Интересно

Назад к природе: почему все больше англичан отказываются стричь газоны

Журналист Маша Слоним рассказывает, как однажды невольно присоединилась к модному движению Wilding, втянулась (тем более что это оказалось совсем не сложно) и что из этого вышло.

Если смотреть из иллюминатора самолета на Британские острова, видишь красивое одеяло из аккуратных лоскутов разных цветов и оттенков. Зеленые пастбища и засеянные поля кое-где перемежаются небольшими лесами и перелесками. Лесных массивов немного, гораздо меньше, чем в любой европейской стране. Полей, сверху похожих на хорошо стриженые газоны, гораздо больше.

Если вдруг самолет окажется совсем низко, то, приглядевшись, а лучше — вооружившись биноклем, среди лоскутков можно найти и мой. Совсем маленький, но зеленый. Это небольшое пастбище, выпас, который принадлежит мне и примыкает к моему саду. Он, как и все такие пастбища в Англии, окружен живой изгородью — непролазным колючим кустарником, который регулярно подстригают и выравнивают. Как, впрочем, и траву. Согласно известному анекдоту о том, что газон надо стричь 200 лет, чтобы он выглядел, как настоящий английский газон. Мой газон, возможно, и стригли до меня 200 лет, но за те четыре года, что я здесь, я умудрилась превратить и газон, и сад, да и выпас, что рядом с садом, в нечто более дикое и естественное.

Вначале я старалась как-то поддерживать английские традиции, но площадь была слишком велика для меня, а садовники здесь стоят дорого. Потом и вовсе сломалась мощная бензиновая газонокосилка, которую я только-только научилась заводить, резко дергая за шнурок. В общем, все указывало на то, что самое время присоединиться у новому, ставшему в последнее время модным и популярным течению: вернуться самой, а главное — вернуть свой участок земли назад к природе. На такой небольшой территории, как моя, это сделать просто — достаточно не мешать крапиве, траве и всем растениям в саду естественно расти и разрастаться. Что они радостно и стали делать.

Если вдруг ваш самолет окажется низко над графством Сассекс, то, посмотрев в иллюминатор, вы увидите обширную, заросшую деревьями и кустами территорию. Это уже не аккуратные зеленые заплатки и лоскутки, это — дикая природа. Еще двадцать лет назад это были сельскохозяйственные угодья, которые веками возделывали предки Чарли Баррелла. Чарли и его жена Изабелла Три получили в наследство поместье Кнепп площадью в полторы тысячи гектаров и продолжили дело предков. Но к 2001 году они поняли, что интенсивное сельское хозяйство и химикаты настолько истощили почву, что предприятие стало убыточным. Собрав последний жалкий урожай в 2002-м, Чарли и Иззи решили вернуть поместье назад к природе. О том, как проходил этот процесс, Изабелла написала книгу “Wilding” («Назад к природе»), которая недавно вышла и стала бестселлером. В ней она описывает все фазы восстановления экосистемы в одном, отдельно взятом хозяйстве.

Тяжелее всего, рассказывает Изабелла, было уволить около 200 работников ферм. Трудно было и не вмешиваться в природные процессы: не хватать, например, новорожденного теленка, родившегося от свободно гуляющей коровы где-то в лесу, дать маме возможность самой с ним разобраться. Не бросаться на борьбу с сорняками. Поначалу территория стала зарастать чертополохом, да с такой силой, что начали жаловаться соседи. Однако на третий год на чертополох налетели бабочки, а на четвертый чертополох вообще исчез. На свободный выпас были выпущены коровы и быки техасского лонгхорна и много новых видов животных. Какие-то животные, насекомые и птицы за эти двадцать лет сами обнаружили новый оазис. В поместье Кнепп появились редкие виды бабочек, снова запели соловьи, которые в последнее время из-за интенсивного земледелия в Англии почти исчезли, прилетели давно забытые совы и соколы-сапсаны, стали ворковать редкие до того горлицы. Конечно, для превращения сельхозугодий в оазис дикой природы пришлось приложить усилия и потратить немало денег. Бывшие фермеры, а ныне экологи Иззи и Чарли снесли все внутренние заборы и изгороди и окружили территорию по периметру ограждением длиной в 60 миль, чтобы свободно пасущийся скот не разбежался. Деньги на возвращение к дикой природе поначалу предоставили разные экологические организации, а сейчас проект кормит себя сам. Летом, весной и осенью все желающие могут приехать на экскурсию. На рассвете можно послушать соловьев, а ночью — попытаться увидеть редких сов и других ночных птиц. А можно и пожить в палатке в диком лесу.

Кнепп — не единственный проект «назад к природе» в Великобритании. В 1991 году в Шотландии началось восстановление лесов, сейчас по всей Великобритании ежегодно высаживают миллионы новых деревьев, а шесть лет назад при участии Чарли Баррелл был запущен большой общебританский проект, цель которого — к 2030 году восстановить для начала естественные экологические процессы на 300 000 гектарах, то есть примерно на 1% площади Великобритании.

Я тоже постараюсь внести свой скромный вклад в это дело, не вмешиваясь в то, что происходит в моем небольшом хозяйстве. У меня, кстати, этим летом появилось много бабочек, хотя все вокруг жаловались, что в последнее время они стали исчезать. Да и крапивы в саду все больше и больше. Но и она ведь кому-то нужна.

Фото: knepp.co.uk, Shutterstock

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: