Интересно

Россия и Великобритания обменяются музыкальными резидентами

В рамках Года музыки Великобритании и России трое российских музыкантов отправляются в продолжительные «творческие командировки» в Великобританию, а трое британских — в Россию. ZIMA поговорила с куратором проекта музыкальных резиденций со стороны Отдела культуры и образования Посольства Великобритании в Москве Евгенией Герасимовой о том, зачем нужна эта программа, чего ждут от нее организаторы и как все будет устроено.

– В рамках программы каждый из российских музыкантов отправляется на четыре недели в одну из трех музыкальных резиденций в Великобританию, а каждый из британских — в аналогичные центры России. Зачем?

– Резиденции — это очень мощный инструмент для погружения музыканта из одной страны в культурный мир другой. Когда артист приезжает на два-три дня, его знакомство с культурой будет достаточно поверхностным. А резиденции — это протяженный по времени формат, это помощь с контактами, предоставление студии, помещений для работы. Творческие люди так устроены, что черпают вдохновение из новых впечатлений и знакомств, общения, просто смены обстановки. Все это часто дает толчок их развитию. Цель резиденций — как раз открыть для музыкантов новые возможности. Они погрузятся в культуру другой страны, посотрудничают с местными музыкантами и представителями локальной музыкальной сцены, в идеале смогут создать что-то новое или найти новых слушателей.

– Где именно будут устроены британские резиденции?

– Британские резиденции мы выбирали вместе с нашими коллегами из Британского Совета в Лондоне и PRS Foundation, которые знают всю инфраструктуру. Нам было важно, чтобы резиденции, во-первых, были расположены, в разных частях Британии, а во-вторых, были разные по жанрам. Все три британские резиденции очень интересные и творчески насыщенные.

Первая из британских резиденций, участвующих в программе, — мультидисциплинарный культурный центр Metal в Ливерпуле. Он находится на вокзале Edge Hill, это самый старый в мире действующий пассажирский вокзал. 10 лет назад Metal реконструировал его исторические помещения, которые пустовали, и теперь бывшие депо, котельная и бойлерная вокзала — это настоящий культурный и креативный хаб для художников, локальных сообществ, местных жителей.

Вторая резиденция — один из ведущих мировых музыкальных центров Snape Maltings, который вырос из Альдебургского фестиваля классической музыки, основанного Бенджамином Бриттеном в 1948 году. Центр находится в сельской местности, в Олдборо, на побережье Суффолка, — идеальное место для работы над творческими идеями и для создания нового проекта.

Третья резиденция — всемирно известный арт-центр Cryptic в Глазго, это «своя среда» для композиторов и продюсеров, которые увлечены экспериментальной и электронной музыкой, саунд-артом и мультимедиа-проектами, объединяющими музыку и визуальные искусства.

– А что скажете про российские резиденции?

– В России все несколько сложнее. Формат резиденций здесь пока не так популярен. Мы обратили внимание на ГЦСИ — они первыми несколько лет назад заговорили о резиденциях для художников и уже делали похожие проекты. Поэтому мы с нашими партнерами из Russian Music Export Initiative RUSH обратились в ГЦСИ, и там нас поддержали. Однако в отличие от британских резиденций у российских нет отработанной программы. И если российским музыкантам наши партнеры в Великобритании предоставляют просто готовый формат, то в России мы для каждого британского музыканта самостоятельно, что называется «ручками» вместе с RUSH будем готовить программу: договариваться на месте с музыкантами, составлять маршруты для поездок, чтобы они не только сидели в городах, но еще и ездили по регионам, по деревням, по каким-то маленьким городам.

Российских резиденций программы тоже будет три: в Нижнем Новгороде, в Екатеринбурге и в Калининграде. Первая посвящена русской народной музыке и фольклору и будет проходить в музейном комплексе в Арсенале на территории Нижегородского кремля. Резиденция в Екатеринбурге предназначена для исследований в области классической музыки, а в Калининграде — электронной, электроакустической музыки и саунд-арта.

– Как вы отбирали музыкантов-резидентов?

– Британский совет уже не первый раз проводит такие резиденции, раньше они уже проходили в Бразилии и Китае. И мы заимствовали принцип отбора, который был у Британского Совета до этого, — когда участники отбираются не через open call, а через работу с музыкальными экспертами.

В Британии и в России был создан пул экспертов, в который вошли известные музыкальные журналисты, промоутеры, владельцы площадок, организаторы музыкальных фестивалей, лейблы — порядка двухсот экспертов с каждой стороны, представляющих разные жанры и разные регионы. Мы просили каждого эксперта номинировать по одному человеку. Эти музыканты получили от нас приглашение подать заявку на участие в программе. А уже потом члены жюри каждой резиденции отсматривали эти заявки, интервьюировали номинантов и делали выбор.

Могу сказать по личному опыту: было дико интересно эти заявки читать и очень сложно выбирать. Поэтому главными факторами для выбора у нас в итоге стали желание музыканта изучать местный культурный контекст и работать с местными артистами. Ну и его готовность демонстрировать свои творческие наработки — то, что называется work in progress, — в рамках показательных выступлений. Все шестеро музыкантов, которых мы в итоге отобрали, к этому готовы.

– Кстати, о музыкантах, которые отправляются в резиденции: какие они?

– Я бы их всех назвала непростыми, не мейнстрим-музыкантами, не коммерческими в хорошем смысле этого слова. Это люди, у которых есть абсолютно четкое понимание того, чего они хотят, и они очень оберегают это свое видение. Они не будут прогибаться под желания тех же организаторов резиденций — и это очень подкупает и вызывает уважение. Они абсолютно не напыщенные, у них нет этого ужасного коммерческого эго, им искренне интересно что-то делать с другими людьми в другой стране. Вот правда: когда мы выбрали этих шестерых, мы испытали почти единогласное воодушевление от того, какие они.

Первой из России в Англию отправилась Анелия Автандилова, также известная как Gdeto, — продюсер, певица, писательница, выпускница Санкт-Петербургского госуниверситета и Bard College. Ее выпускную композицию для пластического этюда Sparrow Phase сравнивают с произведениями Стравинского и Шостаковича.  Месяц с 14 октября по 13 ноября она проведет в резиденции Metal.

13 января следующего года в резиденцию в Нижнем Новгороде поедет электронный продюсер Себастьян Гейсборо (Vessel). Его альбом Queen of Golden Dogs — удивительный опыт синтеза его глубокой и тонкой электронной музыки и экспериментальной классики.

Параллельно с ним в резиденции в Калининграде будет работать саунд-художница Кэти Хиндл, которая активно экспериментирует с генеративными произведениями, вдохновляясь природными моделями поведения и природными явлениями. До этого Кэти уже успела поработать почти везде — в Европе, Китае, Пакистане, Шри-Ланке, США, Канаде, Колумбии, Бразилии, Мексике, Австралии и Новой Зеландии.

С 29 января по 26 февраля участницей екатеринбургской резиденции станет лондонская виолончелистка и композитор Люси Рэйлтон. На ее счету — музыка к спектаклю Саши Милавич Дэвис для 200 исполнительниц в Complicité, музыка для инсталляции Филиппа Паррено Anywhen в галерее Tate Modern, а также для GRM Akousma Festival в Париже. Скоро на лейбле PAN выходит ее релиз, записанный совместно с британским инженером и изобретателем русского происхождения Петром Зиновьевым, основателем первой в мире компании по производству синтезаторов.  

В февраля в Snape Maltings отправляется московский композитор и пианист Игорь Яковенко, выпускник Московской консерватории и академии имени Маймонида. Он одинаково влюблен и в классику, и в джаз, и в авангардную музыку. И, вероятно, именно потому, что его манера исполнения основана на классической школе, даже его джазовые импровизации звучат как произведения Брамса и Мусоргского.

А завершит программу нижегородский фотограф и электронный музыкант Михаил Пиняев, который будет резидентом Cryptic с 24 февраля по 21 марта 2020 года. Михаил больше известен как Aeger Smoothie — так называется его экспериментальный аудиовизуальный проект, в рамках которого он создает произведения, использующие возможности современных мобильных устройств.

Участники программы музыкальных резиденций (слева направо, сверху вниз): Себастьян Гейсборо (Vessel), Люси Рэйлтон, Михаил Пиняев (Aeger Smoothie), Анелия Автандилова (Gdeto), Игорь Яковенко, Кэти Хиндл

 – Резиденты должны будут выдать какой-то конкретный результат?

– Мы не ставили обязательным условием создание конечного творческого продукта. Но если музыканты представят какой-то work in progress, это будет замечательно. Нам, конечно, хочется поделиться с публикой во всех шести городах их творчеством, показать, что происходило в рамках их резиденций.

– А вы сами как организаторы резиденций какого результата ждете?

– Для нас успехом, во-первых, будет, когда все шестеро вернутся после четырех недель домой счастливые и довольные и будут рассказывать, какая классная Россия или какая классная Великобритания. Во-вторых, будет очень приятно, если люди реально с кем-то из местных музыкантов подружатся. Не просто познакомятся, а вот именно что найдут основу для многолетней дружбы, из которой часто вырастают мощные творческие коллаборации, которая потом, через много лет, может вылиться в какую-то фантастическую историю. Ну а short term — да, мне было бы очень приятно, если бы помимо публичных выступлений work in progress в городах, мы еще продолжили с ними работать и, может быть, дошли до релиза. Если получится.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: