-вокеры, и бьюти-салоны».

Клиентская аудитория в Лондоне отличается от российской. Партнеры это замечают, но проблем не испытывают: «Различия понятны. В России люди привыкают работать по найму. В 45 лет они боятся уходить куда-то, а тут довольно часто встречается история, когда человек набирается определенного опыта, знаний в каком-то очень конкретном сегменте и дальше открывает свою компанию. Это очень расчетливо – гораздо более calculated risk, как они говорят».

Ведение бизнеса: Россия vs Британия

ANNA создают более 50 человек из разных стран. В customer experience по большей части британцы. Разработчики в основном русскоязычные, маркетингом занимается международная команда.

«Я бы не стал делить команду по национальному признаку, – отмечает Эдуард Пантелеев. – Я не люблю обобщать: «русские» или «иностранные», это неправильная категоризация. Есть люди ленивые, а есть более работоспособные. Есть люди более исполнительные, а есть менее. Есть люди, которые ждут более четких инструкций, а есть люди, которые готовы работать с неопределенностями».

Оба партнера уверены, что в Британии развивать проект им будет проще, чем в России. «Вести бизнес, конечно, комфортнее в Британии, мы не чувствуем тут себя иностранными предпринимателями, – делится Пантелеев. – Даже наоборот. Вот в России лично у меня большой опыт и много связей. И, казалось бы, там было бы проще. Но мы здесь компанию запустили, и завертелось. Я не могу себе представить, что я мог бы это сделать в России, если бы приехал, например, из Великобритании. Я думаю, что в России, будучи иностранцем, я бы испытывал куда больше сложностей».

Борис Дьяконов

Лондон нравится предпринимателям и как город для жизни.

«Для меня Лондон прежде всего гораздо более коммуникабельный, это все какие-то тесные комьюнити. Я довольно долго жил в Москве, Подмосковье и никогда не знал своих соседей. А здесь я прихожу в кафе и узнаю людей, т. е. у меня есть маленький мирок, с которым я себя ассоциирую. Рабочие вопросы я могу решать, пока веду детей в школу. Иду за руку с дочерями и часто по дороге звоню Боре, возникает диалог, – делится Эдуард. – Мне очень нравится ощущение глубины общества, оно становится немного другим, не абстрактным. Мне кажется прикольным, что есть Хэмпстед и есть Сохо. И там совершенно разные тусовки, люди сильно отличаются. Есть юристы, которые работают в Сохо, и они совершенно не такие, как в Сити. То есть это тоже юристы, но они одеваются по-другому, разговаривают по-другому. В почте по-другому общаются. Этого нет в Москве, я этого, по крайней мере, не чувствовал».

Дьяконов смеется: «Эдуард переезжал в Лондон из Москвы, и для него это апгрейд. А я переезжал из Екатеринбурга – мне казалось, что это даунгрейд. Разве есть город лучше, чем Екатеринбург?» Свободное время Борис чаще старается проводить не в Лондоне, а в открытом море – он заядлый яхтсмен. Даже разговор с ZIMA вел по скайпу, стоя на яхте где-то в районе Сицилии.

«Играем свою музыку»

«Пусть будет цифра – миллион клиентов через пять лет», – озвучивают свои амбиции руководители ANNA. Они не собираются расширять целевую аудиторию сервиса, как и не собираются (во всяком случае, сейчас) делать универсальный финтехпродукт. Их задача – стать незаменимым помощником для руководителей малого и среднего бизнеса.

«Наша задача – не кучу научной новизны наворотить, а просто сделать что-то удобное, – объясняет Дьяконов. – Именно в попытках сделать что-то удобное ты случайно попадаешь прямо в боль, в потребность, и тогда случается взрывной product market fit. Но иногда надо сделать 100 удобных маленьких вещей, чтобы получился спокойный product market fit».

Пантелеев и Дьяконов, естественно, знают про успех Revolut – британской финтехкомпании с русским основателем Николаем Сторонским, ставшей «единорогом» в прошлом году. «Сказать, что мы не следим за ними, будет глупо, – говорит Эдуард. – Но и сказать, что следим, будет преувеличением. Мы в этом мире варимся и, конечно, слышим новости. Не более того».

Пантелеев сравнивает ведение бизнеса с музыкой: «Мы играем свою музыку. Нам это нравится, и мы ее играем. И надеемся, что она кому-то еще понравится. При этом сказать, что мы играем лучше, круче или громче, не можем. Публика оценит. Может быть, к нам повернется удача и она станет популярной, а может быть, нет – не знаю».

Однако ANNA не отказывается от идеи выхода после Великобритании на другие рынки. Единственное исключение – Россия, в которой уже есть «Точка». С банком, который они сами же создали, предприниматели конкурировать не хотят.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: