Актуально

Ирландский бэкстоп, всесильный Google и утеря чувства юмора. Неделя с Дмитрием Сошиным

Я скучал в зале ожидания Цюрихского аэропорта. Откуда-то доносились звуки волшебного живого сопрано: швейцарцы, шоколадные души, часто приглашают артистов скрасить жизнь странников. Под арию из «Тоски» в летаргическом состоянии я смотрел на телемониторы. Крутили новости на немецком. Почти треть сообщений — о Британии, все — о «Брекзите». Это напомнило: от своих проблем не скроешься даже в сонной Швейцарии.

Через все границы

В Берне и Цюрихе я провел три дня, и местные, когда слышали, что приехал из Лондона, сразу заводили разговоры о политике. Швейцарцам по большому счету все равно, с кем спал или спит Борис Джонсон, они не сильно озабочены вопросом, кого он щупал под столом и щупал ли вообще. Им скорее просто жаль обычных британцев: как этот человек оказался у власти в столь важный для страны момент? Мои собеседники еще не до конца осознали, что бывший мэр Лондона, застрявший на канатной дороге в смешной голубой каске, теперь премьер-министр, говорит от лица нации и принимает решения на сотни миллиардов фунтов.

Швейцарцев, кстати, раздражает не только Джонсон, но и другие деятели Вестминстера. Имея в лучшем случае размытые алкоголем воспоминания о горнолыжном отпуске в Альпах, они любят приводить Швейцарию в качестве примера того, как надо противостоять чертям из Евросоюза. Им как-то невдомек, что эта страна, в отличие от Острова, окружена не водой, а соседями-европейцами, отношения с которыми жители свободных кантонов выстраивали веками.

Швейцарцам впору пожалеть и жителей соседнего с Британией острова — после того как Борис Джонсон предложил свою альтернативу «ирландскому бэкстопу». Это система мер, исключающих сухопутную границу между северной Ирландией и Республикой Ирландия. План называется «Две границы на четыре года». Постараюсь расшифровать.

Джонсон мечтает создать на территории острова Ирландия особый таможенный режим. С одной стороны, северная Ирландия по окончанию переходного периода в январе 2021-го вместе со всем Соединенным Королевством покидает европейский таможенный союз. С другой стороны, на ее территории в течение 4-х лет продолжают действовать правила единого европейского рынка. Таким образом, северная Ирландия сохранит единую с ЕС регуляторную базу и свободу передвижения людей на всем острове до 2025 года. Вот и выходит, что вместо одной границы будет две. Между северной Ирландией и остальными регионами Британии — регуляторная граница, но не таможенная. А между двумя Ирландиями — наоборот.

Понимаю, что после такого туманного объяснения взрыв мозга неминуем, но объяснить проще, увы, не получается. А каково тем, кто там живет? Попробую на примере: английский эль, ввозимый через североирландский порт, должен будет проверяться на соответствие общеевропейским нормам. Так понятнее? Вот же порадуются английские пивовары!

Джонсон считает, что в 2025-м парламент северной Ирландии определит, сохранять такую систему или нет. Британский премьер наивно полагает (или делает вид), что через пять лет Дублин и Белфаст смогут полюбовно разрулить этот вопрос. И не понадобятся таможенные посты, и боевики ирландской республиканской армии не возьмутся за оружие.

Проект двух границ Джонсон огласил на партийном съезде консерваторов в Манчестере. Завершая речь, он выразился в том смысле, что теперь либо его план, либо «жесткий Брекзит». Газета Evening Standard ответила ему заголовком: жесткий или мягкий, решать не тебе, а Брюсселю. Хоть ты и сексуальный гигант, Борис, позу на этот раз выбирать не тебе.

А премьер-министр Ирландии сразу заявил, что идея о двух границах расходится с его представлениями о том, как остров Ирландия будет жить после «Брекзита». Иными словами, ирландцы не верят Джонсону. Не верят ему и в Брюсселе: Жан-Клод Юнкер настаивает, чтобы Даунинг-Стрит опубликовал весь документ, а не озвученную на съезде выжимку из семи страниц. Еще один скверный для Лондона знак: служба протокола британского правительства не смогла договориться о встречах с Меркель и Макроном. С их помощью Джонсон хотел продавить политиков в Дублине.

Судя по тому, как инициативу Джонсона встретили в парламенте, там ее тоже прокатят. Во время прений в палате общин режиссер телетрансляции показал самым крупным планом простого депутата Терезу Мей. В этот момент Мей слушала выступление своего преемника. На ее лице не было злорадства, оно выражало лишь грусть и понимание. Джонсону, обещавшему побег из европейского курятника в ночь на Хэллоуин, придется просить об отсрочке. Сегодня это подтвердила очередная утечка из аппарата Даунинг-Стрит.

Будет ли «Брекзит», когда и какой — сегодня это, похоже, только часть точной формулировки политического вопроса. Другая часть, гораздо более серьезная — кто де факто правит: правительство или парламент? И насколько все эти люди адекватны?

Депутаты по крайней мере дают гражданам на себе заработать. Известное полотно Бэнкси, где парламентарии изображены в виде шимпанзе, продано на торгах в Sotheby’s почти за 10 миллионов фунтов. Мне кажется, обезьяны договорились бы о «Брекзите» быстрее.

Миром правит искусственный интеллект

Бориса Джонсона тем временем заботят все более и более глобальные вещи. Стало известно, что он убежден, что миром правит искусственный интеллект, точнее — алгоритмы Google. Об этом британский премьер удивительно долго и, признаться, весьма занимательно рассказывал в своей речи на заседании Генассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Жаль, что выступить ему дали поздним вечером, когда все важные делегации уже свалили на ужин куда-нибудь на Манхеттен, а в зале остались дипломаты, которых на ужин никто не пригласил, или зарплаты не хватило на приличный ресторан. Или просто захотелось поглазеть на живого Джонсона. И он не подвел: остроумно шутил, театрально размахивал руками, а главное — искренне говорил о неспособности человека подчинить своей воле всесильные интернет-алгоритмы.

Тем более когда имеется личный горький опыт. Хочешь на досуге почитать о себе в сети что-нибудь хорошее, а вместо этого вылетает: Борис Джонсон потерпел очередное поражение в парламенте, Джонсон обманул, переспал, украл, обозвал, Джонсон — расист, ну и так далее. Неудивительно, что свое выступление гость из Альбиона закончил призывом дать отпор технологическим угрозам. Ну Google, берегись!

Что же будет с юмором и с нами?

Проблемы с интернетом возникли и у известного португальского футболиста, играющего за Manchester City. Бернарду Силва решил пошутить и написал в своем твиттере, что его одноклубник, чернокожий француз по имени Бенджамин Менди похож на забавного человечка, изображенного на упаковке популярных в Испании орешков в шоколаде. Для наглядности он снабдил свой твит фотографией.

Силва с детства играет в футбол с людьми самого разного цвета кожи, и ему а) не показалось сходство Менди с шоколадным человечком оскорбительным, б) не пришло в голову, что шутку над товарищем по команде расценят как проявление расизма.

Через несколько часов после публикации поста интернет вылил на Силву ушат, мягко говоря, критики. FIFA официально обвинила игрока в расизме и обязала извиниться перед Менди, который, кстати говоря, шутку понял и на своего товарища совершенно не обиделся. За футболиста заступился тренер Manchester City Пеп Гвардиола. Он посоветовал бдительным гражданам найти более полезное дело, чем травить игрока за несуществующие грехи. А что если человечек на упаковке был бы белым, и Сильва пошутил бы не над чернокожим Менди, а над рыжим голландцем Кевином Де Брейне? Тогда все в порядке? В сердцах Силва написал, что в этом мире стало невозможно шутить.

Эти мысли волнуют не только скорых на твиттер футболистов, но и голливудских режиссеров. Тодд Филлипс, снявший «Джокера» с Хоакином Фениксом, на днях признался, что перестал делать комедии из-за набирающего силу движения Woke. Речь идет о протестном движении афроамериканцев против проявлений расизма и ущемления их прав. Неудивительно, что после этих слов Филлипса тут же назвали расистом.

К чему я? С расизмом, конечно, надо бороться, расистов надо наказывать. Это абсолютно серьезно. Но наказывать (или предупреждать) надо и тех, кто использует борьбу с этим злом для сведения личных счетов или по дурости. А лучший выход — развивать чувство юмора, тогда никто ни на кого обижаться не будет.

Веселых выходных, и не бойтесь шутить!

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: