Гид по английскому образованию

Традиции: Оксфорд vs Кембридж

При всех своих различиях Оксфорд и Кембридж в массовом сознании воспринимаются как нераздельные близнецы: Ромул и Рем, Кастор и Поллукс, Хрюша и Степашка. Справедливости ради, Кембридж все-таки не брат, а сын Оксфорда: он был основан беглой оксфордской академической братией. И при ближайшем рассмотрении различий между двумя главными британскими университетами немало.

Большие числа: 1 200 000 000 vs 800 000 000

Вес Оксфорда в выдаче Google ощутимо больше Кембриджа. В полтора раза — не нокаут, конечно, но чистая победа по очкам. Но о чем это говорит? Только о том, что пиар Оксфорда лучше пиара Кембриджа. На протяжении сотен лет оксфорды вбили название своего университета и города в разнокалиберные источники, часто не имеющие отношения ни к образованию, ни к науке, столько раз, что Кембридж в этом отношении отстал почти безнадежно. Но если переформулировать запрос поуже, например, «Oxford science против Cambridge science», то результаты обоих топонимов будут равны. Примерно по 400 млн ссылок у каждого.

Большие люди: 27 премьер-министров vs 88 нобелевских лауреатов

Косвенно эта статистика как бы намекает на то, что высшая цель оксфордского выпускника — в служении обществу на политических скамьях, а выпускники Кембриджа сосредоточены на общественных нагрузках у химической реторты. Отчасти так и есть. Оксфорд воспитал значительный процент важных фигур мировой политики: от Маргарет Тэтчер до Билла Клинтона, от Джавахарлала Неру до Бориса Джонсона. Важным фактором здешнего обучения является тренировка дара убеждения, без которого политику никак. И дебаты в клубе «Оксфорд Юнион» считаются прямой дорогой в Вестминстер.
Оксфорд действительно закончили многие значительные люди (четверо из пяти последних британских премьер-министров, например), зато диплом Кембриджа был у двух самых значительных фигур человеческой истории последнего тысячелетия: Исаака Ньютона и Чарльза Дарвина, изменивших наши представления о мире, как никто другой до них. Ну и не стоит забывать, что в Кембридже учился Оливер Кромвель, цареубийца и отец современного мироустройства. Когда королева Британии приезжает с визитом в Кембридж, портрет Кромвеля в обеденной зале Тринити-колледжа занавешивают специальной шторкой. Впрочем, этот портрет не помешал наследнику престола принцу Чарльзу с успехом закончить Тринити. На вопрос, чем бы вы хотели заняться после университета, Чарльз тогда ответил: «Стать королем Европы». И, в общем, у него еще все впереди.

Стивен Хокинг
Стивен Хокинг отметился на стене почета обоих университетов. В Оксфорде он получил звание бакалавра, а в Кембридже — звание доктора наук. Фото: Cambridge University

«Зонтичные бренды»: Oxford Street vs Cambridge Analytica

Оба этих казуса — одна из самых знаменитых торговых улиц в мире и одна из самых скандальных компаний в истории мировой паутины — к университетам отношение имеют лишь опосредованное. Oxford Street просто ведет по направлению к Оксфорду, а в Cambridge Analytica пользуются алгоритмом, придуманным сотрудником Кембриджа Александром Коганом (он родился в Молдавии, но работал в Ленинградском университете, что, разумеется, не могло не навести желающих на «русский след»).
Cambridge Analitica связывают с манипуляциями общественным мнением через социальные сети во время последней президентской кампании в США и голосования по выходу из Евросоюза в Великобритании. Считается, что алгоритмы Когана и его польского коллеги из Кембриджа Михаила Косинского позволяют влиять на умонастроения и склонять к определенным действиям. Капитализация Facebook после обнародования этих фактов упала на 7%, а Марк Цукерберг вынужден был оправдываться в сенате.
То есть эта коллизия в очередной раз подчеркивает склонность всего кембриджского к тайне, в отличие от той же Oxford Street, где все на поверхности. Кстати, в сувенирных лавках на этой улице можно купить водолазки и майки с надписями London, Oxford и Hogwarts, но не Cambridge. Самая известная форма мужских ботинок тоже называется «оксфорды», а не «кембриджи».

Русский след: Оксимирон vs Владимир Набоков

В Оксфорде есть тьма русских почетных профессоров: от Тургенева до Чайковского, от генерала Платова до Корнея Чуковского. Но собственно оксфордский диплом — не такая уж распространенная штука в собственности русских знаменитостей. До недавнего времени самым известным русским выпускником Оксфорда был Феликс Юсупов, прославившийся на ниве модного декадентского гомосексуализма, убийства Распутина и посвященных обоим этим обстоятельствам отлично написанных мемуаров. С некоторых пор его место в русско-оксфордских святцах занял рэпер Оксимирон, получивший в Оксфорде диплом специалиста по древнеанглийской литературе.
Место главного русского выпускника Кембриджа давно и пока прочно занято Владимиром Набоковым, писавшим о своей alma mater со снобской прохладцей.

Эксцентрики: Льюис Кэрролл vs лорд Байрон

Один перевернул с ног на голову английский язык и повествовательную логику, фотографировал обнаженных девочек и написал «Алису в Стране Чудес», одну из самых известных книг в мире. Второй придумал романтического героя (и нашего Евгения Онегина, разумеется, тоже), стал им сам, погиб за свободу Греции, а когда учился в Тринити-колледже Кембриджа, держал вместо собаки бурого медведя. Потому что держать собак в колледже было запрещено.

Русские шпионы: кембриджская пятерка vs оксфордские некто

В начале 30-х годов XX века советский разведчик Арнольд Дейч завербовал в Кембридже пятерых студентов, симпатизировавших марксизму. Один из них потом станет советником короля Георга VI, отца нынешней королевы Елизаветы II, потом 20 лет будет хранителем Королевской картинной галереи. Еще двое займут видные посты в Министерстве иностранных дел. А самая большая удача Дейча, Ким Филби, станет куратором — сначала, во время войны, западно-европейской, а после войны — восточно-европейской — британских служб контрразведки MI6. Пятый участник кембриджской пятерки так и не будет разоблачен.
Благодаря Филби и его друзьям Сталин получал все самые свежие новости с западных фронтов, которыми с ним не собирался делиться Черчилль, и расшифровки донесений гитлеровских штабов (шифровальную машину вермахта Enigma хакнул выпускник Кембриджа Алан Тьюринг, которого называют отцом современной информатики). После войны Филби участвовал в передаче документов с разработками ядерного оружия и практически парализовал деятельность британской контрразведки в восточном блоке — благо сам он являлся ее непосредственным руководителем.
Эти кембриджские студенты были романтиками, они не брали за свои услуги денег, руководствуясь представлениями об уменьшении мирового зла через перераспределение силы. Кто знает, если бы не их труд, Черчилль и Трумэн, возможно, не отказали бы себе в удовольствии сбросить на Москву атомную бомбу по имени «Толстяк-2».
К началу 60-х все члены пятерки, кроме одного, про которого так никогда и не узнали наверняка, кто он, были разоблачены. И все избежали наказания. Трое, включая Филби, окончили свои дни в СССР, пользуясь генеральскими привилегиями и возможностью выписывать книги и сигареты из Лондона. Хранитель королевской картинной галереи сэр Энтони Блант был лишен рыцарского титула и уволен со своего поста, но избежал не только заключения (считается, что британское правительство не захотело таким образом втягивать в разбирательство королевскую семью), но даже академического преследования. Его книги о Пуссене и итальянском возрождении до сих пор классика учебной литературы.
А вот в Оксфорде ничего подобного не было. На волне разоблачений Филби и его друзей были попытки отыскать следы КГБ в Christ Church и других колледжах, но кроме сильно пьющего симпатизанта СССР по имени Скотт никого не обнаружили. Зато конец карьеры Филби был началом карьеры выпускника Оксфорда, известного под псевдонимом Джон ле Карре. Он был сотрудником MI6, и его имя вместе с бумагами Филби попало в распоряжение советских спецслужб. Британия лишилась агента, зато получила лучшего во второй половине XX века автора шпионских романов.

Кембридж
Выпускники Кембриджа готовятся получить свои дипломы. Фото: Cambridge University

Английский язык: слово года vs IELTS

Оба университета владеют собственными издательствами, за пять веков превратившимися в гигантские медиакорпорации. В первой библиотеке Оксфорда было всего 12 книг, сегодня ежегодно только Oxford Press штампует больше 10 000 наименований. Ненамного от старшего коллеги отстает в этом отношении Кембридж. Главным брендом оксфордского книгоиздательства уже 150 лет служит «Словарь английского языка», по тиражам соревнующийся с Евангелием.
Каждый год в Оксфорде специальная комиссия выбирает слово года (например, selfie или fake news), которое обходит потом буквально все СМИ мира, увеличивая цитируемость имени университета. Кембридж, как водится, занят менее популистскими проектами. Созданные здесь курсы по изучению английского языка, например IELTS, — универсальная форма для аттестации знаний во всем мире. Документы на визу для обучения в Оксфорде тоже надо подавать, получив кембриджский сертификат владения английским языком.

Английский детектив: «Индевор» vs «Преступления прошлого»

Оба города с их атмосферой средневековой тайны, запертыми дверями, академической круговой порукой и интригами — идеальная сцена для детектива. Считается, что само это понятие придумано в Оксфорде, и один из лучших образчиков такого рода литературы и кино как раз имеет своим местом действия Оксфорд. Это сериал BBC Endeavour по циклу романов Колина Декстера об недоучившемся в Оксфорде инспекторе Морсе.
Оксфорд в этой истории — арена бесконечных страстей, среди которых регулярные и даже массовые убийства вовсе не кажутся самыми зловещими. Интересно то, что автор этого цикла Колин Декстер закончил Кембридж.
Криминальный образ Кембриджа лучше других удался Кейт Аткинсон. Ее цикл новелл «Преступления прошлого» о детективе Джейсоне Броуди, копающемся в подсознании жителей Кембриджа и в своем собственном, — блистательный пример настоящего английского нуара. Как и книги об инспекторе Морсе, злоключения Броуди были экранизированы BBC.

Оксфорд
Оксфорд. Фото: shutterstock.com

Сити: кампус в городе vs город при кампусе

Обе университетские столицы имеют административный статус «сити», но характер жизни в них разный. Хотя по размерам они практически равны.
Кембридж — город, который плетется вслед за своим университетом, угождает ему и выполняет малейшую его прихоть. Фактически он выполняет роль обслуги при колледжах.
Оксфорд же живет так, будто он величина сам по себе, без знаменитого университета. И так было с момента основания. Жители города с самого начала терпеть не могли студентов, и однажды их неприязнь вылилась в то, что они просто забили несколько дюжин школяров дрекольем. После чего король обязал город платить мзду университету, что тот и делал в течение 500 лет, до середины XIX века. За 500 лет отношения нормализовались, но невидимая крепостная стена все-таки присутствует, придавая Оксфорду его живой и выпуклый характер.

Оксбридж

Оксфорд и Кембридж переплелись не только в головах у внешнего мира. В самой Британии для этой кровосмесительной связи в ходу слово Оксбридж, которое используют, когда хотят поговорить о чем-то квазиуниверситетском, объединяющем оба кампуса. Например, о гребле на лодках, старинной университетской забаве. Сотни лет студенты двух главных университетов выясняют, кто из них не перевернется в этом году на неспокойной в марте воде Темзы. Спортивного содержания в этом кубке ноль, однако его трансляцию ежегодно смотрят по всему миру 400 млн человек — больше, чем все соревнования профессиональных гребцов, вместе взятые.
В умении не только интересоваться самим, но и подпитывать интерес к себе и кроется в числе прочего слава двух столпов английского академизма.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: