Интересно

Дэвид Бомберг: открытие Сверхновой

Человек, без которого не существовало бы современного британского искусства. Революционер и одиночка, чьей единственной страстью была живопись. При жизни его имя было практически не известно, он умер в нищете и безвестности. Зато сегодня коллекционеры и историки искусства заново открывают миру работы величайшего британского художника ХХ века — Дэвида Бомберга. На наших глазах происходит то, что когда-то случилось с другим непризнанным гением — Винсентом ван Гогом. Персональные выставки проходят в крупнейших музеях мира, картины скупают музеи и частные коллекционеры, цены на них растут. Кто же он такой, Дэвид Бомберг?

На задворках Ист-Энда

История Дэвида Бомберга напоминает сказку о Золушке, с той только разницей, что в реальной жизни все закончилось трагически.  Детство художника прошло в лондонском Ист–Энде, самом бедном и неблагополучном районе города. Там в маленькой комнатушке без ванной и туалета ютились Бромберги, еврейские эмигранты из Польши. В семье было одиннадцать детей, и заработка отца, кожевника, едва хватало на пропитание.

Мальчик с детства обожал рисовать, и его мама, заметив увлеченность сына, решила его поддержать. Она устроила в их жалкой коморке некое подобие мастерской — так началась история художника Дэвида Бомберга. Юноша получал профессию литографа и брал дополнительные классы по рисунку, как только выдавалась свободная минута. Денег все так же не хватало, и Дэвид иногда подрабатывал натурщиком. Однажды его пригласили позировать в дом модного светского портретиста Джона Сарджента. Сарджент разговорился с натурщиком и узнал, что тот мечтает стать художником. Этот разговор изменил жизнь Дэвида Бомберга.

Дэвид Бомберг
Ju-Jitsu. David Bomberg, 1913

Сарджент заметил дарование бедного юноши из еврейского гетто и решил ему помочь. Так Бомберг оказался в совершенно другой вселенной. Сарджент ввел его в мир высшего общества, богатых меценатов, изысканной мебели и просторных светлых мастерских. При поддержке благотворителей Бомберг смог поступить в Школу изящных искусств Слейд и получить настоящее художественное образование. Казалось бы, впереди его ждала блестящая карьера, светские вечеринки и прекрасно оплачиваемые заказы на портреты светских дам. Но Бомберг не захотел идти по пути своего покровителя.

В художественной школе Слейд преподавали по классической системе: композиция, рисунок, эскизы с натуры. Но на дворе было начало ХХ века, такое искусство уже давно потеряло актуальность, в Париже вовсю развивался авангард. Мир искусства трещал под напором нового, и этот вихрь захватил молодого Бомберга. Говорят, что однажды он даже ударил палитрой одного из своих профессоров, который раскритиковал его слишком смелую картину. Работы Бомберга с каждым днем становились все более радикальными, его искусство начало тяготеть к модернизму. Но в Школе изящных искусств эти новшества посчитали слишком вызывающими и испугались его «плохого влияния» на других учеников. Бывшего студента бесцеремонно выставили за дверь.

Авангардист

1910-е были для Бомберга временем триумфа.  Освободившись от оков «классического вкуса», он начал активно работать в русле остромодных авангардных движений. Бомберг побывал в Париже и воочию увидел картины Матисса, Пикассо, Модильяни. После знакомства с парижским авангардом художник осмелел и начал пробовать свои силы в абстрактном искусстве. Для консервативной Британии это была настоящая революция.

В то время Дэвид Бомберг единственный раз в жизни решил попробовать связаться с художественной группировкой. Он сблизился с Ундхемом Льюисом, возглавлявшим движение вортицистов — локального британского варианта футуризма. Они, как и их итальянские коллеги, были без ума от эстетики большого города, новых технологий, научных открытий и современных механизмов. Картины Дэвида Бромберга вполне отражали такой взгляд на мир: абстракции, наполненный ритмом современной жизни и яркими сочными красками.

The Mud Bath. David Bomberg, 1914

Наиболее яркая его работа абстрактного периода — «Грязевая баня» 1914 года. На ней изображены полуабстрактные человеческие фигуры на фоне красного пятна, грязевой ванны. Впрочем, разобрать, что же происходит на картине, чрезвычайно сложно. Скорее это неистовая пляска форм и цветов, настоящее абстрактное произведение. Картина был написана под впечатлением от посещения общественных бань, расположенных в районе улицы Брик-Лейн, недалеко от дома Бомберга в восточном Лондоне. Местные евреи использовали их не только для гигиенических процедур, но и для религиозных ритуальных омовений. Поэтому изображенное Бомбергом неистовая пляска, возможно, является и древним сакральным ритуалом. В отличие от других произведений художника эту картину повесили за пределами галереи, прямо на улице. Прохожие с удивлением смотрели на мазню Бомберга, не понимая, что это. А проезжающие рядом лошади пугались удивительных форм нового искусства.

Крыши Иерусалима

Но скоро все рассыпалось — началась Первая Мировая. Война совершенно перевернула жизнь Бомберга. Он попал на фронт и своими глазами увидел человеческую мясорубку. На войне погиб его младший брат и два лучших друга. Бомберг был в таком отчаянье, что однажды попытался избавиться от ненавистной службы, выстрелив себе в ногу.

Когда война кончилась, совершенно опустошенный кровавой резней художник отправился домой. Бромберг больше не верил в радикальные абстракции, восхваляющие мир современных технологий и сверхзвуковых скоростей. После войны художник переживает страшный творческий кризис. Его тяжелые, трагические полотна не пользуются популярностью, и они с женой Элис еле сводят концы с концами.

дэвид бомберг
Jerusalem, Looking to Mount Scopus. David Bomberg, 1925

Отчаявшись найти какую-то работу в Лондоне, Дэвид Бромберг решает попытать счастье… в Палестине. В то время Палестина была подмандатной территорией Великобритании, и многие английские евреи-сионисты переезжали сюда в надежде построить еврейское государство. Среди приглашенных деятелей искусства оказался и Бомберг. Он прибыл в Иерусалим в 1923 году. Древний город и ближневосточная природа совершенно поразили художника.

Как говорил Бомберг, «я был лишь бедным мальчишкой из гетто, который никогда до этого не видел солнечного света». И этот солнечный свет ворвался в его полотна, совершенно преобразив их! В Иерусалиме Бомберг неожиданно возвращается к фигуративному искусству: его картины стали по-настоящему реалистическими. Он без конца рисовал городские пейзажи: чарующий жемчужный свет, отражающийся в белоснежных стенах иерусалимских домов, сияющие купола мечетей и красные крыши.

Еще одним любимым сюжетом Бомберга были интерьеры Армянской церкви. Он проводил целые дни в храме, делая зарисовки роскошных оформлений и христианских ритуалов. Неудивительно, что сионистам такое искусство пришлось не по душе: они ждали от Бомберга «еврейских сюжетов», а не христианских храмов. Лишившись финансовой поддержки от сионистов, художник был вынужден вернуться в Европу.  Впрочем, в Англии его палестинские зарисовки тоже не оценили — так Бомберг оказался за бортом «большого искусства».

Отверженный

Не найдя себе места в Лондоне, Дэвид переезжает в Испанию. Живописные виды Толедо и Рондо сменили выжженные солнцем пейзажи Иерусалима. Вдохновленный жившим в этих краях испанским художником Эль Греко, Бомберг начинает писать экстатические, до предела напряженные полотна. Краски становятся все насыщеннее и темнее, мазки все объемнее. Живописные вихри Бомберга отчетливо напоминают неистовые бури на поздних картинах Ван Гога.

На Ван Гога похожи были не только картины, но и трагический путь Бомберга. Испанские пейзажи художника подверглись резкой критике. Художественное сообщество молчаливо отвергало его искусство. Что бы ни делал Бомберг, реалистические пронзительные виды Иерусалима или напряженные до предела, полуабстрактные полотна из Толедо, все было впустую. Бомберга словно не существовало.

The Artist’s Wife and Baby. David Bomberg, 1937

В отчаянье Бомберг решил стать преподавателем. С 1939 по 1944 год он подал больше 300 заявок на должность учителя искусства в самые разные учебные заведения, но неизменно получал отказ. В конце концов ему удалось устроиться на полставки в Политехнический институт Бороу. Бомберг с энтузиазмом принялся за работу и вскоре его класс стал одним из самых влиятельных и значимых — и уж точно самым радикальным. Вокруг него сложилась целая группировка художников, а ученики Бомберга стали крупными британскими художниками.

Однако его инновационное видение искусства пришлось не по душе университетскому руководству, и Бомберга в очередной раз попросили на выход. Последние годы жизни художник провел в забвении: даже его ранние и довольно популярные абстрактные картины оказались вычеркнуты из истории искусства. До последних дней старик упорно продолжал рисовать, отказывая себе в пище.

19 августа 1957 года Бомберг умер. На следующий день в The Times напечатали некролог. А спустя десять лет после его смерти в крупнейшем британском музее Tate прошла ретроспектива живопись Бомберга.

Фото: WikiArt

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: