Люди

Антон Федун: «Лучше продержаться десять лет, а не два»

Для российских СМИ Антон Федун — сын акционера «Лукойла» и совладельца ФК «Спартак» Леонида Федуна («за которого удачно вышла замуж певица из Череповца Алина Успенская», — могла бы тут добавить какая-нибудь внимательная к чужой жизни газета, скажем, «Комсомольская правда»). Но в Лондоне, где деньгам удивляются меньше, Антона знают скорее в другом качестве. Здесь он — владелец и директор двух отелей: Ampersand в Южном Кенсингтоне (открылся в 2013 году) и Vintry & Mercer в Сити, появившегося недавно, в феврале 2019 года. Новая гостиница сразу же попала в списки самых «инстаграм-френдли» отелей города — благодаря ресторану с террасой, откуда открывается вид на Темзу и лондонский Сити. А еще ее владелец с гордостью рассказывает, что вся электроэнергия в здании поступает из возобновляемых источников. Корреспондент ZIMA отправился в Vintry & Mercer на кофе и посмотреть, что в отеле такого «инстаграмного». А заодно побеседовать с Антоном Федуном о гостиничном бизнесе.

антон федун
Антон Федун

Когда вблизи кенсингтонских музеев только-только появился Ampersand Hotel (111 номеров), газета The Daily Mail писала, что отель открыли «таинственные русские». Тайн давно нет: Антон Федун — владелец и Ampersand, и нового Vintry & Mercer. И не просто владелец, но и директор: два дня в неделю он проводит в Кенсингтоне, два — в Сити. Приезжает к десяти утра, следит за порядком, мониторит загрузку и цены.

– В феврале номер в Vintry & Mercer стоил совсем недорого — £175. Сейчас, в октябре — уже £435. Это почему так? 

– Мы вначале установили низкие цены — когда только открылись и еще не было полной загрузки. Но заполнились очень быстро. Через два-три месяца после открытия мы уже были под завязку и решили повысить цены, — рассказывает Антон. — Однако номер можно снять дешевле в субботу или воскресенье: в Сити гостей больше в рабочие дни.

Цены в современных отелях все чаще бывают не фиксированные, а плавающие, как у Uber или EasyJet: на них влияют сезон, события в городе и даже погода. В городе конференция — в отелях surcharge. У Антона ценообразованием занимается целая команда.

– В 2013 году в одном из интервью вы рассказывали, что собирались открывать отели и в Москве. Получилось?

– Не получилось. Был план открыть отель в Тушино у стадиона «Спартак», но после кризиса решили не торопиться.

– В том же интервью вы ни слова не сказали о втором отеле в Лондоне. Но V&M потом открыли. Внезапно.

– Не совсем внезапно. Через два года после открытия Ampersand я понял, что дела идут хорошо, бизнес-план выполняется, почему бы не открыть еще один? Еще года два искал правильное место, правильное здание. Потом оно появилось.

– Вы сносили старое здание и строили новое. Получить на это разрешение в Сити очень непросто. Как это удалось?

– Здесь был владелец из Ливана. Сносить начал еще он. Потом у него случились финансовые трудности, и он продал проект нам. Мне досталось полуразрушенное здание и planning permission на 82 комнаты, большая часть которых смотрела в маленький атриум. Мы поменяли план, сделали внутренний садик, чтобы отель не был колодцем. Плюс достроили еще один этаж вверх и два этажа под землей. У меня не было цели открыть второй отель именно в Сити, однако этот район был одним из приоритетных — просто потому, что в нем гостиниц мало, а цены на аренду ниже, чем в Вест-Энде.

 Интерьер клуба DND

Здание Vintry & Mercer незаметное — по виду и не догадаешься, что в нем 92 комнаты. Лобби маленькое, и в нем много горшков с растениями. Напоминает то ли цветочный магазин, то ли учительскую. Антон этим искренне гордится: по его словам, отель и задумывался как зеленый оазис в каменных джунглях.

Комнаты не «в обтяжку», как часто бывает в Лондоне, но и просторными их назвать нельзя. Кровать занимает половину спальной комнаты. В номере люкс кроме спальни есть еще метров восемь свободного пространства с диванчиком на две персоны — вроде как ливинг-рум. Впрочем, выбор отелей в Сити все равно очень невелик, и спросом пользуются любые комнаты. К тому же примерно половина гостей Vintry & Mercer — это корпоративные клиенты, прилетающие из Нью-Йорка, Берлина, Гонконга, Токио и других финансовых центров мира, для которых важнее, чтобы отель был рядом с местом командировки.

Зато в отеле сразу два ресторана. Один внизу, там кормят завтраками. К нему примыкает маленький уютный «секретный» бар под названием DND. Но более популярен верхний — ресторан современной британской кухни с террасой, который открывается на обед и ужин: стейки (рибай по 500 г, килограммовые катс) и блюда из морепродуктов.

Терраса получилась почти случайно: один из углов здания должен был быть ниже, чем остальные, чтобы не закрывать вид на собор Святого Павла — в Сити действуют так называемые St Pauls height restrictions. Но она оказалась привлекательным местом. Сюда стали приходить пообедать и сфотографироваться.

Инстаграм — двигатель торговли

По мнению Антона Федуна, успех ресторана очень сильно зависит от его популярности у блогеров. Поэтому важно быть необычным.

Возьмем, к примеру, наш первый ресторан Ampersand, — говорит он. — У нас там есть чайная комната. И однажды мы придумали делать Science Afternoon Tea — потому что рядом Музей науки. Знаете, не просто чай с сэндвичами и шоколадками, а интересное интерактивное чаепитие, где гостям приносят пробирки, чтобы они делали свой собственный лимонад. Закуски подаются «с дымом», детям — сладости, которые нужно откапывать, как древние артефакты. В общем, очень увлекательно, гостям понравилось. А в прошлом году мы выиграли Afternoon tea awards, и с тех пор у нас в день бывает по сто бронирований — на выходных всегда все занято. Теперь мы и в Vintry & Mercer хотим сделать то же самое. Будет посложнее, потому что здесь деловой район, люди тут на afternoon tea особо не ходят. В Южном Кенсингтоне 90% туристы, а тут 90% — бизнесмены. Но я дал задачу команде придумать afternoon tea. Они сначала сделали что-то банальное: капкейки с Биг Беном и London Eye. Но я им сказал: «Смотрите, успех в Ampersand — в необычном, в том, что можно снять для Инстаграма». 

Вид на лобби отеля

Инстаграм – двигатель торговли?

Для ресторана — безусловно. Я ходил в один новый ресторан в Фитцровии, он благодаря Инстаграму пропиарился. 90% его успеха — именно в том, что туда все приходят фоткаться. Они очень красивую стену сделали. Куча алкоголя, интересно выглядит, прикольный интерьер. Еда — ни о чем. 

Так что важнее, еда или Инстаграм?

В долгосрочной перспективе — еда. В красивый декор люди придут один раз, и если еда там будет не очень, то больше не придут.

Ну так года два можно продержаться, а потом и закрыть. Многие рестораторы так и поступают.

Да, но лучше продержаться десять лет, а не два.

Угрозы — мнимые и реальные

– Еще, кстати, об индивидуальности, — продолжает Антон. — Сегодня многим людям надоели стандартные бренды, такие как Hilton или Mariott. Раньше это был определенный стандарт качества. Неважно, Хьюстон, Париж, Каир — у вас везде были одинаковые комнаты и еда в ресторане. Но сейчас люди стали больше путешествовать, и одинаковые комнаты начали надоедать. К тому же сейчас проще узнать информацию об отеле до того, как туда приехал. Есть отзывы, фотографии, и сейчас людей стали больше интересовать независимые бутиковые отели. И для них важно, чтобы отель был связан с тем местом, где он находится. Скучно ехать в Египет, где у тебя будет комната, как в Техасе.  Нужна связь с местом, им надо прочувствовать атмосферу. У меня Ampersand связан с Кенсингтоном. А Vintry & Mercer — с Сити. Смысл Сити — в сочетании старого и нового, и отель у нас такой же. С террасы открывается вид на церковь, которую построил сэр Кристофер Рэн. А рядом стоят современные стекляшки. Называется наш отель именами двух старинных гильдий (vintry — гильдия виноделов, mercers — торговцы тканями. — ZIMA). Но на крыше стоят ультрасовременные солнечные панели — отель использует только энергию из возобновляемых источников. Это дороже, чем обычная энергия, но зато можем гордо об этом говорить. 

– Гордостью — гордостью, но постояльцам разве не все равно, откуда электроэнергия?

– Для многих людей это важно. Была презентация одной автомобильной компании — они запустили электромобиль. И выбрали наш отель — именно из-за его экологичности. 

антон федун

– Вы готовы к тому, что после «Брекзита» Сити может потерять статус финансового центра Европы? Не боитесь лишиться ваших корпоративных клиентов? 

– Не думаю, что будут такие радикальные перемены. Сейчас, когда упал фунт, наоборот, американцы и европейцы к нам едут охотнее: им выходит дешевле. И в целом у нас хорошее место: в Сити мало гостиниц, и разрешений на строительство новых не дают. А те, что есть, довольно банальные и скучные. За исключением The Ned, но и он многим не нравится, потому что слишком большой. А у нас более бутиковый, и многие идут от них к нам. Так что меня в связи с «Брекзитом» больше беспокоит не это, а что некому будет работать. Раньше было намного больше заявок, сейчас из-за «Брекзита» меньше людей едет в Лондон. Тут и раньше-то непросто было найти хороших работников, так что нехватка рабочей силы очень даже возможна. Где-то 85% наших сотрудников — из Европы: Италия, Франция, Польша, Испания. Если они уедут, заменить их будет некому, британцы на такой работе работать не хотят.

– Еще о рисках: пару лет назад британские власти объявили, что будут пристально проверять богатых иностранцев и членов их семей на предмет связи с коррумпированными режимами у себя на родине. В народе это даже назвали «законом МакМафии». Кое-кто уже и пострадать вроде успел — жена одного азербайджанского олигарха, кажется. Вы —сын акционера российской госкомпании и миллиардера. У вас британские власти что-нибудь спрашивали о том, откуда у вас деньги?

— Нет, ничего такого не было.

Фото: Катя Туркина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: