Полезно

Кто и как (не) зарабатывает на русских артистах в Лондоне

ZIMA проанализировала, как менялся рынок культурной жизни русского Лондона в последние 10 лет: что было, что есть, как этот рынок себя чувствует и получается ли у шоу-бизнеса зарабатывать на нас с вами.

2009 Что было 10 лет назад?

Культурно-интеллектуальная жизнь русского Лондона еще лет десять назад была скромной и предсказуемой, как солдатская тумбочка. Британия с ее особым визовым режимом и мало изученной тогда русскоязычной аудиторией долгое время была менее привлекательна для русских артистов, чем относительно понятные США, Германия и Израиль.

Году этак в 2009-м в культурно-потребительскую корзину нашего соотечественника входил небольшой набор развлечений. «Для народа» был фестиваль «Масленица» на Трафальгарской площади (2007–2014) – он проходил широко и масштабно на центральной площади города, с одобрения тогдашнего мэра Бориса Джонсона. Сначала проводился компанией Eventica Сергея Колушева, а позднее – Ольгой Балаклеец и Ensemble Productions.

Концерт всегда был сборным, программа из года в год бывала довольно разная: от Димы Билана и Олега Газманова до Billy’s Band и «Чайфа». Напоминало масштабные казенные гуляния в честь дня Москвы и посещалось неизбалованными работягами из стран Балтии. Зрители не платили за это ни пенса – праздник в разные годы поддерживали Минкультуры РФ, правительство Москвы, правительство Татарстана, олигарх Прохоров – всех и не упомнишь. 

С 2014 года у фестиваля начались проблемы с господдержкой, и широкая когда-то «Масленица» сузилась до небольшого камерного концерта, наполовину состоящего из местных исполнителей, и в таком виде ежегодно проводится до сих пор. 

Кстати, Ensemble Productions c 2006 года до сих пор проводит и другое ежегодное мероприятие – Russian Icons Gala в London Coliseum, на которое приезжали и приезжают выступать мировые звезды балета – не только из России, но и из других стран. И тут, наоборот, все в полном порядке: его поддерживают международные спонсоры – UBP, Giberg и Blavatnik Family Foundation. 

Правда, сравнивать это с «Масленицей» нельзя: русский балет – это ценность мирового значения, и на Russian Icons Gala (а также на регулярные гастроли Большого и Мариинки, которые в Лондоне проводятся чуть ли не с советских времен) ходила и ходит не русская диаспора, а весь Лондон.

Еще были хорошие события фонда Academia Rossica, проводившиеся при поддержке российского Ельцин-центра. Одно из них – фестиваль русской литературы SLOVO (2008–2016), с самого начала он был приурочен к Лондонской книжной ярмарке. Для здешних книголюбов это была хорошая и долгое время единственная в году возможность пообщаться с писателями Быковым, Шишкиным, Прилепиным и Улицкой в течение одной недели.

Вера Полозкова на фестивале SLOVO

Другое детище «Россики» – Фестиваль российского кино в Лондоне (2007–2013). Каждую осень в кинотеатре вблизи Piccadilly Circus можно было увидеть самые новые российские фильмы и пообщаться с режиссерами и актерами. Этот фестиваль был куда скромнее и демократичнее, чем пришедшая ему на смену Неделя российского кино (ее с 2016 года проводит Филип Перкон), куда теперь съезжается половина российского кинобомонда. А программа была не хуже.

Директор Academia Rossica Светлана Аджубей не раз повторяла, что эти мероприятия в Лондоне делаются не для того, чтобы развлечь местного эмигранта, а для более высокой миссии – познакомить британцев с русской культурой. Но на практике было так: приходишь что на SLOVO, что на Кинонеделю – и видишь там главным образом одни и те же приятные лица своих русских друзей.

Коммерческая инициатива, рассчитанная на диаспору, тоже была: 10 лет назад в местных русскоязычных газетах можно было увидеть рекламу концертов и Валерия Меладзе, и «Любэ», и «Мумий Тролля», и Юрия Гальцева. Это были первые попытки исследования рынка – вслепую и на ощупь. Сколько русских живет в Лондоне и в стране – никто не считал. Какие у них культурные запросы – тоже было непонятно. А у самих организаторов нередко не было никакого опыта. На дворе заканчивались «нулевые», но русский гастрольный бизнес в Лондоне душой был еще в 90-х.

2011 Театр, который начался с Абрамовича

Новое десятилетие в русском Лондоне можно назвать репертуарным – оно началось с гастролей театра «Современник» в 2011 году. 

Строго говоря, это был не первый случай, когда в Лондон приезжала целая труппа. За год до этого в город приезжал Театр Маяковского. Но то была разовая акция и расчет на диаспору. Залы собрали, зрители остались довольны, но организаторы повторить этот опыт больше не пытались.

А вот с «Современника» началась эпоха больших гастролей: аренда лучших площадок, 100 и больше человек на выезде, фуры декораций и реклама в английских газетах и метро. На афише скромными, но видными буквами было напечатано: «При поддержке Романа Абрамовича». 

Организатором первых гастролей «Современника» в Лондоне была Оксана Немчук, глава компании Artsbridge из Киева. Потом она же дважды привозила Театр имени Вахтангова и Театр имени Пушкина.

«Евгений Онегин» в исполнении актеров Театра Вахтангова

На вопрос, как получилось, что продюсер из Украины устраивает в Лондоне гастроли лучших русских театров, Оксана отвечает, что никакого счастливого случая не было: она увидела эту возможность и долго работала над тем, чтобы воплотить ее в жизнь. «Я приезжала в Лондон, писала письма, много встречалась с театральными группами, которые поначалу смотрели на меня с удивлением: женщина из Украины, с русским театром… Все это казалось слишком идеалистичным». Но на деле оказалось, что интерес проявили и публика, и спонсор, который одним только своим именем на афише резко усилил интерес британцев к гастролям. 

«Имя Романа Абрамовича – большой бонус в любом продвижении. И тогда это отлично сработало, – рассказывает Оксана Немчук. – О нем говорили едва ли не больше, чем о самом театре: как это так, Абрамович поддерживает не футбол, а Чехова».

Помимо громкого имени спонсор покрывает значительную часть расходов. Стоимость гастролей такого уровня – от £200 000 до £500 000. «Около 30% от бюджета обычно дает касса, еще 20–30% – господдержка от Минкультуры, остальное – деньги Романа Аркадьевича», – рассказывает Оксана.

Как и в случае с балетом, главный зритель этих спектаклей – не русский эмигрант, а широкий круг лондонских театралов, для которых постановки сопровождаются английскими субтитрами. «На последних гастролях не говорящих по-русски зрителей было порядка 70%. И на предыдущих было примерно так же – 60 на 40», – поделилась наблюдениями Оксана Немчук. 

В этом году в октябре она привозит в Barbican новый коллектив – московский Театр наций. И снова при финансовой помощи Абрамовича, который сам хоть и испытывает трудности с британской визой, но здешнего зрителя без русского театра не оставляет.

2012 Gift of Life для больных детей

В 2012-м Лондон стал праздновать старый Новый год в гостинице Savoy – масштабно, с именитыми гостями и участниками: в разные годы на этих вечерах бывали (в качестве гостей или ведущих) Чулпан Хаматова, Стивен Фрай, Рэйф Файнс, Владимир Познер, Владимир Спиваков – известные имена тут можно перечислять очень долго. 

Эти вечера ежегодно проводит фонд Gift of Life – сестринский фонд российского фонда «Подари жизнь». Эта история абсолютно не рыночная, но и обойти ее вниманием нельзя: старый Новый год Gift of Life был и остается самым красивым светским событием в русском Лондоне.

Каждый год продажа билетов и аукцион собирают сотни тысяч фунтов для фонда «Подари жизнь»: такими цифрами не может похвастаться ни одно коммерческое мероприятие русского Лондона.

2014 Театр для народа

В какой-то момент (году в 2014-м) компанию «большому театру» Абрамовича в Лондоне стал составлять «малый театр» антреприз и стендапов. В отличие от гастролей «Современника» и Театра Вахтангова эти небольшие спектакли привозили в Лондон местные русскоязычные предприниматели – для русскоязычной же диаспоры и без спонсоров. 

Поначалу был успех. Лондонский зритель, как лосось на нерест, шел на громкие имена: на афишах значились Гоша Куценко, Нонна Гришаева, Дмитрий Дюжев, Марат Башаров, Елена Яковлева. Чаще всего эти представления шли в Logan Hall – актовом зале университета UCL. Потом выяснилось, что известное имя не всегда гарантирует хороший спектакль. А еще эти демократичные постановки стала посещать та публика, что ходила на «Масленицу». Люди ходили за пивом в буфет прямо во время представления и громко свистели при выходе артистов. Зритель с тонкими душевными изгибами страдал от этого, как салтыковский помещик. Кое-кто в Logan Hall ходить просто перестал. Тем не менее антрепризы в Лондон приезжают до сих пор и находят своего зрителя.

Организаторы спектаклей в частной беседе признаются, что заниматься ими стало менее выгодно, чем раньше.

Хозяйственная сторона выглядит примерно так: стоимость шоу – от £12 000–13 000 (самые дешевые), иногда бывают £20 000 и больше. Сюда кроме гонорара входят визы, перелеты, гостиницы, суточные – не только для артистов, но и для всей группы, которая может быть большой: обычно, если зритель видит на сцене двух артистов, это значит, что в Лондон приехало человек семь. Плюс аренда зала, комиссия продавцам билетов, реклама, страховки – все это должна окупить касса.
Если от спектакля бывает прибыль, то небольшая. А бывают спектакли убыточные, и в целом баланс держится около нуля и стабильного дохода не приносит. 

По делу сильно ударило падение курса фунта в 2016 году: российские артисты обычно выставляют гонорар в евро. И если гонорар составлял (условно) €5000, то в 2016 году это было чуть больше £3500, а сейчас – больше £4500. 

Есть и другая проблема: для театрального представления нужна хорошая площадка, а ее невозможно снять на один день – в театрах идут представления, и даже если у них бывают свободные дни, то они не могут на один день демонтировать декорации, а на два или три спектакля можно не собрать публику.

2015 Не слишком ли много всего?

Свою роль играет и конкуренция: некоторые собеседники ZIMA считают, что русский рынок в Лондоне перенасыщен событиями. Помимо тех, кто здесь прописался давно, постоянно появляются новые продюсеры, как местные, так и зарубежные – из Германии, Израиля, России. Лондон многим кажется городом хлебным, особенно издалека.

О том, что русских событий в Лондоне стало слишком много, говорит, например, Алекс Лиссак. Года три-четыре назад немецкое концертное агентство Peepl.De, которое он возглавляет, провело в Лондоне несколько успешных рок-концертов: они привозили «Ленинград», «Зверей», «Би-2», «Океан Эльзы» и другие группы. Однако потом он из Лондона ушел: конкуренция с другими мероприятиями сделала бизнес малопривлекательным.

Группа «Би-2» в Лондоне

Кроме того, Алекс Лиссак признается, что столкнулся с таким явлением: в Лондоне некоторые организаторы привозят артистов из России себе в удовольствие – на деньги богатых родителей, игнорируя бизнес-логику. «Я не отказываюсь в принципе от концертов в Лондоне, – говорит он. – Но придется подождать, пока они наиграются».

Еще одна проблема для организаторов концертов: русский рынок Великобритании – это только Лондон. Если, к примеру, в Германии можно привезти группу, посадить ее в автобус и отправить в тур по 5–7 городам, где живут русскоязычные немцы, то собрать зал за Лондоном – дело нелегкое. 

Гастроли кассовой русской группы по городам Британии случаются редко. В 2015 году на такое решился «Мумий Тролль» – он выступил не только в Лондоне, но и в Дублине (Ирландия), Манчестере и Брайтоне. Но «Мумий Тролль» – он такой один, для Британии эта группа в каком-то смысле местная. И они тоже ориентировались не на русского эмигранта, а на местного ценителя (по крайней мере, так они говорили). 

А, например, попытки совместить лондонский концерт «Би-2» с выступлением в Дублине, по словам Алекса Лиссака, успеха уже не принесли.

Кроме того, организатора из Германии испугал Брекзит: он признается, что помимо всего прочего поостерегся иметь дело с нестабильным фунтом.

Не смог завоевать Лондон и такой интересный проект, как «Русский бал». Организаторы из Вены (которые устраивают аналогичные балы в Москве, Вене, Биаррице и других городах) с 2013 года пытались привлечь русских юношей и девушек из России и других стран приезжать в Лондон, танцевать вальс и знакомиться друг с другом – под присмотром потомков царской семьи, с ужином из трех блюд, живой музыкой и строгим дресс-кодом. Это было дорого, но организаторы честно старались оправдать ожидания участников: первый бал прошел аж на основной площадке Альберт-холла. 

Однако неплохая идея дорогого светского нетворкинга уперлась в извечный визовый вопрос. Как объяснила организатор балов Элизабет Смагин, дебютантки (часто весьма юные), может, и хотели и могли бы приехать на бал из России в Лондон, но не всегда могли подтвердить свою финансовую состоятельность Home Office. А потом еще начались санкции, дипломатические войны, рубль, фунт и Брекзит – и свечи окончательно погасли: последний «Русский бал» прошел в 2017 году.

2016 Модно быть умным

Менее затратный, чем спектакль, концерт или бал, формат – это лекция или публичный разговор формата TED. Он очень нравится организаторам, ведь везти нужно одного  человека, а не целую группу, а билеты можно продавать по той же цене, что и на концерты.

 В нашу деревню он лет пять назад зашел одновременно с разных сторон. Стали приезжать известные лица из лектория «Прямая речь» – Дмитрий Быков, Сергей Юрский, Татьяна Черниговская и др. 

Борис Акунин и Дмитрий Быков, лекторий «Прямая Речь»

До них не то чтобы никто не выступал – выступления были. Но так, чтобы заплатить £30–40 фунтов и послушать лекцию, которую автор через неделю выложит в YouTube, – это было, пожалуй, впервые. Стало модно дорого платить за то, чтобы почувствовать себя умным.

Именно «Прямая речь» открыла русскому Лондону такое замечательное место, как Royal Geographical Society, где наши лекторы выступают до сих пор. 

Тогда же в Лондоне, кстати, открылся клуб Михаила Ходорковского «Открытая Россия», куда стали приезжать и выступать российские политологи, общественные деятели и прочие разные умные голоса с «Эха Москвы». Только Ходорковский на лекциях не зарабатывает – в «Открытую Россию» вход всегда был или бесплатный, или намного дешевле, чем у коммерсантов.

Сегодня публичные дискуссии, лекции и разговоры на любые темы – от детской психологии до каббалы – организуют несколько предпринимателей, компаний и клубов. Одной из самых интересных встреч такого формата стала публичная дискуссия в ZIMA Club о Брекзите сразу с четырьмя известными спикерами: Евгением Чичваркиным, Олегом Радзинским, Олегом Кашиным и Игорем Цукановым, которую показали в эфире телеканала «Дождь». 

Дело в целом выгодное – недостатка в слушателях в Лондоне нет, а расходная часть минимальная: иногда спикера даже не нужно привозить из России. «Если спикер местный, то почти нет расходов. Умный организатор может бесплатно получить и площадку, и команду», – рассказывает Екатерина Бархо (Barkho Productions). По ее словам, расходы на такое мероприятие могут составлять всего £2000–3000 (или до £6000–8000, если надо привозить). Они отбиваются билетами и/или спонсорской поддержкой.

2017–2019 Что появляется сегодня

В последнее время в Лондоне появляется много новых интересных культурных проектов из России или связанных с ней, но чувствуется, что их продюсеры все меньше рассчитывают заработать на русской деревне. Новые проекты или делаются при спонсорской поддержке, или в расчете на всеобщий Лондон (или и то и другое одновременно). 

Например, компания Bird & Carrot, которая особенно активна в последние три года, стремится работать со всемирно известными артистами, которые привлекают английскую публику: в их портфолио – Михаил Барышников, Pussy Riot, Наталья Осипова. Они, конечно, делают и мероприятия «чисто для русских» (пример – недавний публичный разговор Бориса Акунина и Сергея Гуриева о судьбах России). Однако, по словам главы Bird & Carrot Александрины Маркво, и с этим форматом в будущем они будут пробовать переходить на английский язык и английского слушателя.

Михаил Барышников, спектакль «Бродский/Барышников»

Недавно до Лондона доехал некоммерческий проект «М.Арт», который ставит своей целью продвигать современную русскую культуру за рубежом. Они уже привозили в Британию Леонида Десятникова, Олега Нестерова, спектакль «Неизвестный друг» с Ксенией Раппопорт, спектакль «Солнечная линия» и фестиваль Context Дианы Вишневой. 

«Мы не хотим, чтобы мы были русским проектом для русских людей. У искусства нет границ. В России сейчас происходит масса всего – так исторически сложилось, что в сложные времена случается всплеск талантов. Мы хотим, чтобы мир про это знал, а не только те, кто уехал из России», – рассказывала о целях проекта его глава Софья Капкова в интервью нашему изданию в 2018 году.

На деньги спонсоров из России с 2016 года проводится и Russian Film Week, а также идущая с нею в паре церемония вручения кинопремии «Золотой Единорог». Премия к русскому Лондону по большому счету отношения не имеет: обывателю туда не попасть, это выездная тусовка русского кинобомонда. Но за кинопоказы русские лондонцы Филипу Перкону и его спонсорам искренне благодарны.

Появляются и новые форматы «для местных». Самое интересное в этом году – фестиваль J-Fest, который прошел в марте. Это был фестиваль русскоязычной еврейской культуры, такой маленький Лимуд со спектаклями, лекциями, кинопоказами, разговорами и даже детской программой. В нем участвовал добрый десяток известных людей из России: Людмила Улицкая, Вениамин Смехов, Дмитрий Высоцкий, Галина Юзефович и другие имена. Все это опять-таки финансировал фонд «Генезис» Михаила Фридмана, который давно и последовательно поддерживает русскую еврейскую культуру в России и за рубежом. Фридману – поддержка еврейской темы, русскому Лондону – русская культура: всем хорошо, все при деле.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: